Воспоминания о Второй мировой войне будоражат сердца последних оставшихся в живых свидетелей того времени. Эксперты предостерегают о возвращении из прошлого травм, с которыми столкнулись «дети войны». В этих условиях персонал в домах престарелых зачастую оказывается беспомощным.

У Хорста Тимма (Horst Thimm) за спиной успешная карьера в правительственном аппарате ФРГ. Но с возрастом его все чаще стали охватывать перепады в настроении, чрезмерная тяга к порядку и напряженность. Когда он, в конце концов, переехал в дом престарелых, его стали атаковать мародеры и снайперы, голодавшие дети и тлеющие трупы – призраки из его детства.

«Дни отца» (S. Fischer, 2011). Книгу под таким названием написала журналистка Катя Тимм (Katja Thimm) о разговорах со своим отцом. Ей было 42 года, когда она впервые узнала незнакомую сторону отца - человека, который, будучи 13-летним мальчишкой, бежал из Восточной Пруссии на запад, чей отец погиб во время бомбежки. Он вырос наполовину сиротой; между руинами и черным рынком.

На протяжении долгих лет дочь не знала всю историю жизни отца, в том числе, и те шесть лет в каторжной тюрьме в ГДР, в которой он оказался из-за «разлагающей систему деятельности». До того момента, как все воспоминания буквально сами из него не вырвались.

«Вторая мировая бушует сейчас в домах престарелых», - к такому выводу приходит Катя Тимм в своей книге. Когда в 2014 году начнутся мероприятия, посвященные 75-й годовщине начала Второй мировой войны (и 100-й годовщине начала Первой мировой войны), ее свидетели, пожалуй, в последний раз столкнутся со своими детскими воспоминаниями. Газета Pro Alter, издающаяся попечительским советом Германской организации поддержки пожилых людей в Кельне, уже предостерегает о психологически тяжелых аспектах этих воспоминаний.

Читайте также: История и вина

60 процентов военных травм

Большинство из тех, кому сегодня от 70 до 85 лет, хранят в своих воспоминаниях картины войны, отмечают эксперты по работе с пожилыми людьми. С возрастом у многих из них воспоминания становятся все болезненнее. Некоторые даже сталкиваются с травмами из военного времени: ночи бомбардировок, изгнание, преследование, насилие и военные действия. В зависимости от возрастной категории, до 60 процентов людей пережили военные травмы, отмечает в своем исследовании психотерапевт Хайде Глесмер (Heide Glaesmer) из Университетской клиники Лейпцига.

На дорогах Германии в мае 1945


Психоаналитик Хартмут Радеболд (Hartmut Radebold) из Касселя полагает, что только в Германии около 2,5 миллионов детей военного времени выросли наполовину сиротами и до 200 000 детей - полными сиротами. Такова судьба детей, которым посчастливилось родиться в годы, когда они были слишком малы для участия в военных действиях.

Но это счастье кажется таковым лишь на первый взгляд. Радеболд отмечает, что не только прямое влияние войны, но и ее последствия значительно сказались на психике многих детей: долгое отсутствие отцов, разлука с матерями, насилие или ранения родственников.

«Сейчас опять все начнется»


После окончания войны в 1945 году на такие психологические аспекты особого внимания не обращали. Во время экономического подъема многим удалось запрятать эти симптомы глубоко в своей памяти и вести нормальную жизнь. Но в какой-то момент у многих вновь появляется страх того времени. Впервые такие явления отметил психосоматик Гереон Хойфт (Gereon Heuft) из Университетской клиники Мюнстера, когда в 1991 году началась первая Иракская война. «Тогда к нам приходило очень много пожилых людей с сильными психологическими проблемами», - отмечает Хойфт в газете Pro Alter. «Они боялись, что сейчас опять все начнется».

Также по теме: Из первых рук


Хойфт назвал это явление «феноменом реактивации травмы». Болезненные воспоминания могут также быть вызваны несчастными случаями, тяжелыми болезнями или, например, обезвреживанием бомбы в родном городе. Или это может случиться просто в силу возраста.

Профессор психологии из Мюнхена Михаэль Эрманн (Michael Ermann), автор исследования о психологических переживаниях детей военного времени, отмечает, что в преклонном возрасте мы внезапно вспоминаем о тех событиях из нашей жизни, которые остались далеко в прошлом. С другой стороны, преклонный возраст является той жизненной фазой, когда многие люди становятся одинокими; когда все, что долгие годы давало толчок, семья, профессия, постепенно уходит. Точно также уходит и ментальная защита человека. К такому выводу приходит профессор Эрманн.

Дома престарелых перегружены

Кроме врачей и родственников почувствовать это могут и сотрудники домов престарелых и больниц, которые сталкиваются с болезненными проявлениями своих подопечных, связанными с деменцией. «Дома престарелых зачастую абсолютно беспомощны и перегружены», - говорит Радеболд. В таких ситуациях помогать должны и специальные консультационные организации, хосписы, священники.

Эрманн также отметил некоторые признаки, которые наблюдаются у многих пожилых людей военного времени. Многие из них страдают «всплывающими навязчивыми воспоминаниями из военного времени, приступами страха, депрессией и психосоматическими расстройствами. Также часто встречаются конвульсии, тахикардия и хронические боли».

Практически у всех опрошенных «детей войны» наблюдаются симптомы, с которыми никто из них не обращается к врачу. Например, чувство глубокого опустошения. Или ощущение того, что они проживают не собственную жизнь, а наблюдают за чьей-то жизнью со стороны. Или чувство отчужденности, нарушения связей».

Катя Тимм попыталась понять, что переживает ее отец и сопроводить его в своем одиночестве и борьбе с призраками из прошлого. Она показала пример того, как можно помочь своим близким.