В некоторых индийских штатах из-за избирательных абортов на тысячу мальчиков рождается всего 816 девочек. Ситуация становится все хуже, и рассчитывать на перемены в будущем, к сожалению, не стоит.

Год назад случилось происшествие, которые индийцы сегодня называют «изнасилованием 16 декабря». 23-летняя девушка скончалась после группового изнасилования в ехавшем по улицам Нью-Дели автобусе. С тех пор местная и иностранная пресса, гражданское общество и государственные власти — все они обратили самое пристальное внимание на насилие, от которого страдают женщины в этой стране. В марте этого года в Индии был принят новый закон с более жестким наказанием за сексуальное насилие. Тем не менее, на какой-то спад в количестве таких преступлений рассчитывать вряд ли приходится. По той лишь простой причине, что в Индии мужчин становится все больше, чем женщин.  

По данным опубликованного в 2010 году отчета Программы развития ООН, Индии не хватает 43 миллионов женщин. По переписи 2011 года на 1000 индийцев приходится всего 940 индианок. Среди детей до шести лет этот разрыв еще больше: 914 девочек на 1000 мальчиков. Последние десятилетия он становился все глубже: 947 девочек на 1000 мальчиков в 1991 году, 927 в 2001 году и 914 сегодня. Эти цифры свидетельствуют об устойчивости тенденции, которая и так уже навлекла на себя сильнейшую критику: речь идет о ликвидации женщин еще до их рождения.

Как бы то ни было, эти общенациональные данные скрывают сильнейший разброс внутри страны. В некоторых штатах соотношение полов еще аномальнее. Так, в 2011 году в Харьяне на тысячу мужчин приходилось всего 861 женщина, тогда как среди детей до семи лет это соотношение достигало 830 к тысяче. Харьяна (северо-запад страны), Пенджаб и Дели входят в число штатов, где эта тенденция просматривается особенно остро. Кроме того, перепись 2011 года указала на ее распространение даже в штатах с более сбалансированной ситуацией, вроде Махараштры и Мадхья-Прадеш.

Раз женщин становится меньше, это в теории могло бы помочь им занять более видное место. Однако на самом деле ситуация влечет за собой лишь активизацию насилия. «Возникший недавно процесс маскулинизации общества приведет к сильнейшему дисбалансу в брачном секторе, — объясняет демограф Кристоф Гилмото (Christophe Guilmoto) в статье «За завесой миллиарда: индийская демография в начале века». — Избыточное число мужчин (признаки этого заметны же сейчас) может вынудить многих из них отложить брак, тогда как самые бедные, вероятно, вообще не смогут жениться. Все это может создать условия для расширения торговли женщинами и насилия против них, в связи с чем маловероятно, что их положение может как-то улучшиться».

В регионах, где нехватка женщин ощущается особенно остро, мужчины покупают жен из других штатов. Рассказывают даже о случаях браков между близкими родственниками. К тому же, нехватка женщин может повлечь за собой рост числа изнасилований. По статистике индийских властей, за последние 40 лет  количество таких преступлений увеличилось на 900%.

Как бы то ни было, к этим цифрам нужно отнестись с осторожностью, потому что в подавляющем большинстве случаев об изнасилованиях в Индии предпочитают не говорить, и рост показателей может быть связан с увеличением числа заявлений. Среди шести насильников 16 декабря женат был только один. Его супруга скончалась несколько лет назад. Все остальные были холостяками, хотя брак по-прежнему является нормой для индийского общества.

Опасность изнасилования должна была бы стать противовесом для демографического исчезновения женщин. Тем не менее, эта борьба, несмотря на всю ее сложность, пока еще не способна принести плоды. 

Причиной нынешней нехватки женщин и девочек становятся избирательные аборты. В Индии, как и в других азиатских странах, мальчикам отдается настолько сильное предпочтение, что женщины могут сделать аборт, когда узнают, что ждут девочку. Приход в страну УЗИ в 1979 году и последующая демократизация общества популяризировали эту практику избирательного подхода к рождению детей. Раз пол ребенка можно определить только во втором квартале беременности, такие аборты происходят уже на довольно поздней стадии развития плода.

«Избирательные аборты проводятся частными клиниками. Врачи выдают женщинам мизопростол, который те вводят себе во влагалище. Получить их несложно. Но это происходит уже не в клинике. Они делают аборты дома, в деревнях. Они принимают препараты, и это приводит к аборту», — объясняет акушер-гинеколог Нирмала Пунетха из окружной больницы Питхорагарха (штат Уттаракханд).

В этом округе по переписи 2011 года на тысячу мальчиков до семи лет приходилось всего 812 девочек. «К нам в больницу приходят женщины с осложнениями после аборта. Они появляются в самый критический момент и утверждают, что у них случился выкидыш. Но если женщина потеряла плод на пятом месяце при том, что в прошлом у нее не было выкидышей и уже есть две девочки, то у меня, разумеется, возникают подозрения. Хотя получить доказательства очень непросто».

В Индии девочка — обуза


По большей части семьи решают перейти на эти избирательные аборты после рождения нескольких девочек. По данным Кристофа Гилмото, среди первенцев соотношение составляет 107 мальчиков на 100 девочек (это практически нормальный показатель, потому что мальчиков появляется на свет больше, чем девочек, по вполне естественным причинам). 

Касательно второго ребенка в семье, речь идет уже о 110 к 100, а третьего — 114 к 100, говорится в его статье «Изменение соотношения полов в Азии» от 2009 года. «Дискриминация женского плода обычно свойственна тем, у кого в среднем больше девочек (именно поэтому они хотят самостоятельно решить, каким будет пол ребенка), — объясняет он. — Таким образом, они не ощущают себя виновными в половой дискриминации». Тем не менее, их действия влияют на естественное соотношение полов.

Устои тысячелетней культуры не поменять за десять лет. В Индии девочка — это обуза. Она обходится дорого. Ей нужно найти мужа и приданое. Эта практика была запрещена еще в 1961 году, однако сегодня она лишь еще больше усугубляется нормами общества потребления. По традиции, девушка уходит из семьи и живет с мужем, тогда как мальчик остается с родителями и помогает им. 

«Даже в самых образованных семьях вроде моей по-прежнему существует представление о том, что мальчик лучше девочки, — рассказывает Пуджа Авастхи из Oxfam. — Не то чтобы девочку отвергали, но ей все равно предпочли бы мальчика, улавливаете разницу? Без сына семья считается неполной. При этом мама добилась большего, чем все ее братья, и стала врачом. Но даже если у вас прямо перед глазами находится такой яркий пример женского успеха, это не отменяет предпочтительного отношения к мальчикам. Это глубоко засело в сознании людей. У моего брата есть две прекрасных дочери. Вторую просто невозможно не любить. Люди готовы на многое пойти, чтобы завести детей, и наша семья рада такой прекрасной девочке, но она все равно останется той, которая должна была бы родиться мальчиком».

Роль врачей


Таким образом, бороться с тенденцией исчезновения женщин очень непросто. Даже местные власти иногда говорят, что это их мало касается. По словам главного врача округа Питхорагарх (в нем проблема избирательных абортов стоит особенно остро) доктора Бишта, «в первую очередь ответственность лежит на женщинах. Происходящее у них в животе — только их дело». Другими словами, все пытаются переложить вину на других.   

Так кто же виноват? Женщины? Общество? Вот, что думает по этому поводу гинеколог Нирмала Пунехта:

«Я считаю, что главная ответственность лежит на врачах, которые раскрывают пол плода. Представьте себе, что женщина идет на УЗИ, чтобы узнать пол ребенка, но врач ей о нем не рассказывает. Кроме того, нельзя, чтобы он давал какие-то намеки, потому что иногда они действительно пытаются намекнуть, сославшись на какую-нибудь богиню… И все прекрасно понимают. Если затем женщина пойдет к другому врачу, а тот тоже не станет ей ничего сообщать, то она окажется в неизвестности и не будет делать аборт. Если врачи будут молчать, никаких избирательных абортов не будет. Наконец, определенную роль могли бы сыграть и образовательные программы среди женщин. Если они будут более образованными и независимыми, то смогут освободиться от влияния семей: женщины с огромным камнем на душе идут избавляться от ребенка, которого носили несколько месяцев. Как бы то ни было, на первых порах главную роль играют врачи». 

Однако врачи, для которых эта практика стала хорошим способом заработать деньги, не ощущают особой угрозы. Хотя аборты официально разрешены в Индии с 1972 года, удаление плода по причине его пола строжайше запрещено. Вообще, в законе от 1994 года медикам воспрещается говорить о поле ребенка. «У вас девочка» — за такой невинной, казалось бы, фразой могут последовать три года тюрьмы и 10 тысяч рупий (125 евро) штрафа.  

Тем не менее, первый тюремный приговор прозвучал целых десять лет спустя после вступления в силу закона, рассказывает Бенедикт Манье (Bénédicte Manier) в книге «Когда женщины исчезнут». По данным Министерства здравоохранения и семейного благополучия, в июне 2009 года в общей сложности разбиралось 606 исков на основании этого закона. Невысокие цифры, если сравнивать с общими масштабами явления.

В то же время, всего 21% исков были напрямую связаны с установлением пола. Большинство из них касались административных нарушений, вроде отсутствия регистрации клиники и аппаратуры. Доказать их гораздо проще, чем разглашение тайны пола плода. 

Нерадужное будущее


Даже когда власти хотят действовать, им бывает очень непросто заполучить доказательства. Ужесточение контроля в клиниках касается лишь единичных случаев и во многом зависит от позиции местных властей.

В Питхорагархе врача местной клиники, который рассказал пациентке о поле ребенка, отправили в тюрьму на полгода. Как бы то ни было, цифры по новорожденным говорят, что тенденция к избирательным абортам не ослабевает. После этого случая другие частные клиники просто стали осторожнее. «Уборщица рассказала мне, что сейчас врачи больше не хотят напрямую говорить о поле зародыша. Они передают эту информацию через посредников. Так они остаются в безопасности», — говорит феминистская активистка Рену Тхакур из Питхорагарха. И раз установить эти случаи становится сложнее, на мерах противодействия это тоже сказывается далеко не лучшим образом. 

Цены тоже пошли в гору, рассказывает отец двух мальчиков Бхакт Даршан Пандей:

«Сегодня чтобы узнать пол ребенка в Питхорагархе, нужно заплатить 20 тысяч рупий. После ужесточения контроля цены взлетели вверх. Такова цена риска. Тем не менее, люди готовы выложить 20 тысяч рупий сегодня, чтобы не платить два миллиона через 20 лет, когда будет нужно выдавать за муж дочь». Кроме того, всегда можно съездить в соседний округ, где контроль в клиниках не так суров: «Как мне известно, некоторые женщины ездят в соседний округ Чампават. Он находится от нас в 75 километрах, и там есть клиника, где проводят УЗИ и аборты».

Несколько недель назад Slate писал о дородовой диагностике с использованием ДНК. Через несколько недель такие анализы начнут впервые проводиться в Индии в одной из клиник в Мумбаи. Они позволят определить пол плода уже на седьмой-восьмой неделе беременности и только усилят пагубный союз традиций и технологий, который ведет к исчезновению миллионов индийских женщин.