Неожиданное решение Владимира Путина обратиться к своему парламенту с просьбой предоставить ему полномочия на ведение войны резко повысило ставки в украинском кризисе и подготовило Россию к полномасштабным боевым действиям. Оно также стало сигналом того, что Путин готов применить все имеющиеся в его распоряжении средства — многие из которых он уже применил в Крыму, чтобы оставить Украину в российской орбите. Если Путин выполнит свою угрозу вторгнуться на Украину, это также станет свидетельством того, что эпоха, начавшаяся после завершения холодной войны с так называемых бархатных революций 1989 года, уже закончилась. Ущерб отношениям между Россией и Западом будет огромным и продолжительным — гораздо более ощутимым, чем после российско-грузинской войны. 

То, как президент Барак Обама в настоящее время представляет позиции Запада в вопросе украинского кризиса, вероятнее всего, является самой серьезной проверкой его президентских качеств. Речь идет о кризисе, которого никто не ждал и в отношении которого западные страны не могли прийти к единому мнению с момента первой, бессмысленной попытки Евросоюза заставить Украину выбрать между Западом и Востоком. Мы уже давно слышим, как американские официальные лица постоянно говорят: «Европейцы берут инициативу на себя». Этому пора положить конец.

Россия с легкостью разгромила крохотную Грузию, и военная фаза того кризиса закончилась очень быстро. В военном отношении Украина представляет собой гораздо более серьезную проблему, поэтому кризис там, скорее всего, затянется надолго, и его исход будет гораздо менее предсказуемым. Разумеется, на Украине существует глубокий раскол, однако антироссийские настроения остаются достаточно сильными и, без сомнения, продолжают нарастать во многих областях страны. Силы украинского национализма сейчас набирают мощь на большей части территории Украины, чему способствует неуважение Москвы по отношению к украинскому суверенитету и ее попытки изобразить революцию на Майдане как триумф фашистов, что стало откровенным оскорблением для нации, сильно пострадавшей во время Второй мировой войны.

Мы также не должны забывать о том, что даже на востоке и юге Украины, где проживает огромное количество этнических русских, военная оккупация тоже может вызвать определенные трудности. Многие местные жители, вне всяких сомнений, не хотят становиться 90-м регионом России. На западе Украины, где после окончания Второй мировой войны Советская армия долгое время воевала против украинских националистов, вооруженное сопротивление, несомненно, окажется мощным. За время революции было захвачено множество армейских оружейных складов, поэтому сейчас в руках украинцев находится гораздо больше оружия, чем в любое другое время с 1991 года. А руководство главных инструментов сдерживания — армии, министерства внутренних дел, разведывательных служб — сейчас находится в руках политических лидеров с довольно внушительным националистическим послужным списком.

Любое вторжение — а оно обязательно случится — в страну с численностью населения в 46 миллионов человек, расположенную в самом сердце Европы и делящую границы с союзниками НАТО, такими как Польша, Венгрия, Словакия и Румыния, станет серьезной угрозой безопасности США и других ключевых европейских держав. Даже в отсутствии дальнейших действий со стороны России союзникам, таким как страны Балтии, потребуются гарантии США. Литва уже обратилась с просьбой провести консультации, предусмотренные Статьей IV Североатлантического договора, в ответ на очевидную угрозу ее безопасности. Вероятнее всего, эти страны потребуют предоставить им определенные гарантии — в частности, разместить войска США или НАТО и военное оборудование на их территориях, как это сделала Турция в 2012 году, когда Сирия сбила турецкий самолет. Им также потребуется помощь в укреплении их восточных границ и подготовке к возможному притоку украинских беженцев. Таким образом, мы должны быть готовы к кибер-атакам, ложным тревогам и атмосфере напряженности, характерным для худших дней холодной войны. 

Постреволюционная Украина находится в ужасающем состоянии. Ее экономика подорвана. Правительственные институты полностью развалились после ухода правительства Януковича. Между тем, коррупция и преступность, две главные беды Украины, остались на месте. Благодаря неожиданным действиям России в Крыму, теперь Западу придется снова собирать Шалтая-Болтая самостоятельно. Для этого нужно, чтобы президент назначил специального уполномоченного, в обязанности которого будет входить координация украинской политики во всей ее сложности. Заместитель госсекретаря Уильям Бернс (William Burns), один из самых блестящих американских дипломатов и знаток России, является наиболее подходящим кандидатом на эту должность. 

Ущерб, который будет нанесен отношениям между Россией и Западом, обещает быть мощным и продолжительным. И первой жертвой, скорее всего, станет Большая восьмерка, поскольку западные страны захотят вернуться к первоначальной семерке, исключив из нее Путина. Работа других важнейших механизмов поддержания мирового порядка — Совбез ООН, дипломатические попытки в Сирии, переговоры по иранской ядерной программе, шестисторонние переговоры по Северной Корее и так далее — также погрузится в атмосферу враждебности и неэффективности. Некоторые из них могут вообще прекратить свое существование. За этим, вероятнее всего, последуют призывы Конгресса ввести санкции против России, и Белому дому будет крайне сложно противостоять им, независимо от того, насколько он будет заинтересован в сохранении нынешнего уровня сотрудничества с Россией по вопросам Ирана, Сирии и Афганистана. Таким образом, сегодня Запад и Россия оказались в совершенно незнакомых им водах. 

 

Юджин Румер — старший научный сотрудник и директор Российско-евразийской программы Фонда Карнеги за международный мир. 

Эндрю Вайсс — вице-президент Фонда Карнеги по исследовательской работе, работал в аппарате Совета национальной безопасности в период администрации Клинтона.