8 марта - это, разумеется, День женщин. Или Международный женский день. Или Международный день прав женщин. В это время всегда нужно быть готовыми к еще больше чем обычно сексистским ремаркам: 

- Подожди, я подержу дверь. Сегодня же Женский день!


- …???!!!

Это не говоря уже о правительственных обещаниях и целом ворохе самых разных требований, перемежающихся вопросами «а когда же мужской день?» и «а чьи тогда оставшиеся 364 дня?» Но почему все происходит 8 марта? А не, например, 22 июля? Декабрь, наверное, лучше не трогать, потому что от засилья штампов во время праздников и так уже идет кругом голова. Франсуаза Пик (Françoise Picq), социолог и эксперт по феминистским движениям, рассказывает нам о довольно туманных корнях этого праздника. 


Женский день зародился из «явно антифеминистского собрания», утверждает она. Дело в том, что в 1910 году феминизм по мнению многих был неразрывно связан с буржуазией.

Когда на второй Международной конференции женщин-социалисток в Копенгагене Клара Цеткин предложила создать Международный женский день, перед ней стояло сразу две задачи. Она стремилась сделать так, чтобы руководство социалистов подхватило требования женщин (право голоса, равная зарплата…), и в то же время хотела ослабить влияние буржуазных феминисток на женщин из рабочей среды.  

«Социалисткам было запрещено вести борьбу совместно с буржуазными феминистками, - объясняет Франсуаза Пик. - Традиция Международного женского дня была изначально выбором лишь одной группы, в рамках которого феминизм и социализм исключали друг друга».

Вот как все начиналось…

Начало революции 1917 года

После принятия решения социалистические организации начали отмечать этот праздник в разные дни года в зависимости от страны. В Германии, Австрии и Дании демонстрации прошли 19 марта 1911 года. В России Женский день сначала отпраздновали 3 марта 1913 года, а затем 8 марта 1914 года. Выбор дат был совершенно произвольным, никакого официального решения тут так и не прозвучало. 

8 марта 1917 года в России вновь отметили Женский день. Бастующие рабочие и простые женщины вышли на улицы Петрограда. Толпа разрасталась, к ней присоединились мужчины… Таким было начало февральской революции, которая зародилась именно 8 марта из-за расхождений между грегорианским и юлианским календарями.

В 1921 году Советский Союз официально утвердил 8 марта Женским днем в память о той женской демонстрации 1917 года, которая ни много ни мало положила начало революции в России. 
Постепенно этому примеру последовали страны Восточной Европы, Китай, Вьетнам и Куба. 8 марта стал коммунистическим праздником.

Но потом, в 1955 году в прессе появилось объяснение корней этого дня 8 марта. 8 марта 1857 года началась забастовка работавших на текстильной фабрике в Нью-Йорке женщин. За всеми демонстрациями женщин в XIX и начале ХХ века неизменно следовали жесткие репрессии. Но никаких следов похожих событий 8 марта 1857 года не осталось. Кроме того, тот день пришелся на воскресенье, которое не слишком подходит для стачки…

Миф о нью-йоркской забастовке 1857 года

Получается, американцы пытались перетянуть на себя Женский день, который до того момента был на 100% коммунистическим праздником? В условиях холодной войны такое объяснение может показаться весьма притягательным. Но миф о нью-йоркских рабочих появился на страницах L'Humanité, которая, насколько нам известно, не была продавшейся Америке газетой… Кроме того, материал вышел из-под пера таких убежденных коммунисток как Ивонн Дюмон (Yvonne Dumont), Клодин Шома (Claudine Chomat), Мадлен Колен (Madeleine Colin).  

Легенда об американском происхождении этого праздника существовала более 20 лет, и никто даже не пытался проверить ее историческую достоверность. Сцена действительно была прекрасной и героической: американские швеи выходят на демонстрацию посреди Нью-Йорка. Они скандируют лозунги о равенстве зарплат и сокращении рабочего времени. Их кулаки подняты вверх, а волосы развеваются на ветру. Все завершается появлением полиции и жестоким разгоном женской демонстрации. 


«Существовало несколько вариантов декораций (весеннее солнце или холодный зимний ветер) и действующих лиц (работницы текстильной фабрики или швеи), тогда как упор делался на борьбе с репрессиями, клятве собираться каждый год или ужасном несчастном случае на производстве, - рассказывает Франсуаза Пик. - Тем не менее, все сходились на месте и времени (8 марта 1857 года) и политическом смысле этого события».

Во всяком случае, это куда сильнее будоражило воображение, чем какая-то непонятная конференция женщин-социалисток на фоне съезда Второго интернационала.

Тем не менее, в 1977 году Франсуаза Пик с четырьмя коллегами решили пролить свет на происхождение 8 марта для феминистского журнала Histoires d'Elles. К тому моменту эта легенда о нью-йоркской забастовке прочно засела в сознании:

«Все газеты рассказывали одну и ту же историю, копировали друг друга».

Тем не менее, результаты их работы заставили позеленеть от зависти любого уважающего себя историка:

«Добравшись до истоков, мы обнаружили, что там ничего нет! Ничего совершенно не складывалось».

Не было никаких указаний на какие-либо происшествия на нью-йоркских улицах 8 марта 1857 года.

Почему L'Humanité создала этот миф?

Тогда ученые нашли первое упоминание об этом мифе в статье L'Humanité 1955 года. И задались вопросом: «Зачем нужно было в самый разгар холодной войны пытаться найти для Женского дня более давние и произвольные корни, чем решение женщин из партии? С чем связано это стремление отвязать Женский день от советской истории?» Действительно, зачем…

В конечном итоге Франсуаза Пик пришла к выводу о существовании внутренней напряженности в коммунистическом движении, разногласий между Всеобщей конфедерацией труда (CGT) и Союзом французских женщин (UFF): «Мадлен Колен хотела вновь сделать 8 марта частью рабочей борьбы. А UFF превратил его в что-то вроде праздника матерей, как в СССР». На Востоке 8 марта едва ли можно было охарактеризовать как день борьбы.   

«Женщинам разрешали на два часа раньше уйти с работы, и они могли зайти в парикмахерскую», - рассказывает Франсуаза Пик.


Речь шла о том, чтобы «противопоставить борьбу трудящихся коммунистическому празднику женщин». Даже если для этого приходится привязать рабочую борьбу к Америке?

«События, которые могли послужить основой для этого мифа, и окружавшие его появление противоречия до сих пор сокрыты завесой тайны, - признает Франсуаза Пик. - Тем не менее, нельзя не отметить скорость его распространения. Все выглядит так, словно он стал ответом на некое несформулированное ожидание».

С распространением мифа Женский день стал международным. Американские феминистки оценили его предполагаемые нью-йоркские корни и привезли праздник в США. В 1970-х годах его взяли на вооружение все феминистские движения.

В 1977 году ООН выступила с инициативой посвятить день правам женщин и миру во всем мире.

В 1982 году министр по правам женщин Иветт Руди (Yvette Roudy) официально ввела Женский день во Франции.

«Мы хотели объяснить Иветт Руди, что все это - неподтвержденный миф, - вспоминает Франсуаза Пик. - Тем не менее, эта легенда прекрасно подходила министру: она прославляла борьбу женщин в классовой борьбе».

Миф о 8 марта 1857 года постепенно забыли, хотя у него и осталось несколько очагов сопротивления, например, в той же L'Humanité. «Эту дату уже давно заездили в прессе, но она все равно позволяет отследить развитие ключевых вопросов в тот или иной момент», - делает вывод Франсуаза Пик, подчеркивая важность такого праздника для борьбы за права женщин.