На прошлой неделе вице-президент Байден отправился в Варшаву, чтобы заверить восточных членов НАТО в том, что они могут рассчитывать на поддержку «надежного союзника». Но если Россия решит выступить против Польши или стран Балтии, захотят ли США ввязываться в войну с ней? Или же мы откажемся от активных действий и, таким образом, окончательно разрушим НАТО?

Президент Обама исключил «военный сценарий» на Украине. Америка не обязана предпринимать какие-либо действия против России в связи с аннексией Крыма. Мы также не станем воевать с Россией, если она начнет масштабное наступление с целью восстановить промосковское правительство Виктора Януковича, который теперь стал объектом санкций США. Мы даже не сможем направить туда своих солдат, если Россия разделит Украину на части или решить поглотить ее. Американцы не заинтересованы в начале подобного конфликта, и у нас нет на это средств.

Однако с союзниками НАТО ситуация обстоит несколько иначе. Североатлантический альянс представляет собой договор о взаимной военной помощи, и Статья 5 этого договора гласит, что вооруженное нападение на одного из его членов «будет расценено как нападение на всех его членов». Это довольно четкая красная линия. Союзники обратились к этой статье всего один раз, после терактов 11 сентября 2001 года, когда большинство членов НАТО отправили своих солдат для поддержки миссий в Афганистане и Ираке.

Может ли нынешний кризис разрастись настолько, чтобы затронуть НАТО? Нынешнюю ситуацию на Украине неоднократно сравнивали с аншлюсом Австрии 1938 года и с последующим разделом Чехословакии. Хиллари Клинтон сравнила российского президента Владимира Путина с Адольфом Гитлером, что приводит нас к выводу о сходстве между президентом Обамой и британским премьер-министром Невиллом Чемберленом (Neville Chamberlain), которому не удалось сохранить мир в Европе.

Можно попробовать развить эту аналогию еще дальше. Вторая мировая война началась с того, что Варшава отказалась подчиниться требованиям Берлина передать ему Польский коридор, небольшую полоску земли, которая разделяла немецкую провинцию Поменария и Восточную Пруссию. На этот отказ Гитлер ответил вторжением в Польшу и разделил ее территорию с Советским Союзом. Британия и Франция были связаны обещанием защищать независимость Польши, и спустя два дня после вторжения Германии в Польшу они объявили Гитлеру войну. В своем военном послании Чемберлен объяснил, что с учетом действий Гитлера «не стоит ожидать, что этот человек когда-нибудь откажется от своей привычки применять силу для достижения своих целей. Его можно остановить только силой».

Трудно сказать, относится ли это описание к Путину, как предположила г-жа Клинтон, или нет. Но, если в ближайшем будущем возникнут сходные обстоятельства, выполнят ли США свои обещания по гарантии безопасности, данные ими Польше и странам Балтии в тот момент, когда российская угроза была всего лишь теорией?

В четверг г-н Байден встретился с эстонским президентом Тоомасом Ильвесом (Toomas Ilves), чтобы «подтвердить нашу общую приверженность коллективной самообороне, Статье 5». Он хотел «абсолютно ясно дать понять, что она значит для эстонского народа» и что «президент Обама и я рассматриваем Статью 5 договора НАТО как абсолютно серьезное обязательство, которое мы выполним — мы его выполним». Вскоре после этого заявления Москва «выразила опасения» в связи с положением этнических русских в Эстонии. Г-н Путин назвал свои действия в Крыму попыткой «восстановить единство» российского народа. Этнические русские составляют 25% населения Эстонии, тогда как на Украине этнических русских всего 17%, и они населяют северные и восточные области страны. Предположим, что в Эстонии «неожиданно» вспыхнут антироссийские волнения. Что сделают США, если Москва решит вспомнить о своем «обязательстве по защите» этих людей и по возвращению их на родину? Пойдет ли президент Обама на военный конфликт с Россией ради небольшого, изолированного куска территории крохотной далекой страны? Станет ли эта территория аналогом Польского коридора? Это чрезвычайно  маловероятно.

Разве договор не обязывает нас вмешаться? Г-н Байден упомянул «абсолютно серьезное обязательство, которое мы выполним». Это было так важно, что он повторил вторую часть этой фразы дважды. Однако в Статье 5 говорится, что члены НАТО обязуются оказывать помощь государству, на которое было совершено нападение, «посредством действий, которые они сочтут необходимыми, в том числе посредством применения военной силы». Любой юрист Белого дома сможет увидеть в этой формулировке удобную лазейку: президент Обама может просто заявить, что в применении военной силы со стороны США нет никакой необходимости. Он может сделать шаг назад от красной линии, как он сделал это в случае с Сирией. За этим последуют решительные высказывания и минимальные санкции, а затем Эстония потеряет часть или даже все свои территории. В практическом смысле это будет означать конец НАТО, который является одной из главных долгосрочных стратегических задач Москвы. Шахматная партия г-на Путина не закончится в Крыму.