Журналист Сеймур Херш обнаружил информацию о причастности турецкой разведки прошлым летом к зариновой атаке вблизи Дамаска, едва не подтолкнувшей президента Обаму к войне по свержению правительства Сирии, которая открыла бы путь к победе «Аль-Каиды».

В августе прошлого года администрация Обамы была на грани вторжения в Сирию после обвинения правительства президента Сирии Башара Асада в газовой атаке в районе Дамаска с применением зарина. Однако, новые доказательства, – по данным журналиста Сеймура Херша – свидетельствуют о том, что в деле были замешаны турецкая разведка и сирийские повстанцы-экстремисты.

Значимость последнего доклада Херша велика. Во-первых, он показывает, как ястребы и неоконсерваторы из официального Вашингтона почти вынудили Соединенные Штаты ввязаться в очередную ближневосточную войну под надуманными предлогами. А во-вторых, публикация этой истории в «Лондонском книжном обозрении» показывает, насколько враждебным остается подавляющее большинство американских СМИ по отношению к информации, которая не стыкуется с их устоявшимися неоконсервативными стереотипами.

Другими словами, похоже, что официальный Вашингтон и его мейнстримовская пресса вынесли некоторые уроки из ужасной войны в Ираке, которая началась в 2003 году с ложного утверждения, будто иракский диктатор Саддам Хусейн планировал поделиться запасами оружия массового поражения с «Аль-Каидой». На самом деле никакого ОМП не было, как не было и связи между Хусейном и «Аль-Каидой».

Десятилетие спустя, в августе и сентябре 2013 года началась новая военная истерия из-за якобы пересечения Асадом «красной линии», обозначенной президентом Бараком Обамой против применения химического оружия. И всего несколько интернет-сайтов, включая наш Consortiumnews.com, позволили себе поставить вопрос о необоснованности обвинений администрации США в том, что химическую атаку 21 августа провели сирийские власти.

Не только правительство США провалилось в попытке предъявить хоть какое-нибудь доказательство в поддержку своих утверждений. Широко разрекламированный «векторный анализ» организации Human Rights Watch и газеты «Нью-Йорк Таймс», в котором якобы прослеживались обратные траектории полета двух ракет к сирийской военной базе, к северо-западу от Дамаска, рухнул, когда стало ясно, что только одна ракета несла зарин, а дальность её полета была менее трети расстояния между армейской базой и точкой попадания. Это означало, что ракеты, несущие зарин, были запущены на территории повстанцев.

Были и другие причины сомневаться в правильности формального повода к началу военных действий со стороны администрации Обамы. Например, абсурдность предположения о том, что Асад отдал приказ применить химическое оружие неподалеку от Дамаска в то время, когда инспекторы ООН устраивались в местной гостинице и планировали расследовать недавнюю аналогичную атаку, в которой сирийское правительство обвиняло повстанцев.

Ситуация в Сирии


Читайте также: Возможно ли политическое урегулирование в Сирии?

Асад должен был понимать, что химическая атака отвлекла бы от цели инспекторов (как это и случилось) и заставила бы президента Обаму объявить о пересечении «красной линии» и, возможно, спровоцировала бы массовый ответный удар США (как это чуть было и не случилось).

Планы войны

Херш рассказывает в статье о масштабности планировавшихся воздушных бомбардировках США с целью разрушить военный потенциал Асада, что, в свою очередь, могло расчистить путь к победе сирийских повстанцев, которым никак не удавались военные успехи.

Херш пишет: «Под давлением Белого дома план нападения США превратился в «чудовищный удар»: две эскадрильи бомбардировщиков B-52 были переброшены на авиабазу неподалеку от Сирии, а также была развернута группировка подводных лодок и кораблей, оснащенных ракетами «Томагавк».

«Каждый день список целей становился длиннее», – рассказывал бывший сотрудник разведки. «Люди, планирующие операции в Пентагоне, сказали, что мы не можем использовать только «Томагавки» для нанесения удара по сирийским ракетным комплексам, потому что головные части их ракет находятся достаточно глубоко под землей, поэтому предполагалось использовать две эскадрильи B-52 с двумя тысячами фунтов бомб. Затем мы должны были иметь в резерве поисково-спасательные команды на случай возвращения сбитых пилотов и беспилотные летательные аппараты для отбора целей. Операция была огромной».

«Новый список целей был предназначен для «полного уничтожения любых военных возможностей Асада», – говорил бывший сотрудник разведки. Основными целями являлись линии электропередач, нефте- и в газохранилища, все известные склады оружия и служб тыла, все известные объекты командования и контроля, а также все известные здания разведки».

Согласно Хершу, военные планы администрации США были расстроены аналитиками американских и британских разведывательных служб, которые обнаружили свидетельства того, что зарин, скорее всего, не был использован правительством президента Башара Асада, и обнаруженными данными о том, что турецкие спецслужбы, возможно, сотрудничали с радикальными повстанцами для применения зарина в «операции под чужим флагом».

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган был на стороне сирийской оппозиции с начала гражданского конфликта и обеспечивал жизненно важную линию снабжения для «Фронта ан-Нусра» – вооруженной группировки суннитских экстремистов, связанных с «Аль-Каидой», являющейся доминирующей силой в среде повстанцев. К 2012 году, однако, междоусобные конфликты между повстанческими группировками привели к тому, что вооруженные силы Асада стали брать верх.

Роль исламских радикалов и страх, что совершенное американское оружие может попасть в руки террористов «Аль-Каиды», беспокоило президента Обаму, и он отказался от скрытой поддержки повстанцев со стороны США. Это разочаровало Эрдогана, который уговаривал Обаму расширить участие США на стороне сирийской оппозиции, – согласно информации в отчете Херша.

Также по теме: Кто выиграет от уничтожения химического оружия в Сирии?

Херш пишет: «К концу 2012 года все службы американской разведки считали, что повстанцы проигрывают войну. «Эрдоган кипятился, – говорил бывший сотрудник разведки, – и чувствовал себя в подвешенном состоянии. Это были его деньги и прекращение участия [США] было воспринято им как предательство».

Сирийско-ливанская граница и жизнь в Латакии


«Красная линия» беспокоит

Понимая политическую чувствительность Обамы в связи с его публичным обещанием не позволить Асаду пересечь «красную линию», турецкое правительство и сирийские повстанцы рассматривали химическое оружие как способ вынудить президента исполнить это обещание, – сообщил Херш и написал далее: «Весной 2013 года американская разведка узнала, что турецкое правительство – через подразделения своего национального разведывательного управления (Milli Istihbarat Teskilati – MIT) и жандармерии – работало непосредственно с «ан-Нусрой» и ее союзниками для разработки химического оружия.

«МIТ развивало политические связи с повстанцами, а жандармерия занималась военной логистикой, консультациями и обучением на местах, включая обучение боевым действиям с применением химического оружия», – рассказал бывший сотрудник разведки. «Активизацию роли Турции весной 2013 следует рассматривать как ключ к её проблемам в сложившейся ситуации. Эрдоган знал, что, если он прекратит свою поддержку исламистам, все будет кончено. Саудовская Аравия не могла оказать помощь в войне из-за проблем с логистикой – мешали расстояния и трудность перемещения оружия и припасов. Эрдоган надеялся спровоцировать событие, которое могло бы вынудить США пересечь красную линию. Но Обама не отреагировал на небольшие атаки с применением химического оружия в марте и апреле».

Спор между Эрдоганом и Обамой перешел в решающую стадию на встрече в Белом доме 16 мая 2013 года, когда Эрдоган безуспешно пытался добиться более широкой военной помощи повстанцам со стороны США, – сообщил Херш.


Три месяца спустя, в ранние часы 21 августа таинственная ракета доставила смертельный заряд зарина в восточный пригород Дамаска. Администрация Обамы и большая часть американской прессы сразу же сошлись во мнении, что именно сирийское правительство совершило атаку, которая – по утверждению правительства США – принесла гибель по меньшей мере «1 429» людям, хотя по свидетельству врачей и других свидетелей происшествия, количество жертв было гораздо меньше.

При этом СМИ подняли такую панику, что любой ставивший под сомнение доводы правительства США, прямо обвинялся ими как «сторонник Асада». Но мы, несколько скептиков, продолжали указывать на отсутствие доказательств в пользу необходимости срочных военных действий. Обама также столкнулся с политическим сопротивлением как в британском парламенте, так и в конгрессе США, однако «ястребы» в госдепартаменте США нетерпеливо желали новой войны.

Государственный секретарь Джон Керри выступил с воинственной речью 30 августа на фоне ожиданий того, что американские бомбы начнут падать на Сирию уже в ближайшие дни. Но Обама колебался, сначала передав вопрос о войне на рассмотрение конгресса, а позже приняв компромисс при посредничестве президента России Владимира Путина, обязывающий Асада отказаться от своего химического оружия даже при том, что он отрицал свою причастность к атаке 21 августа.

Читайте также: Западу нельзя отказываться от ударов по Сирии

Обама пошел на сделку, но продолжал публично утверждать, что Асад виновен, и поносить тех, кто думал иначе. В официальном обращении к Генеральной Ассамблее ООН 24 сентябре 2013 года Обама заявил, что «будет оскорблением человеческого разума и легитимности этой организации предположить, что нападение было осуществлено кем-то другим, а не режимом Асада».

Подозрения в адрес Турции

Однако, к осени 2013 года американские специалисты по анализу разведывательных данных оказались среди тех, кто начал «оскорблять человеческий разум» в связи с тем, что росли сомнения в виновности Асада. Херш процитировал слова бывшего сотрудника разведки: «Аналитики разведслужб США, которые продолжали работать над событиями 21 августа, осознали, что правительство Сирии не предпринимало газовую атаку. Это сделал кто-то, кто устанавливает правила военной игры. Но как это случилось? Прямое подозрение легло на Турцию, потому что только там могли организовать всё для осуществления химической атаки».

Джигадисты в городе Атмех, Сирия


«По мере того, как радиоперехваты и другие данные, относящиеся к атаке 21 августа, были собраны, разведывательное сообщество получило доказательства в поддержку своих подозрений. Теперь мы знаем, это была тайная акция, спланированная людьми Эрдогана с целью подтолкнуть Обаму перейти красную линию,  рассказывал бывший сотрудник разведки. Они должны были осуществить газовую атаку в самом Дамаске или вблизи него в момент, когда там находились инспекторы ООН, прибывшие 18 августа для расследования более ранних случаев использования в Сирии отравляющего газа. Идея состояла в том, чтобы сделать нечто эффектное и показать наглядный пример».

«Нашим старшим офицерам рассказывали представители РУМО (Разведывательное управление Министерства обороны США) и других разведорганов, что зарин был поставлен через Турцию – и без турецкой поддержки его получить не могли. Турки также обучили повстанцев, как производить зарин и как с ним обращаться».

«Значительная помощь в анализе ситуации пришла от самих турок – через перехваченные разговоры сразу же после атаки. Основные данные были получены от радиоперехватов, где турки после проведенной акции выражали радость и поздравляли друг друга. Операции всегда сверхсекретны в планировании, но всё становится известно после их начала. Нет более уязвимого пункта у преступников, чем момент, когда они требуют признания успеха».

Херш сообщил, что по мысли турецкой разведки «проблемы Эрдогана в Сирии должны были скоро закончиться: после газовой атаки Обама скажет «красная линия» пересечена, и Америка соберется напасть на Сирию, или, по крайней мере, в этом была идея. Но так не получилось».

Херш добавил, что «разведывательное сообщество США не желало передавать Обаме сведения, противоречащие сценарию «это-сделал-Асад». Херш пишет: «Разведывательная информация по Турции после газовой атаки в Сирии не пошла в Белый дом. Никто не хочет говорить об этом, – рассказывает бывший сотрудник разведки. Нет никакого желания противоречить президенту, хотя анализ данных всех источников разведсообщества не поддержал его "наезд" на Асада. Не появилось ни единого дополнительного доказательства причастности Сирии к химической атаке и после того, как Белый дом отменил бомбардировки. Мое правительство не может ничего сказать, потому что мы вели себя слишком безответственно. И поскольку мы обвиняли Асада, мы не можем вернуться назад и начать обвинять Эрдогана».

Как и кровавое вторжение США в Ирак в 2003 году, прошлогодняя почти начавшаяся воздушная война США против Сирии – это поучительная история для американцев об опасностях, которые могут возникнуть, если американские правительство и СМИ танцуют до потери сознания рука об руку, радостно соглашаясь с умозаключениями и смеясь над сомневающимися.

Ключевое различие между войной в Ираке и предотвращенной войной в Сирии было в том, что президент Обама не был тем, кто страстно стремился (в отличие от его предшественника Джорджа Буша) облечься в костюм «президента войны». Другим фактором было то, что Обама получил своевременную помощь российского президента Путина, чтобы выбрать курс, который позволил ему пройти по краю пропасти.

Учитывая то, как близко американские неоконсерваторы подошли к тому, чтобы втянуть колеблющегося Обаму в очередную войну по «смене режима» противника Израиля на Ближнем Востоке, вы можете понять, почему они так злы на Путина, и почему им так хотелось ударить ему в спину на Украине.

Роберт Парри, репортер, ведущий самостоятельные расследования, раскрыл многие тайны Иран-контрас в статьях для агентства «Ассошиэйтед Пресс» и журнала «Ньюсуик» в 1980-х годах (дело «Иран-контрас», Iran-Contra affair – политический скандал, связанный с незаконными тайными сделками в 1986—1987 годах по продаже США оружия Ирану в обмен на американских заложников в Ливане и передаче вырученных средств никарагуанским контрас – прим. переводчика).