Ситуация на Украине ухудшается. Правительственное контрнаступление с целью вернуть контроль над городами и базами, захваченными пророссийскими повстанцами, столкнулось с препятствиями — в прямом смысле. Украинские войска дезертируют. Колонны с российскими флагами все еще победно разъезжают по центральным площадям городов, пока украинские военные вертолеты кружат в небе над ними. НАТО усиливает свое присутствие в регионе, в то время как, согласно спутниковым данным, российские войска скапливаются неподалеку, с другой стороны границы.  

И в то время, как европейские лидеры движутся в сторону введения жестких экономических санкций в отношении России, США оказались в очень трудном положении. Прошло три недели с тех пор, как президент Барак Обама подписал указ, разрешающий введение более жестких санкций, помимо визовых ограничений и заморозки активов приближенных Путина. Речь идет о санкциях в отношении «ключевых секторов российской экономики». Препятствием для их применения являются следующие пять факторов.

1. У США нет прямых доказательств, необходимых для того, чтобы применить более жесткие санкции

После того, как Россия присоединила к себе Крым, подразумевалось, что если она введет войска на восток Украины, это будет «пересечением» своеобразной «красной черты» и станет основанием для применения более обширных и чувствительных мер. Однако сейчас кризис развивается в  «серой зоне»: администрация Обамы считает, что за пророссийскими протестами стоит Кремль, однако пока не может предоставить доказательства.

Однако, учитывая сообщения о том, что некоторые пророссийские бойцы представляют себя в качестве российских военных офицеров, а также пресс-релизы, которые госдепартамент штампует с целью доказать, что Россия поддерживает попытки дестабилизации ситуации на Украине, можно сказать, что мы медленно приближаемся к новому витку санкций. Однако сейчас – пока нет прямых доказательств российской вовлеченности в кризис, пока Путин продолжает вести телефонные переговоры с Обамой, а российские войска остаются по другую сторону границы – Америка вряд ли повысит ставки, перейдя к масштабным санкциям по отношению к целым секторам российской экономики.

2. Все еще необходимо заручиться поддержкой европейцев


Пока немецкий канцлер Ангела Меркель не убедит остальных европейцев в том, что нужно занять более жесткую позицию в отношении России, США, скорее всего, придется подождать. «Америка сейчас ограничена в возможностях, – говорит Джулиан Смит, бывший заместитель советника по безопасности вице-президента Байдена. – Если мы не сможем заручиться поддержкой Европы, более масштабные санкции окажутся «беззубыми». Они не окажут достаточного воздействия, если Европа к нам не присоединится».

3. Действия в одиночку несут риск, и неясно, стоит ли он ограниченных положительных результатов

Хотя администрация Обамы и воодушевлена успехом жестких санкций, введенных в отношении Ирана, Россия – это совсем другое дело. Иран и так был достаточно изолирован, а серьезные санкции, которые были введены в 2012 году, стали комбинацией нескольких президентских указов, резолюций ООН и решений конгресса. Россия – это восьмая по величине экономика в мире.

4. Американцы даже не играют в этом вопросе главной роли


Европа гораздо больше связана с Россией в экономическом плане, чем США, и санкции ЕС против секторов российской экономики оказались бы гораздо более эффективными, чем американские. Торговля между Россией и США составила лишь 40 миллиардов долларов в прошлом году – это всего один процент от общего оборота США, согласно данным американского Министерства торговли.

5. Нужно учесть возможные последствия


Если США введут санкции в отношении российского энергетического сектора, прекратят торговлю или запретят американским компаниям вести бизнес в стране, это приведет к определенным убыткам для нескольких крупных американских корпораций. Boeing, к примеру, использует титан из Сибири и вложил в Россию семь миллиардов долларов с начала 1990-х годов. Компания планирует закупить титана на 18 миллиардов долларов в ближайшие десятилетия. Exxon Mobil тесно связана с «Роснефтью», российским государственным нефтяным гигантом.

Конечно, есть те, кто считает, что США должны перестать ждать европейцев и ввести более жесткие санкции прямо сейчас. В марте американский минфин ввел ограничения в отношении 17-го по величине банка в России, который, как говорят, является любимым финансовым учреждением высокопоставленных кремлевских чиновников. «Почему не ввести санкции в отношении десятого по величине банка? – задается вопросом Дов Закейм (Dov Zakheim), бывший советник Джорджа Буша по безопасности во время предвыборной кампании 2000 года, а также бывший замминистра обороны. – Мы слишком медленно движемся, и это вредит нашей репутации».

Джон Хербст (John Herbst), который был послом США на Украине с 2003 по 2006 год, считает «постыдным» тот факт, что США не ввели более жесткие экономические санкции в отношении России, запретив некоторым энергетическим компаниям использовать фондовые рынки США или совместно с британцами запретив крупным российским банкам вести дела в Лондоне. Закейм предлагает запретить коммерческим рейсам из России приземляться в США, а также разместить две американских военных бригады в Польше. «Это привлечет их внимание», – говорит он.

Уильям Тэйлор (William Taylor), бывший посол США на Украине (с 2006 по 2009 годы), считает, что запрет на использование американских фондовых рынков имел бы разрушительный эффект. «Индустрия нефти и газа в России – очень капиталоемкая, – говорит Тэйлор. – Запрет на использование американских источников инвестиций стал бы большим ударом, он бы привел к остановке (их работы). По мнению Тэйлора, подобные санкции были бы более эффективными, если бы к ним присоединилась Европа, однако это не должно останавливать США. «У президента есть полномочия сделать это самостоятельно и ввести санкции в отношении определенных секторов российской экономики», – говорит он.

Возможно, самым эффективным методом, который США могли бы использовать против России, является тот, который в итоге привел Иран к столу переговоров в прошлом году. В марте 2012 года США и Европа убедили Международную межбанковскую систему передачи информации и совершения платежей (СВИФТ) приостановить обслуживание всех иранских финансовых учреждений. Это сделало перевод денег из одного банка в другой практически невозможным. Такие же меры в отношении России потребовали бы координации действий с европейцами, так как система СВИФТ базируется в Бельгии. Сенатскому банковскому комитету пришлось ввести санкции против СВИФТ, чтобы заставить ее согласиться принять меры в отношении Ирана в 2012 году.

«Введение санкций с использованием СВИФТ — это финансовый эквивалент ядерного оружия, – говорит Кэмпбелл Харви (Campbell Harvey), профессор по международным финансам в университете Дьюка. – Их используют как сдерживающее средство. И в данном случае это именно так, потому что использование санкций СВИФТ в отношении России явно приведет к ущербу».