Прошло уже 70 лет, но бразилец Жулиу ду Валье (Julio do Valle) до сих пор не может забыть голос Бога, «приказавшего нам зайти в один из домов, потому что было очень опасно». Это предупреждение спасло жизнь Жулио и еще трем военным из Бразильского экспедиционного корпуса (БЭК) в Монтезе, на севере Италии: в ту часть дороги, на которой они располагались, через несколько минут попала бомба. «Он говорил с нами по-португальски, но мы его не видели. Когда вышли из дома, были тучи пыли и сильный запах пороха». Рвануло именно там, где стоял ду Валье. «Мы не видели ни как он пришел, ни как ушел. И сделали вывод, что это был Бог», - рассказывает ду Валье сквозь слезы.

Сейчас ему 93 года, он был одним из 25 тысяч бразильских военнослужащих, воевавших в составе единственного южноамериканского контингента в Европе во время Второй мировой войны (1939-1945). Все они входили в БЭК. Жулиу встретился с корреспондентом El País в ассоциации бывших бойцов в Сан-Паулу, где они проводят свои встречи по средам.

Бразилия стала участвовать в боевых действиях в августе 1942 года. Она объявила войну нацистской Германии и фашистской Италии после гибели 607 человек в результате постоянных нападений стран Оси на бразильские суда, находившиеся в Атлантическом океане, в районе, расположенном между восточным побережьем США и Мысом Доброй Надежды на южной оконечности Африки.

Тогдашний президент Бразилии Жетулиу Варгас (Getúlio Vargas), чей первый период пребывания во власти продолжался с 1930 по 1945 годы, сначала заигрывал с фашизмом, а в 1939 году объявил о нейтралитете страны. Войну Японии Бразилия объявила лишь в июне 1945 года.

Срочность ответа на итало-германские нападения, который вместе с союзными странами во главе с США, Великобританией и бывшим Советским Союзом нужно было дать на итало-германские нападения, заставила забыть - по крайне мере, на какое-то время - общепризнанное миролюбие Бразилии и ее склонность к решению острых проблем путем переговоров.

Сам символ БЭК – щит с нарисованной на нем коброй, которая курит трубку, стал своего рода ответом на заявления тех, кто утверждал, что скорее змея закурит трубку, чем Бразилия вступит в войну.

«Никто, от генералов до рядовых, не знал, что такое настоящий бой. Мы научились воевать, преодолевая трудности», - рассказывает ду Валье. Помимо постоянной угрозы со стороны вражеских войск, нам пришлось столкнуться с самой суровой за последние 50 лет зимой на итальянских Апеннинах: средняя температура там в 1944 году была на уровне -20 градусов.

«Мы сильно страдали от низких температур. Снег доходил до колен. Нам выдали тяжелые плащи из габардина, которые весили 12 килограммов. Под дождем они становились настолько тяжелыми, что мы с трудом несли их на себе.

Когда американское командование об этом узнало, то сразу же распорядилось изъять эти плащи», - с улыбкой продолжает свой рассказ бывший участник БЭК. Несмотря на суровый климат, он не допускает мысли о том, чтобы кто-либо из бразильцев умер от холода. Еще одна сложность заключалась в том, что бразильская военная форма была похожа не немецкую. «В Неаполе в нас даже швыряли камни, приняв за захватчиков».

Первая группа бразильских военнослужащих высадилась в Италии 16 июля 1944 года, после 14-дневного морского перехода из Рио-де-Жанейро. Группа офицеров уже отправилась в Италию в конце 1943 года. Члены экспедиционного корпуса вошли в состав 5-й Армии США. В Неаполе их встречал американский военный оркестр, старательно исполнявший бразильские песни, чтобы создать праздничное настроение в обстановке тягот войны. Бразильцы тоже прилагали максимум усилий, особенно в том, чтобы понять приказы, отдававшиеся на английском языке. Но проблемы были неизбежны, в первую очередь - связанные с отношениями между людьми с разным цветом кожи.

«Нас ввели в состав американской армии, это был особый батальон, созданный по принципу сегрегации и состоявший из негров. Когда мы играли в футбол и, забив гол, подбрасывали в воздух нашего товарища по кличке «Шоколад», американцы не могли поверить своим глазам», - рассказывает ду Валье. Сам он проходил службу в санитарном батальоне, и в его функции входила доставка раненых в лазарет после оказания им первой помощи на поле боя и уход за ними до полного выздоровления.

Победа «освободителей»

Самую крупную победу в ходе Второй мировой войны бразильские военнослужащие одержали в Монте Кастело (Monte Castelo), где они воевали в течение трех месяцев, пока не одержали победу в феврале 1945 года. Для того, чтобы развить наступление и достичь Болоньи, союзным войскам нужно было преодолеть так называемую Готскую линию, которую обороняли немецкие войска. Бразильцам пришлось преодолеть участок пути, находившийся под огнем противника. Эта южноамериканская страна в ходе боевых действий потеряла убитыми около 450 военнослужащих.

Еще одним важным событием, в котором участвовали бразильцы во время Второй мировой войны, была сдача в плен 148-й немецкой дивизии, в результате чего в плену оказались 14 799 солдат и офицеров, были захвачены 4000 лошадей, 80 пушек разного калибра и 1500 автомобилей. Это произошло в конце апреля 1945, за три дня до того, как БЭК принял участие в освобождении Турина, и через несколько месяцев после того, он воспользовался неминуемым поражением стран Оси, чтобы сыграть значительную роль в качестве оккупационной силы в районах Монтезе (Montese), Кастельнуово (Castelnuovo), Зокка (Zocca), Мональто (Monalto) и Барга (Barga).

Эпизод с забрасыванием камнями в Неаполе был лишь простой случайностью. Между бойцами БЭК и жителями тех населенных пунктов, через которые они проходили, устанавливалась внутренняя взаимосвязь, поскольку у них была общая цель, что нашло свое отражение в целом ряде памятников, возведенных в Италии в честь бразильских военнослужащих. Побывавшие на войне бразильцы много рассказывали о медицинской помощи и моральной поддержке со стороны местного населения.

«Что произвело на нас впечатление в Италии, так это полнейшая разруха и нищета. С самого начала у нас просили что-нибудь поесть, и все, почти все свои сухие пайки мы раздавали, в основном, детям. Итальянцы считали нас освободителями», рассказывает Эоао Феррейра де Альбукерке (João Ferreira de Albuquerque), президент ассоциации бывших бразильских бойцов в Сан-Паулу.

«Затем я два раза ездил в Италию, посещал места сражений в Тоскане. Мы встречались с теми людьми, которые во время войны были детьми. Вести о нашем приезде распространялись мгновенно, и все приводили своих детей. Было очень трогательно», - добавляет 94-летний лейтенант в отставке.

Как и Альбукерке, Жулиу ду Валье – ему так и не удалось осуществить свою мечту и вновь побывать на той земле, которую он помогал освободить от фашизма, - просит больше рассказывать о вкладе бразильских военнослужащих во Вторую мировую войну.

В его памяти запечатлелась сцена прощания, когда он помог одному человеку, стонавшему от боли в результате инфекционного заболевания.

«Мы вошли в дом одного итальянца, чтобы пообщаться, и увидели человека, стонавшего от боли в руке. Каких только средств врачи не перепробовали, но его состояние не улучшалось. Мы обработали пораженный участок йодом, а потом стали лечить. Несмотря на боль, итальянец стерпел. Когда мы уже уезжали из города, он шел за нами с подвязанной рукой и плакал. Немцы такого не делали», - говорит он, тоже не в силах сдержать слез.

Метания Жетулиу Варгаса

Фредерико Росас

Перед тем, как объявить войну за нападения на бразильские корабли, бывший президент Жетулиу Варгас (1882-1954) предпринимал достаточно сомнительные действия и даже заигрывал со странами Оси, которые имели сочувствующих в его ближайшем окружении. В повестке дня стояли также крайне важные для страны вопросы. Например, перед Второй мировой войной значительно вырос торговый оборот с Аргентиной.

Будучи популистом, Варгас стремился к централизации власти. Его первый президентский срок длился 15 лет, а стиль правления стал напоминать диктатуру. На второй срок (1950–1954) его избрали в результате прямых выборов, но он окончил с собой, выстрелив в грудь из-за «злобы врагов». В двух посмертных письмах Варгас написал, что уходит из жизни, чтобы войти в историю.

В январе 1943 года, во время визита президента Франклина Рузвельта в город Натал на северо-востоке Бразилии, он сделал жест в сторону США. Тогда Рузвельт в присутствии Варгаса способствовал созданию БЭК, а также предоставил крупные кредиты для модернизации черной металлургии в обмен на размещение американских военных баз в стране. Благодаря предоставленным кредитам, была создана Национальная компания черной металлургии (Compañía Siderúrgica Nacional, CSN).

Вплоть до нынешнего времени бывшие члены БЭК получают повышенную пенсию, бесплатную медицинскую помощь, лечение в госпитале и образование. Вышеперечисленные льготы распространяются и на их родственников.