Украинский кризис оказался настолько серьезным и опасным, что некоторые комментаторы даже сравнивают его с Кубинским кризисом 1962 года.

Автор колонки Танассис Камбанис (Thanassis Cambanis) кратко суммировал суть сложившейся ситуации в Boston Globe: «Аннексия Крыма [президентом Владимиром] Путиным — это нарушение того порядка, на который Америка и ее союзники опирались с конца холодной войны, то есть такого порядка, при котором крупные державы идут на военное вмешательство только при условии, что международный консенсус — на их стороне, в противном случаи они не пересекают красных линий держав-соперников».

Таким образом, самое вопиющее международное преступление нашей эпохи, вторжение США и Соединенного Королевства в Ирак, не было нарушением мирового порядка, потому что, не добившись поддержки со стороны международного сообщества, агрессоры все же не пересекли красные линии России или Китая.

Между тем, захват Крыма Путиным и его амбиции на Украине расцениваются как пересечение красных линий США.

Поэтому «Обама сосредоточился на изоляции путинской России путем отсечения ее экономических и политических связей с внешним миром, ограничения ее экспансионистских амбиций и, фактически, превращения ее в государство-изгой», — пишет Питер Бейкер (Peter Baker) из The New York Times.

Коротко говоря, американские красные линии проходят строго по российской границе. Таким образом, амбиции России на территории своих непосредственных соседей нарушают мировой порядок и провоцируют кризис.

И здесь обнаруживается некоторая странность. Другим странам иногда разрешается иметь красные линии, проходящие по их границам (там же проходят и красные линии США). Но не Ираку. И не Ирану, которому США постоянно угрожают вторжением («мы рассматриваем все варианты развития событий»).

Но такие угрозы нарушают не только Устав ООН, но и резолюцию Генеральной Ассамблеи, осуждающую Россию, которую США только что подписали. Эта резолюция начинается с того, что Устав ООН запрещает «угрозы и применение силы» в международной политике.

Никита Хрущев и Джон Кеннеди


Кубинский ракетный кризис четко высветил красные линии крупных держав. Мир оказался на пороге ядерной войны, когда президент Кеннеди отверг предложение Хрущева положить конец кризису, одновременно и публично убрав советские ракеты с Кубы и американские ракеты из Турции. (В тот момент уже было решено заменить американские ракеты на гораздо более смертоносные подводные лодки Polaris, которые должны были стать частью масштабной системы, угрожающей России полным уничтожением.)

Читайте также: Хомский - Почему все, что делают США, законно

В условиях нынешнего кризиса красные линии США также проходят по российской границе, и с этим согласились все стороны.

Вторжение США в Индокитай, подобно вторжению в Ирак, не нарушило никаких красных линий, также как и все остальные бесчинства США по всему миру. Необходимо еще раз повториться: противникам порой разрешается иметь красные линии, но они должны проходить по их границам, где также проходят и красные линии США. И если этот противник вдруг демонстрирует «экспансионистские амбиции среди своих собственных соседей», нарушая при этом американские красные линии, мир погружается в состояние кризиса.

В текущем номере журнала International Security профессор Оксфордского университета Юэн Фунг Кхонг (Yuen Foong Khong) объясняет, что в американской стратегической доктрине существует «давняя (и двухпартийная) традиция: администрации всегда делают акцент на том, что ключевой интерес США заключается в том, чтобы помешать враждебно настроенному гегемону господствовать в том или ином регионе мира».

Более того, по всеобщему мнению, США должны «укреплять свои позиции господства», потому что «именно гегемония США поддерживает региональный мир и стабильность» — этот термин предполагает полное подчинение требованиям США.

Но, как оказалось, мир придерживается иной точки зрения, считая США «государством-изгоем» и «величайшей угрозой миру». Но что этот мир понимает?

В своей статье Кхонг рассматривает кризис в Азии, вызванный подъемом Китая, который постепенно движется к «экономическому господству в Азии» и, подобно России, имеет «экспансионистские амбиции в своем регионе», нарушая, таким образом, американские красные линии.

Недавний визит президента Обамы в Азию был направлен на то, чтобы утвердить «давнюю (и двухпартийную) традицию» на дипломатическом языке.

Практически единодушное осуждение Путина на Западе опирается в том числе на одно из его «эмоциональных обращений», в котором он жалуется на то, что США и их союзники «нас раз за разом обманывали, принимали решения за нашей спиной, ставили перед свершившимся фактом. Так было и с расширением НАТО на Восток, с размещением военной инфраструктуры у наших границ. Нам все время одно и то же твердили: „Ну, вас это не касается“. Легко сказать, не касается».

И жалобы Путина вполне обоснованы. Когда президент Горбачев принял унификацию Германии в качестве члена НАТО — огромная уступка в свете истории — это было quid pro quo. Вашингтон пообещал, что НАТО не сдвинется на восток ни на дюйм, имея в виду Восточную Германию.

Также по теме: Почему Америка злоупотребляет своей мощью

Это обещание было немедленно нарушено, и, когда Горбачев пожаловался на это, ему сообщили, что это было обещание всего лишь на словах и потому оно не имеет никакой силы.

Американские солдаты в Эль-Фаллудже, Ирак


Президент Клинтон продолжил расширять НАТО на восток, приближаясь к российским границам. Сегодня звучат призывы включить в состав НАТО Украину, то есть исторического соседа России. Но это все равно «не касается» россиян, потому что обязанность «поддерживать мир и стабильность» требует того, чтобы американские красные линии проходили по российским границам.

Аннексия Крыма Россией была незаконным актом, нарушением международного права и множества договоров. Но за последние несколько лет ничего подобного в мире не происходило — вторжение США в Ирак было гораздо более страшным преступлением.

Однако одна аналогия все-таки приходит на ум: контроль США над заливом Гуантаномо на юго-востоке Кубы. В 1903 году США отобрали Гуантанамо у Кубы под угрозой военного вторжения и так и не вернули его, несмотря на все просьбы Кубы, с которыми она обращалась с момента обретения независимости в 1959 году.

У России есть гораздо более веские аргументы. Даже если отвлечься от мощной поддержки местного населения, Крым исторически принадлежал России. Крым является единственным тепловодным портом России, и там базируется российский форт, поэтому он имеет огромное стратегическое значение. Между тем, США не имеют никаких прав претендовать на Гуантанамо — кроме монополии на силу.

Одна из причин, по которой США отказываются вернуть Гуантанамо Кубе, заключается в том, что этот город является крупным портом и контроль Америки над этим регионом очень затрудняет развитие Кубы. Это было одной из ключевых внешнеполитических целей США в течение последних 50 лет.

США утверждают, что они шокированы масштабами нарушений прав человека на Кубе, очевидно, забывая о том, что самые серьезные нарушения происходят как раз в Гуантанамо, что вполне обоснованные обвинения в адрес Кубы не идут ни в какое сравнение с привычными практиками многих латиноамериканских клиентов Вашингтона, и что Куба находится под жестким, неослабевающим давлением со стороны США с момента обретения независимости.

Но это ни в коем случае не нарушает ничьих красных линий и не приводит к развитию кризиса. Это вполне вписывается в категорию вторжений США в Индокитай и Ирак, регулярных свержений парламентских режимов и установлений диктатур и других отвратительных примеров наших усилий по поддержанию мира и стабильности.