Как предупреждают традиционные партии, свидетельствуют данные социологических опросов и предчувствуют сами европейские чиновники, 25-го мая Европарламент подвергнется осаде как никогда большого количества «врагов Европы». Но это будет мирная осада, поскольку они придут с мандатами депутатов в руках. Все указывает на то, что европейских руководителей больше беспокоят эти темные силы, которые будут заседать в Страсбурге, чем российские войска, оккупировавшие часть Украины и угрожающие странам Евросоюза.

Что же это за зловещие партии, которых в равной степени боятся Мартин Шульц и Жан-Клод Юнкер, руководители народных и социалистических партий Европы? В государствах-членах ЕС возникло много различных политических сил, отличительной чертой и главной задачей которых является борьба против политики Брюсселя, зоны евро, интеграции, а иногда и против самого существования ЕС. Они представлены широким спектром, включающим в себя греческих радикальных коммунистов, французских ультраправых, чешских и британских либералов и анархистов, ультранационалистов, клерикалов и сепаратистов всех мастей.

Мало того, традиционные партии могли бы спокойно вздохнуть и надеяться, что, как и в прошлые годы, вышеуказанные партии ограничатся тем, что просто придадут определенный колорит Европарламенту. А правящий класс, имеющий под рукой крупные и не очень крупные политические партии, прекрасно интегрированные в систему, разместит в этом парламенте своих замечательных исполнителей, которые в обмен на высокую зарплату и шикарные условия жизни поддержат ту политику, которую нужно. Но всегда при этом знают меру. Они принимают многие законы для самих себя, для заинтересованных групп своих стран, будь то профсоюзы, лобби или частные компании, но обязательно на благо огромной европейской бюрократической машины, из которой и извлекают наибольшую выгоду.

Те, кто не будет голосовать

Однако праздник постепенно идет на убыль. Потому что помимо всех вышеописанных групп возникло общее движение евроскептиков, с неимоверной силой завладевшее умами среднего класса. И хотя многие избиратели в своих странах проголосуют за крупные партии, на выборах в Европарламент граждане могут выразить свой протест посредством голосования. Если они вообще пойдут голосовать, поскольку, согласно прогнозам, доля не явившихся на избирательные участки будет весьма высокой. И количество депутатов от каждой страны неизбежно будет меньше представительства главной молчаливой партии во всех странах ЕС — партии тех, кто отказывается голосовать. Никто не знает, до какой точки дойдет размывание правовой основы системы, которую заключает в себе отказ от голосования. Но европейские политики проявят крайнюю недальновидность, если не поймут, насколько тонка веревка, по которой они ходят. А окончание праздника таит в себе много признаков возвращения старого и зловещего гостя из европейской истории, а именно — популизма.

И произойти это может в столетнюю годовщину его кошмарного царствования, начавшегося в 1914 году. Приветствовав в том далеком году начало войны, народные массы тем самым выпустили из бутылки трех идеологических джиннов: коммунизм, фашизм и нацизм. У популизма много масок. Это и Ле Пен с ее обещаниями навести порядок на городских окраинах, и Сапатеро с его чеками для получения пособий на детей. Одними из худших форм популизма является родоплеменной и оголтелый национализм Артуро Маса и сепаратистские устремления Каталонии, а также призывы к возрождению национального духа, раздающиеся от неонацистов венгерской партии «Йоббик». Или намерения Найджела Фараджа превратить Великобританию в главного независимого конкурента Европы в эпоху глобализации.

Вся эта ложь и представляет собой популизм. Эти политики пользуются успехом только потому, что их лозунгам больше доверяют, чем лжи традиционных партий. Ведь именно своей политкорректностью и лицемерием они остались глухими к опасениям, тревогам и нуждам среднего класса. Они не выступили в защиту своей собственной безопасности и даже не разработали концепцию понимания безопасности. Они играли и продолжают играть в политтехнологии, в новые экономические и, особенно, социальные теории, не обращая при этом никакого внимания на животрепещущие потребности тех групп граждан, которым сейчас нелегко и которые вполне могут захотеть авторитарной власти, зачастую даже не очень образованной.

Брюссельские правители всегда действуют, не принимая во внимание окружающую действительность, — от хождения евро до условий содержания кур. А населением овладевают все большее беспокойство и сомнения в европейской конструкции и желание пойти по принципиально иному пути. Это может показаться несправедливым после успехов, которых добилась Европа благодаря своему обществу, которое по степени открытости, отзывчивости и процветания нельзя сравнить ни с каким иным. Это история успеха. И ничто не указывает на то, что альтернативный вариант будет лучше. Но врагами Европы могут оказаться как те, кто выступает против этого интеграционного процесса, так и те, кто использует его в своих интересах, забыв о его главной цели. Похитителей Европы много, и имя им легион.