Папе не понравилось, что «множество людей, в том числе и священников» публично говорили о том, что чрезвычайный Синод по проблемам семьи, который должен состояться в октябре этого года, созывается для того, чтобы разрешить разведенным причащаться. «Эти священники подошли именно к этому пункту. У меня возникло такое ощущение, как будто все сводится к казуистике», — добавил понтифик-иезуит. Франциск пожелал прояснить вопрос во время пресс-конференции на борту самолета, когда он летел обратно в Рим после трехдневного визита в Святую землю.

Бергольо сослался на кардиналов, которые остались в недоумении из-за «теологии на коленях» кардинала Вальтера Каспера. Среди множества вопросов, поставленных им в длинном докладе перед кардиналами, собравшимися в Риме, он спросил также, по какой причине надо лишать причастия разведенных и вновь вступивших в брак, если церковь уже разрешила им духовное причастие. Теологи и специалисты по вопросам брака напомнили о том, что на эту тему ясно высказался святой Иоанн Павел II в апостольском послании Familiaris Consortio, а кардинал Карло Каффарра на страницах нашей газеты подчеркивал: «Причина, по которой церковь не допускает к причастию разведенных и вновь вступивших в брак, не том, что церковь считает их людьми, живущими в смертном грехе. Она это делает, потому что их положение и их условия жизни объективно противоречат союзу любви между Христом и церковью, возникшему в результате причастия».

В этом же духе говорили кардиналы Велазио Де Паолис, Рэймонд Лео Берк и Вальтер Брандмюллер, уже не говоря о многократных ясных высказываниях префекта Конгрегации доктрины веры Герхарда Людвига Мюллера, возведенного в сан кардинала Папой Франциском. Кардинал Мюллер напомнил, что «если брак нерасторжим, как учит католическая доктрина, то его нельзя расторгнуть». Следовательно, здесь не о чем рассуждать, потому что «к таинствам Бога относятся не только милосердие, но и святость и справедливость; если эти атрибуты Бога скрываются и не принимается всерьез реальность греха, то нельзя распространить на людей и его милосердие». Папа не хочет, чтобы синодальные дебаты сконцентрировались только на этом вопросе, по которому, кажется, у большинства сходная точка зрения: «Проблема пастырского отношения к семье гораздо шире. Нужно исследовать каждый случай отдельно. Нужно рассматривать причины недействительности брака, веру, с которой человек вступает в брак. Следует объяснить, что разведенные не отлучаются от церкви, хотя иногда с ними обращаются как с отлученными». «Конечно, проблема разведенных и вновь вступивших в брак людей будет рассматриваться, но в совокупности с другими темами», — добавил Франциск.

Среди многих вопросов, заданных Папе журналистами на борту самолета, был и вопрос о возможности пересмотра церковных норм, касающихся целибата священников. Эта тема вновь вернулась на повестку дня после письма двадцати шести женщин, состоящих в любовной связи со священниками. Они попросили Папу принять их, чтобы «слишком долго подавляемый крик души был услышан и понят». Франциск напомнил: «Так как целибат — это не догмат веры, то этот принцип можно пересмотреть. Это правило жизни, которое я очень ценю и думаю, что это дар для церкви». Если в будущем будет принято решение об изменении нормы, то это не станет драмой. «В конце концов, в католической церкви есть священники, состоящие в браке, не так ли? Грекокатолики, католики копты. В восточных обрядах есть женатые священники», — сказал Папа. Однако, нельзя считать, что перемена близка. «У нас есть более важные проблемы», — добавил Папа. Он сказал, что тема не стояла на повестке дня во время бесед с «братом Варфоломеем», Вселенским патриархом Константинопольским.

Прошел месяц после канонизации Иоанна XXIII e Иоанна Павла II. Сейчас ожидается запланированное на 19 октября причисление к лику блаженных Павла VI. Франциск объяснил, почему процесс причисления к лику блаженных Пия XII идет так медленно: «Вопрос рассматривается, меня проинформировали. Пока не было никакого чуда, поэтому мы не можем идти вперед. Мы должны подождать, а потом принимать решение. Но истина в том, что не произошло ни одного чуда, а для беатификации необходимо, по крайней мере, одно чудо. Я думаю о том, начать процесс беатификации Пия XII или нет».