Красный Лиман — С тех пор как в июне он и его батальон добровольцев помогли отбить Красный Лиман у ополченцев, Константин Матейченко руководит всеми делами города из офиса мэра, где под рабочим столом он хранит два автомата Калашникова.

Эти два автомата являются не единственным средством защиты г-на Матейченко. Он заложил мешками с песком двери и окна мэрии и расставил пулеметчиков у входов.

Его солдаты несут караул на пропускных пунктах, расположенных по периметру города, а батарея ракетных установок ведет огонь по деревне, расположенной в нескольких километрах от него, где скрываются ополченцы.

Шум артиллерийского обстрела слышен даже в офисе г-на Матейченко, где он отвечает на телефонные звонки местных жителей, которые жалуются на отсутствие электричества, воды и продуктов питания.

«Некоторые люди напуганы, некоторые обеспокоены, иногда слышно стрельбу, иногда взрывы», — говорит г-н Матейченко. Когда один из местных жителей пожаловался на то, что в его районе пропало электричество, г-н Матейченко посоветовал ему «просто потерпеть». 

На прошлой неделе украинские войска возобновили свое наступление на тысячи ополченцев в восточных областях страны. Любой успех в этом наступлении означает, что в населенных пунктах необходимо восстановить местное правительство — и эта задача ложится на плечи военных командиров, таких как г-н Матейченко, которые вынуждены руководить ими, не имея никаких конкретных планов и ориентиров.

В ближайшие несколько недель этот вопрос, вероятнее всего, встанет еще острее, поскольку украинские войска продолжают продвигаться к центрам Донецкой и Луганской областей, где проживают около 7 миллионов человек, многие из которых относятся к киевскому правительству с нескрываемой ненавистью.

В пятницу, 4 июля, президент Украины Петр Порошенко заявил, что он предложил время и место для проведения новых мирных переговоров между представителями киевского правительства и ополчения, которые должны состояться в субботу. По его словам, он не получил никакого ответа, однако некоторые лидеры ополчения независимо друг от друга сообщили, что они, возможно, будут готовы встретиться в столице Белоруссии Минске.

Между тем, представители украинской армии сообщили, что в пятницу, 4 июля, в ходе сражений в регионе были убиты семеро военнослужащих и еще 13 были ранены, когда войска продвигались по направлению к двум узлам сопротивления ополченцев, к Славянску и Луганску.

Украинская армия медленно окружает Славянск, промышленный город с населением в 120 тысяч человек, расположенный в 10 километрах от Красного Лимана.

Ожесточенные бои в значительной степени усложняют задачу завоевывания расположения местных жителей. Жители Славянска, покидающие свои дома, рассказывают, что украинская армия, стреляющая по ополченцам, попадает в многоэтажные жилые дома. В течение нескольких недель тысячи местных жителей были вынуждены жить без воды и электричества.

Пророссийские ополченцы в городе Северск

По словам чиновников, большинство из тех, кто покинул свои дома, вероятнее всего, ушли еще дальше на удерживаемые ополченцами территории или бежали в Россию.

Г-н Матейченко, бывший политик из Донецкой области, старается сохранять лицо в своих попытках справиться с сопротивлением в Красном Лимане, сельском городке с населением в 30 тысяч человек.

Весной этого года подавляющее большинство жителей этого города проголосовали за независимость от Украины. Поэтому присутствие там его батальона, состоящего в основном из местных добровольцев, прошедших подготовку и получивших оружие на средства Игоря Коломойского из соседней Днепропетровской области, вызывает недовольство некоторых местных жителей.

Но, по словам г-на Матейченко, его батальон отчитывается непосредственно перед киевским правительством, а не перед г-ном Коломойским, и многие местные жители испытали облегчение, поняв, что он помогает поддерживать порядок в городе.

Г-н Матейченко утверждает, что сейчас в городе не осталось сторонников ополчения. По его словам, лидеры ополчения оттолкнули от себя местное население во время своего краткого правления, поскольку они опустились до «банального бандитизма, грабежа и мародерства».

«У нас здесь нет подпольного сопротивления», — утверждает он. Он убеждает местных жителей в том, что ополченцы сюда не вернутся, «потому что, как я сказал, я уйду отсюда только вперед ногами».  

Однако вне здания мэрии местные жители на тихих, зеленых улицах рассказываю иную историю. Внутри опустевшей булочной женщины шепотом рассказывают, что многие мужчины до сих пор поддерживают ополченцев.

«Все мужчины, которые сражались, бежали в лес, — говорит одна из них. — Оглянитесь, на улицах нет мужчин».

Эта женщина отказалась назвать свое имя, указывая на объявление на стене, призывающее звонить на горячую линию по борьбе с бандитизмом и сепаратизмом и сообщать обо всех, кто придерживается иного мнения.

Другая женщина рассказала о том, что представители украинских служб безопасности устроили облаву на нескольких мужчин, которые служили в отрядах ополчения. «Теперь люди доносят друг на друга», — добавила она.

Битва за Красный Лиман привела к серьезным потерям с обеих сторон. Батальон г-на Матейченко пошел в наступление в начале июня и прорвался сквозь дорожные заграждения при помощи бронетранспортеров, некоторые из которых были подорваны ополченцами, применившими противотанковое оружие. Тогда батальон г-на Матейченко лишился восьми человек.

Большая часть города оказалась нетронутой сражениями, однако несколько снарядов попали в местную хлебную фабрику и больницу, где один врач погиб и еще один получил ранения.

По словам местных жителей, именно украинские войска стоят за обстрелом больницы. Украинское правительство заявляет, что в настоящее время оно ведет расследование этого эпизода.

Люди г-на Матейченко утверждают, что они сотрудничают со следствием и что они обеспечивали безопасность представителей российской правозащитной группы «Мемориал», отправившихся в больницу, чтобы опросить ее персонал.

Один из людей г-на Матейченко снял его напротив поврежденной снарядом стены больницы, когда тот объяснял, что его группа собирала документальные свидетельства того, как в 1990-е годы гражданское население Чечни пострадало во время российской военной операции против сепаратистов на Северном Кавказе.