Майами - В ходе своего визита в Латинскую Америку председатель КНР Си Цзиньпин громогласно сообщил о новых торговых и инвестиционных соглашениях, которые, по его мнению, будут способствовать увеличению товарооборота Китая с континентом.

Ряд латиноамериканских президентов восприняли это как отличную новость в обстановке замедления экономического роста в своих странах.

Однако последние данные о двусторонней торговле рисуют несколько иную картину, исходя из которой можно сделать вывод, что главной целью китайского лидера были политические, а не экономические соглашения.

Согласно последним статистическим данным, Китай, хотя и оттеснил США на второй план в торговле с некоторыми южноамериканскими странами, двустороння торговля между Китаем и Латинской Америкой начинает замедляться после десятилетия невиданного роста. Согласно данным МВФ, доля Китая в глобальном латиноамериканском экспорте выросла с 2,4% в 2002 году до 11,7% в 2012 году. Но затем рост замедлился, и в 2013 году доля латиноамериканского экспорта в Китай снизилась до 11,6%. Сейчас большинство экономистов считают, что темпы его дальнейшего роста будут значительно ниже, чем в последние годы.

Отчасти это можно объяснить тем, что темп роста китайской экономики уже не составляет 10% в год, как в прошлое десятилетие. Ожидается, что в этом году она вырастет на 7,5%. Подобный темп прогнозируется и на ближайшие годы, а это значит, что Китай будет импортировать меньше полезных ископаемых и другого сырья. Многие экономисты сомневаются, что объем двусторонней торговли вновь резко возрастет: в то время как Китай стал ключевой страной для Латинской Америки, этот континент пока не стал ключевым для Китая.

Как мне довелось наблюдать в ходе моих поездок в Китай, деловые, политические и научные круги этой страны знают очень мало о Латинской Америке. Эван Эллис (Evan Ellis), автор нескольких книг о связях Китая и Латинской Америки, рассказал мне, что, работая преподавателем в прошлом месяце в одной из крупных бизнес-школ Китая, он обнаружил, что из 36 его учеников девять полагали, что Мачу Пикчу стоял у истоков независимости Боливии, а семь заявили, что Панчо Вилья — нынешний президент Мексики.

Но гораздо важнее то, что Китай проявляет гораздо большую заинтересованность в Африке и других динамично развивающихся районах мира, чем в Латинской Америке. Многие латиноамериканские дипломаты часто жалуются на то, что зачастую у них уходят годы на то, чтобы добиться встречи с высокопоставленными китайскими лицами.

Хорхе Гуахардо (Jorge Guajardo), посол Мексики в Китае с 2007 по 2013 год, рассказал мне весьма характерную историю: после того как многим латиноамериканским послам не удалось добиться встречи с китайским министром торговли, они решили направить ему совместное письмо с просьбой организовать встречу со всеми латиноамериканскими послами. «Мы получили ответ, в котором китайская сторона с сожалением информировала нас о том, что это невозможно ввиду отсутствия времени. Встреча так никогда и не состоялась», — сказал он.

В ходе своего последнего визита Си Цзиньпин подписал со странами БРИКС соглашение о создании Банка развития для стран с динамично развивающейся экономикой. Он также предложил проложить трансамазонскую железнодорожную магистраль, которая соединила бы Перу и Бразилию, и объявил о десятках других торговых и инвестиционных проектов.

Меньше внимания было уделено другому событию, которое, тем не менее, может иметь большое влияние в будущем, а именно — встрече Си Цзиньпина в Бразилии с рядом латиноамериканских президентов, чтобы подготовить первую встречу глав Китая и Содружества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (Celac), которая состоится в конце этого года в Пекине.

По моему личному убеждению, главная новость, касающаяся визита Си Цзиньпина, заключалась не в его экономических заявлениях (которые могут воплотиться в жизнь или нет, учитывая замедление экономического роста Китая), а политические договоренности. Впервые Китай переходит от двустороннего формата в отношениях с латиноамериканскими странами к многостороннему, как он это уже делает в Африке. В отличие от своей первой поездки в Латинскую Америку 13 месяцев назад, на этот раз Си Цзиньпин посетил страны, у которых не самые лучшие отношения с США: Кубу, Венесуэлу и Аргентину.

Возможно, что китайский лидер, обеспокоенный переговорами Вашингтона с Японией и странами Юго-восточной Азии о создании экономического транстихоокеанского блока, посылает некий сигнал США, суть которого сводится к следующему: «Если ты влезешь в мою зону интересов, то я влезу в твою». Или, может быть, речь идет о намерении Китая обеспечить себя в долгосрочной перспективе источниками сырья в Латинской Америке. Какими бы ни были причины, Китай последовательно укрепляет свои позиции в Латинской Америке.