Операцию в Ливии преподнесли нам как славную, освободительную войну. В марте 2011 года мэр Лондона Борис Джонсон (Boris Johnson) написал, что свержение диктатора Муаммара Каддафи было «несомненно… хорошей идеей». Он также выразил осторожный оптимизм по поводу того, что западная военная кампания в Ливии не станет повторением «катастрофы» в Ираке 2003 года. «Какого рода демократия расцветет на этой пустынной земле после многих десятилетий запрета на создание политических партий?» — размышлял он.

Джонсона поддержали множество мировых лидеров, журналистов и сторонников гуманитарной интервенции, призывающих к тому, чтобы использовать всю огневую мощь против ливийской армии. При поддержке Запада боевики Мисраты убили Каддафи, и в тот момент будущее Ливии казалось совершенно безоблачным. Многие политические и общественные деятели активно обсуждали тему Ливии и освобождение — в том числе австралийский писатель Гай Рандл (Guy Rundle):

«По моему мнению, когда [ливийские повстанцы] открыто обратились с просьбой о поддержке, выполнить ее означало просто выполнить то безусловное обязательство, которое накладывает на нас понятие международной солидарности».

Текущие события доказывают, что такая точка зрения была ошибочной и весьма наивной. В настоящее время в Ливии идет гражданская война, на улицах ее городов бесчинствуют группировки вооруженных боевиков, насилие охватило всю страну. Послы ООН и США покинули Ливию.

В прошлые выходные The New York Times постаралась объяснить провал попыток инициаторов интервенции вложить достаточное количество средств и энергии в национальное строительство. «В отсутствие сильного правительства, — написал журналист Карим Фахим (Kareem Fahim), — сформировалось чудовищное теневое государство, основанное на силе отрядов боевиков, куда вошли люди, сражавшиеся с полковником Каддафи и отказавшиеся сложить оружие».

С момента свержения Каддафи выполнению трудной задачи строительства инклюзивной демократии мешали экстремизм исламистских сил, некомпетентность и коррумпированность представителей политического класса, а также смещение глобального интереса в сторону других конфликтов. Накануне выборов 2012 года Amnesty International сообщила, что демократические институты в Ливии остаются слабыми и неспособными справиться с боевиками Мисраты, которые проводили этнические чистки, арестовывали и пытали людей. Однако мировая пресса оставила этот доклад без внимания.

Сегодня Ливия почти не появляется в новостях, потому что иностранные корреспонденты заняты другими проблемами. В то время как армия отважных фрилансеров и гражданских журналистов становится бесценным ресурсом, когда речь заходит об освещении войны, основные издания приходят в упадок. В своей новой книге, посвященной журналистской деятельности в Конго, репортер Анджан Сундарам (Anjan Sundaram) рассказывает о том, что редакторы ведущих западных изданий в сущности проигнорировали один из самых страшных геноцидов в современной истории.

«Западные новостные издания находятся в состоянии кризиса и поворачиваются спиной к миру, — недавно написал он в Times. — Мы практически этого не замечаем. Когда-то репортеры работали на одном месте по несколько месяцев или даже лет, а теперь они вынуждены освещать сразу по 20 стран. Офисы находятся в крупных городах, на огромном расстоянии от большинства стран, которые они освещают. А журналисты зачастую селятся в дорогих бунгало или пятизвездочных отелях. Когда пресса приходит в упадок, то же самое происходит и с нашим сознанием».

Ливию постигла именно эта участь. После первоначальной увлеченности арабской весной, которая достигла Триполи, интерес западной прессы быстро пошел на убыль и сместился в сторону других стран, таких как Ирак, Афганистан, Сирия и Палестина. И практически никто не говорил о той реальной причине, которая заставила Лондон, Париж и Вашингтон начать операцию в Ливии, а именно о гигантских запасах нефти.

Учитывая то, что сейчас Ливию охватил хаос, а ливийское оружие переправляется в Сирию, Мали и другие страны, молчание тех, кто активно поддерживал войну 2011 года, кажется оглушающим. Они попросту переключились на другой конфликт, на другую страну, которой якобы требуется иностранное вмешательство, на следующего редактора и журналиста, которые гарантированно забудут об их роли в предыдущей катастрофе. Амнезия и вечное всепрощение стали главными характеристиками современной прессы.

Одним из ключевых аргументов в пользу бомбового удара по Ливии и свержения Каддафи стала концепция «ответственности по защите». Ее использовали в качестве главного оправдания для помощи угнетенному населению Ливии. В 2011 году британский премьер-министр Дэвид Кэмерон и бывший министр иностранных дел Австралии Гарет Эванс (Gareth Evans) стали одними из главных сторонников этой концепции.

С того момента прошло три года, о кризисе в Ливии уже почти полностью забыли, а применение концепции «ответственности по защите» носит весьма выборочный характер. Когда британский журналист Мехди Хасан (Mehdi Hasan) спросил французского философа Бернара-Анри Леви (Bernard Henri-Levy), сторонника западных военных кампаний против мусульманских государств, несет ли он какую-либо ответственность за проблемы в Ливии в 2013 году, тот попытался уклониться от ответа. Он предпочел похвастаться своим желание нанести удар по Сирии. А в ответ на вопрос о том, нужно ли разместить в Палестине военных для защиты мирных граждан, он рассказал о своем восхищении присущей израильтянам гуманностью.

У меня такое чувство, будто я пишу одно и то же уже более 10 лет, стараясь напомнить политикам, журналистам и комментаторам о том, что интернет — это главный источник информации об их поддержке насилия против безоружных жителей Ирака, Афганистана, Палестины и Ливии. Учитывая наличие такого источника, неудивительно, что гуманитарная интервенция у многих ассоциируется с колониализмом.

Мы никогда не слышали о том, чтобы сторонники концепции «ответственности по защите» призывали начать военную операцию в секторе Газа с целью защитить палестинцев от израильских ракет. Никто не говорит о том, чтобы защитить египетских мирных граждан от жестокой диктатуры, установившейся в Египте при поддержке США. Почти никто не выступает в защиту репрессированных активистов в Бахрейне и Саудовской Аравии. Неважно, как мы это называем — солидарность, ответственность по защите или интервенция с целью предотвращения нарушений прав человека — от Ирака до Ливии военные кампании Запада являются гротескными экспериментами над беспомощными мирными гражданами, результат которых заранее известен.