С момента заключения Римского договора в 1957 году характер того альянса, который мы называем Евросоюзом, определялся кризисами. Зачастую этот союз укреплялся и расширялся в ответ на мощные внутренние и внешние потрясения.

Тем не менее, далеко не всегда этот альянс может оставаться «все более тесным союзом», как говорится в тексте Римского договора. Каждый новый кризис может либо сплотить членов союза, либо отдалить их друг от друга. Недавний внутренний кризис — еврокризис — стал для этого союза тяжелым ударом, последствия которого Европа переживает до сих пор. Однако этот кризис еще больше сблизил те страны, которые пользуются евро.

Теперь Евросоюз столкнулся с новой внешней угрозой со стороны России, которая своими действиями на Украине показала, что она готова изменить границы соседних государств. Пойдя на это, она, по мнению многих экспертов, нарушила правила игры, по которым Европа жила с момента окончания Второй мировой войны.

Действия России долгое время влияли на жизнь Евросоюза. Хотя в основе создания этого блока лежало желание избежать продолжения конфликта между Германией и Францией, этот союз укрепился под влиянием главного геополитического фактора того времени: холодной войны и угрозы со стороны Советского Союза. В 1950-х годах, после того как война в Корее сделала холодную войну гораздо более горячей, европейские столицы и Вашингтон увидели массу стратегических преимуществ в единстве Европы.

Позже именно распад Советского Союза в 1991 году и ослабление напряженности в отношениях между Западом и Востоком открыли Евросоюзу дорогу к стремительному расширению, которое продолжалось в течение последних двух десятилетий. С 1991 года число членов союза увеличилось с 12 до 28.

Сегодня вопрос заключается в том, станет ли воинственно настроенная Россия фактором, который еще больше сплотит членов Евросоюза, или той силой, которая отдалит их друг от друга.

Пока этот кризис, по всей видимости, несколько сблизил членов блока. Несмотря на разногласия в вопросе о том, насколько решительно необходимо реагировать на действия России, на этой неделе участники переговоров приняли решение ввести санкции против отдельных секторов российской экономики — еще несколько недель назад такой шаг казался весьма маловероятным.

«Я считаю, что это решительный скачок вперед, огромный скачок, и его не стоит недооценивать», — сказал один высокопоставленный чиновник Брюсселя.

По его словам, в будущем главным испытанием для союза станет то, как этот блок отреагирует на попытки снизить зависимость Евросоюза от поставок российских энергоресурсов. Если союз справится с этой задачей, это позволит странам Центральной и Восточной Европы, которые в настоящий момент зависят от России, импортировать энергоресурсы с Запада.

По его мнению, главный вопрос в данном случае будет заключаться в том, захотят ли члены союза воздержаться от заключения побочных сделок по энергоресурсам, которые в прошлом они заключали с Россией, чтобы добиться выгодных условий. Также важным станет и то, захотят ли страны, участвующие в спонсируемом Россией проекте «Южный поток» — такие как Венгрия, Болгария и Австрия — продолжить его реализацию на фоне возражений со стороны других членов Евросоюза.

Еще одним важным моментом станет то, сможет ли этот кризис изменить центр тяжести внутри Евросоюза и Брюсселя в решении вопросов внешней политики. Этот кризис еще больше укрепил аргументы в пользу того, что следующий верховный представитель Евросоюза по иностранным делам должен взять на себя ведущую роль в решении вопросов, связанных с международными отношениями, в том числе в области энергетики и торговли.

Чарльз Грант (Charles Grant), директор Центра европейских реформ в Лондоне, считает, что этот кризис доказал — страны Евросоюза «могут достичь гораздо большего, объединив свои усилия, чем действуя поодиночке».

По его словам, это должно повлиять на то, кого Евросоюз выберет в качестве преемника Кэтрин Эштон (Catherine Ashton) на должность верховного представителя Евросоюза по иностранным делам. «Россия настолько важна, что, если вы поставите на эту должность слишком неопытного человека», министр иностранных дел России Сергей Лавров попросту «сделает из него фарш».

На саммите в июле именно эти аргументы ослабили поддержку кандидата на этот пост от Италии, министра иностранных дел Италии Федерики Могерини (Federica Mogherini). Представители блока решили отложить принятие окончательного решения до конца августа, когда лидеры Евросоюза снова соберутся на саммит в Брюсселе.

Никто не ожидает, что полномочия столиц внезапно перейдут к Брюсселю. На самом деле пока неясно, приведет ли угроза со стороны России к укреплению единства среди европейских правительств или к их разобщению, а также сможет ли Евросоюз увеличить степень своего влияния в международных делах.

Однако мы уже можем с уверенностью сделать один вывод: влияние Берлина в делах Евросоюза растет на всех участках политического спектра.

По словам г-на Гранта, чтобы достичь единства в вопросе Украины, Германия согласилась на компромисс и несколько отошла от своей традиционной пророссийской позиции. «Одно из последствий российско-украинского конфликта заключается в том, что Германия превратилась в нового лидера Евросоюза, не только в экономической политике, но и во внешней политике», — добавил он.