Le Figaro: В четверг вы провели долгую встречу с Владимиром Путиным в царском дворце по случаю договоренности о создании в России аналога парка Пюи дю Фу. В чем конкретно была цель этой встречи?

Филипп де Вилье
(Philippe de Villiers): Целью нашей встречи было подписание протокола по созданию царьградского Пюи дю Фу в России. Россия остановила выбор на Пюи дю Фу, чтобы подчеркнуть значимость исторического наследия и русской души. Во время разговора Владимир Путин особо отметил то, насколько важным, по его мнению, является открытие нескольких таких парков в России. Меня поразила харизма этого лидера, широта его взглядов, внимание к культурным связям. На меня произвело глубокое впечатление его стремление сохранить открытость России к остальному миру. Уверен, что именно поэтому наша беседа имела для него символическую значимость. Он напомнил мне, что Россия с радостью готова принять иностранных и французских инвесторов. Для Пюи дю Фу российский проект очень важен, потому что позволяет привлечь к работе величайших российских артистов. Все во Франции знают Большой и Мариинский театры. Мы получим лучших пианистов, танцоров и архитекторов этой страны высочайшей культуры и поразительной чуткости.

— Обсуждали ли вы войну на Украине и введенные против России европейские санкции?

— Я сказал Владимиру Путину, что проект Пюи дю Фу — это жест мира. Потому что санкции — это жест войны, а сотрудничество — всегда жест мира. Все миролюбивые люди, у которых болит душа за Европу и Россию, искренне хотят покончить с этой эскалацией. Они понимают, что санкции — это провокация и унижение народов, у которых еще осталась гордость. Именно так обстоят дела с Россией. Путин ответил: «Лично я рассматриваю вашу поездку в Россию как признак снятия напряженности». Я же сказал ему, что, как мне кажется, будущее Европы должно решаться не на американском, а на европейском континенте. Европа не может обойтись без России. Он вспомнил слова генерала де Голля о «Европе от Атлантики до Урала», о конфедеративной Европе, которая с уважением относится к суверенитету государств.

— В эфире Europe 1 вы говорили, что «Франции не хватает своего Владимира Путина». Что вы имели в виду?

— Мне остается лишь повторить фразу, которую я каждый день слышу от простых французов. С ней согласны все здравомыслящие люди: «Сегодня нам во Франции нужен такой парень, как Путин, вместо Олланда!» Иначе говоря, нам нужен лидер-патриот, который обладает четким видением ситуации и готов принимать решения.

— Как вы относитесь к его концепции демократии и прав человека?

— Владимир Путин — глава государства, которого избрали 63% голосов демократическим путем. И за прошедшие дни я лично смог оценить его огромную популярность в Москве и Крыму. Что касается прав человека, Владимир Путин весьма сдержанно отзывался об эксцентричных выходках Femen и пропаганде гомосексуализма. Из-за этого все главы западных государств отказались поехать на Олимпийские игры в Сочи. Но это же полный абсурд! Президент Путин не собирается отдавать Россию Femen и НАТО, его прекрасно можно понять. Америка же ведет себя совершенно неразумно. Она хочет перекроить на натовский манер весь мир и повсюду подливает масла в огонь. Она хочет не только затащить Украину в НАТО, но и свергнуть Путина, чтобы взять Россию под контроль и утвердить в стране свою идеологию мультикультурализма, глобализма и консюмеризма. Она стремится навязать собственную общественную модель, особенно в странах с глубокими корнями, которые оказывают ей сопротивление.

— Что вы ответите тем, кто называет вас инструментом российской пропаганды?

— Один депутат от Соцпартии как-то сказала, что я работаю против Европы. Я же отвечу ей, что работаю ради мира и дружбы России и Франции, и что Европа сегодня, увы, работает не на себя, а на американских политиков из-за Жозе Мануэла Баррозу, Хермана Ван Ромпея и Франсуа Олланда. Европа стала 51-й звездой американского флага. Я обвиняю Америку в том, что она разжигает войны по всему миру, потому что только так может справиться с чудовищным долгом, который породил глобализм ее руководства.

— Ваш партнер по созданию исторических парков в России Константин Малофеев оказался в санкционном списке Европейского Союза. Дело в том, что в Киеве его считают банкиром сепаратистского движения, которое захватило власть в Донецке...

— Я знаю Константина Малофеева уже не первый год. Он стал мне другом. Я полностью доверяю ему и прекрасно знаю, что он за человек. Его предприятие пользуется прекрасной репутацией в России, и он сегодня тратит свое состояние на благотворительность. Мне довелось побывать в его фонде и школах. Некоторые неонацистские украинские партии, которые сегодня играют первую скрипку, обвиняют его в финансировании пророссийского восстания в Донецке, хотя у них нет никаких доказательств. Это в корне неверно. Константин Малофеев выделяет деньги на формирование гуманитарных сетей в России для распределения медикаментов и подготовки больниц для множества русских беженцев, которые пришли из Украины. На самом деле это проявление солидарности, которое европейские лидеры окрестили поддержкой сепаратистов. Константин широко известен в России щедростью по отношению к семьям беженцев и детям-сиротам. Его также упрекают в том, что он любит царей и предпочитает Николая II Сталину. Получается, есть и те, кто с ностальгией вспоминает о советском терроре!

— Вы официально ушли из политики и сейчас пишете книгу о Жанне д’Арк. Тем не менее, в ваших заявлениях до сих пор много политики. Вы подумываете вернуться обратно?

— Все, что я говорю вам, касается выживания нашей цивилизации. Чтобы вести эту борьбу вовсе нет необходимости клянчить предвыборные подачки. Я достаточно известен для того, чтобы сказать то, что должен. Наша современная политика вызывает у меня тошноту, как и у многих французов. Политические круги стали совершенно безыдейными, потеряли всяческую связь с Францией, превратились в зловонную клоаку. Это драка петухов на куче навоза. И у меня нет никакого желания возвращаться на этот скотный двор. Пуcть петухи разбираются между собой. Да здравствует дружба России и Франции!