Многие города Германии вводят запрет на попрошайничество. Тем самым власти этих городов следуют общеевропейскому тренду. Однако, с точки зрения социальной политики, эти меры довольно спорны.

Не так давно у входа в один из мюнхенских супермаркетов один 18-летний румын просил у прохожих помощи якобы в пользу социального центра для глухонемых. Одна пожилая дама дала ему купюру достоинством в пять евро. Это увидели другие прохожие и вызвали полицию. Сначала этот молодой человек пытался выдать себя за глухонемого, но когда его доставили в полицию, ему пришлось заговорить по-немецки.

Подобные уловки, с помощью которых мошенники заставляют прохожих раскошелиться, далеко не новы. По данным полиции и властей разных городов, в последнее время количество попрошаек на улицах существенно увеличилось. И власти пытаются бороться с этим неприятным явлением, что, впрочем, вызывает критику со стороны социальных организаций.

В последние месяцы в Германии идет активная дискуссия о настоящем нашествии бедных жителей других стран ЕС. В первую очередь, эта проблема затронула Мюнхен, где еще совсем недавно в центре было тихо и спокойно, а теперь появилось множество нищих. Поэтому в некоторых районах города так называемое агрессивное попрошайничество на прошлой неделе было официально запрещено, равно как и попрошайничество с использованием детей, имитация телесных увечий, а также «художественные представления с использованием непригодных для игры музыкальных инструментов».

Австрия в числе самых терпимых стран

Не только в Германии попрошайничество стало скандальной темой: в Норвегии консервативное правительство, в состав которого входят правые консерваторы и правые популисты, также планирует ввести запрет на попрошайничество в общественных местах. А в швейцарской Лозанне недавно распространялись листовки с предупреждениями о том, что «организованное попрошайничество» скоро будет караться штрафом. В других городах Швейцарии аналогичные запреты уже существуют. А в Мадриде с прошлого года попрошаек на улицах и у супермаркетов штрафуют на сумму до 750 евро.

К наиболее толерантным в этом отношении странам относится Австрия, Верховный суд которой признал попрошайничество одним из гражданских прав и отменил целый ряд связанных с этим запретов. В Германии запрет на попрошайничество был отменен в 1974 году, потому что общество должно иметь возможность собственными глазами наблюдать, что бедность является одним из проявлений окружающего мира. В то же времени попрошайки могут быть наказаны, если будут назойливо приставать к прохожим, в частности, прикасаться к ним, клянча деньги. Таким образом, строго говоря, все это уже давно под запретом, и новые правила должны лишь облегчить жизнь полиции, если в серьезных ситуациях ей придется применять штрафы на практике.

Характер попрошайничества изменился

Мюнхен, столкнувшийся с проблемой попрошаек, не одинок. Штрафы и запреты действуют также в Нюрнберге, Аугсбурге, Вюрцбурге и Регенсбурге. В Штутгарте принято решение об увеличении количества полицейских на улицах города, чтобы прохожие чувствовали себя в большей безопасности. Кроме того, городские власти ликвидировали целый лагерь, в котором предположительно проживали попрошайки. А в Карлсруэ городской совет в мае этого года единогласно проголосовал за новую инициативу полиции по запрету любых видов попрошайничества. В Берлине владельцы питейных заведений и магазинов в окрестностях зоологического сада намерены обратиться в частное охранное предприятие, чтобы его сотрудники заботились о безопасности их посетителей.

По данным мюнхенской полиции, большинство попрошаек трудоспособного возраста прибывают из бедных стран Восточной Европы. В последние годы их приток стал особенно интенсивным. Как правило, эти люди являются гражданами Болгарии, Румынии или Словакии, то есть Европейского Союза.

С усилением «конкуренции» виды попрошайничества, по информации правоохранительных органов, претерпели некоторые изменения: в частности, все чаще на улицах можно встретить попрошаек с детьми, а то и вовсе попрошаек-детей. А окрестности вокзалов в крупных городах иногда настолько «оккупированы» попрошайками, что по тротуарам бывает просто невозможно пройти. Все чаще прохожим приходится сталкиваться с «агрессивными» видами попрошайничества, когда нищие пытаются схватить их. Кроме того, жители и туристы все чаще жалуются на приставания и даже угрозы со стороны попрошаек.

Запреты не затрагивают «кукловодов»

В случае нарушения нововведенных запретов мюнхенские власти не исключают обращения в административный суд по поводу так называемого заместительного лишения свободы для нарушителей, которое может достигать четырех недель. При этом, однако, речь не идет о настоящем крестовом походе против попрошайничества, а лишь о противодействии отдельным его видам, утверждают городские власти. По их данным, количество организованных группировок, занимающихся попрошайничеством, за последние два года выросло в пять раз. Если два года назад их число составляло порядка 20, то теперь оно достигло сотни.

В тот же время действия местных властей вызывают возражения со стороны социально-политических структур, потому что вводимые ограничения затрагивают не только контрабандистов, помогающих перебраться в благополучную Германию нелегальным мигрантам. Деньги на их перевозку и проживание дают «кукловоды», которые потом требует от мигрантов «отработки» этих средств. Представители этих покровителей по нескольку раз в день собирают деньги, «заработанные» попрошайками, чтобы полиция, в случае чего, могла конфисковать лишь сравнительно небольшие суммы. Самим попрошайкам достаются лишь жалкие крохи.

Поэтому благотворительные организации жестко критикуют действия властей. По их словам, эта борьба затрагивает лишь самих попрошаек, у которых жизнь и без того не сахар, но не их покровителей. Вернер Гессе (Werner Hesse), возглавляющий Паритетный союз благотворителей, говорит, что использование полиции для решения этой проблемы является «откатом в прошлое столетие». При этом он, впрочем, признает, что проблема очень насущна и не имеет простых решений. Гессе, однако, по его словам, предпочел бы «сделать ставку на социальную работу».

Совет немецких городов, в свою очередь, поддерживает действия местных властей. «Мы относимся с пониманием к тому, что города активизируют борьбу с подобными формами попрошайничества», — сказал представитель Совета.

«К сожалению, принимая эти меры, мы лишь скользим по поверхности, не будучи в силах причинить серьезный ущерб все системе», — говорит в свою очередь руководитель мюнхенского окружного отдела управления Вильгельм Блуме-Байерле (Wilhelm Blume-Beyerle). «Мы действительно, в первую очередь, бьем по нищим, которым на самом деле можно только посочувствовать».

Выяснить, действуют ли они в одиночку или контролируются преступными группировками, является задачей полиции. Ее отдел, по словам Блуме-Байерле, занимается проблемой внешнего вида попрошаек и их восприятия прохожими, но общую проблему бедности такими методами решить невозможно. Однако ситуация накалилась уже настолько, что просто необходимо принимать хоть какие-то меры. «Мы не можем больше просто наблюдать и ничего не делать», — говорит чиновник.