Современная цивилизация означает свободное общество христианско-иудейской культурной среды. Ислам же, по всей видимости, функционирует как реакционная машина времени.

Как звучала фраза византийского императора Мануила II Палеолога, которую процитировал Папа Римский Бенедикт XVI в своем роковом выступлении в сентябре 2006 года в Регенсбурге? «Покажите мне, что нового принес Мухаммед, и вы найдете злые и бесчеловечные вещи, такие как призывы, мечом нести веру, которую он проповедовал».

Для римского понтифика то выступление стало настоящей PR-катастрофой. А как сегодня обстоят дела со старой цитатой, которой уже 600 лет? Не оправдывает ли она себя ежедневно? Ислам бушует практически по всех мусульманских регионах: раздор среди мусульман, террор против инакомыслящих, похищение девушек, подавление женщин, уничтожение культурного наследия, порабощение работников. Этот список можно продолжать до бесконечности. Ислам все больше и больше овладевает новостным фоном.

Ислам? Представители «левых», «зеленых» и левых либералов полагают, что все те ужасы, о которых каждый день приходят вести с земель Аллаха, не имеют ничего общего с исламом, речь идет об исламизме, даже о джихадизме, который — и нужно это признать — является злом, в отличие от миролюбивого и благодетельного ислама. Потому что сама эта религия — хорошая. Ошибка понтифика состояла в том, что он в Регенсбурге не использовал эту трактовку. Ошибка мусульман, критиков ислама Неклы Келек (Necla Kelek) и Хамеда Абдель-Самада (Hamed Abdel-Samad), как, в общем-то, и ошибка всех, была в том, что они увидели в высказывании «чрево», из которого начали извергаться все чудовищные вещи.

Действительно ли все на самом деле так, как кажется? «Запоздавшая» религия пытается найти себе место в настоящем времени и повернуть историю, по крайней мере, на 300 лет назад, во время до начала эпохи Просвещения? Неужели ислам функционирует как реакционная машина?

Закутанные женщины символизируют подчинение как акт веры

Весь комплекс Корана, который охватывает и шариат, и проповеди, подразумевает притязания на власть, как над обществом, так и над верующими. То есть речь идет о тотальной власти над человеческой жизнью, такого нет ни в одной другой светской деспотии или диктатуре. Но так теперь функционирует любая религия, претендующая на политическое господство. Она накрепко, герметично закрывает двери общественной тюрьмы, вплоть до глубин человеческой души, так что человек начинает понимать подчинение как акт веры. Закутанные с ног до головы женщины, утверждающие, что они добровольно надевают бурку, чадор или хиджаб — это свидетельствует об именно таком понимании веры.

Современная цивилизация, напротив, означает ничто другое как свободное общество иудейско-христианского культурной среды. Что означает процветание таких сфер как наука и литература, философия и искусство и, в целом, стремление к изменениям и развитию. Результат всего этого — то, что известный представитель политической философии Карл Поппер назвал «открытым обществом». Поппер имел в виду общество, функционирующее по принципу попытки и заблуждения. Один лишь данный принцип в глазах исламских верующих является греховным.

Но именно этот принцип, последовательно применяющийся с раннего периода Просвещения, пробившийся вопреки воли католической церкви, доказывает крупный успех западного мира, а также дистанцию по отношению к исламской культуре. Хотя представители арабских деспотий предпочитают общаться друг с другом по iPhone, их собственная культура не способна на сопоставимый технический прогресс. Хотя они по всему миру позиционируют себя как инвесторы, но у себя дома используют рабочую силу из круга неверующих. Их фонды, наполняемые за счет прибыли в энергетической сфере, сотрудничают с иностранными компаниями, при этом своим женщинам они запрещают садиться за руль автомобиля.

В то время как на оборудованных компьютерными системами биржах финансовые процессы глобального уровня проходят в наносекунды, здесь и сейчас, ислам живет в сознании, где историческое время отстает от сегодняшнего на сотни лет. Для представителей этой культурной среды это означает падение на самое дно колодца прошлого — подавление интеллектуальных способностей, любопытства, тщеславия, чувства ответственности, самой жизни! И не только в отношении женщин, которым платок резко осложняет любую резкую смену взгляда.

Все догмы действуют и сегодня

Нет, и мужчины скованны в своем развитии из-за преобладания чувства уверенности в себе, которому учит Коран — «Достаточно того, что я мужчина!». Последствием этой самоидентификации, ощущением себя мачо, является подавление женщины — мужское право на воспитание. В суре 4,34 Корана закреплено право на телесные наказания. Все эти догмы действуют и по сей день и действуют так, что, когда арабские партнеры западных компаний возвращаются со встреч из Цюриха, Франкфурта или Лондона, то они финансируют джихадистов. Саудовская Аравия и Катар на протяжении многих лет считаются спонсорами врагов демократии и верховенства закона с оружием в руках.

Но если это не имеет ничего общего с настоящим исламом, что до нас пытаются донести толерантные представители немецкой общественности, тогда где-то должны проходить протесты против злоупотребления их верой — движения тысяч и сотен тысяч, миллионов верующих, которые не хотят более терпеть «мясорубку» и террор и стремятся выразить свой протест. Где они?

Когда в западных демократиях происходит нарушение правовых норм, на улицы обрушивается поток граждан, который вселяет страх в элиты — будь то в Вашингтоне, Берлине или Тель-Авиве. Сопоставимые массовые манифестации мусульман против мусульманской власти — они означали бы переход ислама в 21 век. Бывший президент ФРГ Кристиан Вульф (Christian Wulf) в ходе своего недолгого срока полномочий сказал однажды: «Ислам является частью Германии». Это был ответ на неправильный вопрос. Правильный вопрос звучит следующим образом — «Является ли ислам частью нашего времени?».