По неофициальным данным из официальных источников, за май–июль город Прага потерял около 40% российского турпотока. А ведь Прага — абсолютный чемпион по «русскому туризму»: в прошлом году там потратились почти 900 000 гостей из РФ. Это больше, чем в Париже и Берлине, взятых вместе.

Из тех же источников доходят и берлинские сводки: 30% потерь за начало летнего сезона. В некоторых итальянских дорогих городах дефицит русской речи уже вызывает панику… Вена потеряла почти треть гостей, говорящих по-русски…

Так что же, как любил спросить Ларри Кинг, случилось с подводной лодкой «Курск», простите, с российским туризмом в Европу?

Ответ напрашивается, но этот ответ неверен. Он не утонул, он просто перешел в подводный режим. И из-за этого видимая картина не соответствует действительности.

Вот эти ежедневно исчезающие туроператоры, которые оставили за границей без отдыха и жилья уже более 120 тысяч россиян, — вовсе не причина исчезновения русских в знаковых местах летней Европы. Они — всего лишь следствие, да к тому же еще и побочное, невидимых подводных процессов.

До 30−40 процентов дефицита гостей из РФ образовалось в результате того, что в Европу не выехали «государевы люди», их семьи, их обслуга, их нахлебники. Не только силовики, о которых говорят в СМИ, что у них просто отняли загранпаспорта. Но и, как обобщил однажды Дм. Быков, «…сырьевики и остальные земляки».

Не поехали люди «Роснефти» и »Газпрома», «Стройтрансгаза» и »Газстройконсалтинга», «Транснефти» и »Уралвагонзавода», даже крылатым руководителям среднего звена «Аэрофлота» и легким на подъем боссам РЖД пришлось остаться под синевой родных небес.

Вот они-то, составляя треть потока, давали туротрасли большую часть ее прибыли. Чартеры с »олинклюзивом» генерировали лишь сам поток, подымая обороты крупных турструктур и практически не принося им прибылей. Это была, по сути, классическая пирамида, когда из средств за летние поездки компании оплачивали новогодние бронирования.

Как только «силовики, сырьевики и остальные земляки» остались у родных пенат вместе со своими домашними, чартеры замерли на взлетных полосах: заказчикам оказалось нечем платить.

Впрочем, их пассажиры слабо утешили бы Прагу, Берлин, Вену, Париж или Форте-дей-Марми. Скорее удивили бы, оказавшись новыми «старыми русскими» — бедными, экономными и злыми.

Такие годятся для псевдопятизвездочных отелей Турции или Египта, но не оставляют по сто евро чаевых за вечер в ресторане, не заказывают спа-процедуры по эксклюзивной цене и не летают вертолетами «Эйр Монако».

Теперь мы узнали, что из примерно 14 миллионов европейских российских ежегодных гостей около 4−5 миллионов являлись те самые «государевы люди», которых наши эксперты принимали за российский средний класс — опору и надежду капитализма.

Еще процентов, пожалуй, 10−15, то есть миллиона полтора-два, составлял автономный туристический народ, гость всюду желанный и уважаемый.

А остальные — натуральные «руссо туристо». Они-то как раз сейчас и тонут у нас на глазах, гуляя свой последний сезон.

К Новому году, когда оставшиеся в живых турструктуры выложат новые цены экономотдыха (учитывающие реальные расходы и норму прибыли, без мысли их компенсировать за счет сверхдоходов с »государевых людей») — для большей части «народных путешественников» они окажутся неподъемными. И »руссо туристо» встретят Новый год на дачах.

Вот тогда-то и грянет кризис российского выездного туризма.

Впрочем, специалистам он виден уже сейчас. Гендиректор «Аэрофлота» Виталий Савельев заявил на прошлой неделе о том, что компания зафиксировала резкое снижение спроса на авиаперевозки — пассажиры стали реже покупать билеты с глубиной продаж на три-шесть месяцев. «Я такое падение спроса видел в 2009 году. Сейчас оно есть. Мы видим, что глубина продаж упала. Пассажир перестал покупать билеты глубиной продаж от 3 до 6 месяцев. Люди не понимают до конца развития ситуации с точки зрения политики, экономики. В чем они прежде всего себя ограничивают? Прежде всего в такой форме роскоши, как путешествия», — цитирует господина Савельева агентство РИА Новости. По его словам, авиакомпания намерена реагировать на это резкое снижение спроса. «Что мы будем реально предпринимать? Мы сейчас будем уменьшать нашу провозную емкость: поставки самолетов мы будем переносить на чуть более дальний период», — заявил Виталий Савельев.

А что же будет потом?.. Потом, надеемся, все станет лучше. Если не введут выездных виз, автономный туризм начнет расти, догоняя европейские тенденции (в Германии 45% путешественников обходятся без турбюро, а в РФ пока лишь 3−5%), силовики и приравненные к ним снова вольются в турпоток, да еще, извините каламбур, и с новыми силами; «лоукост»-туризм вместе с большей частью народных масс потеряет признаки «халявы», но обретет стабильность, а Европа…

Европе полезна перезагрузка русскоязычного туризма: многим здесь экономически выгодно понять, что нужно бороться не с русскими клиентами, а за русских клиентов. И бороться всерьез — конкурировать, креативить, планировать вдолгую, целево инвестировать, использовать медийные и сервисные ресурсы на родном этим людям языке.

Времена под девизом «Русские и так к нам придут!» накрылись Крымом. Или, как элегантно выразился один мой друг, «накрымлись».