Сражения на востоке Украины, которые на этой неделе ужесточились в связи с тем, что Владимир Путин отправил туда российские войска, представляют собой довольно мрачный фон для саммита НАТО, который пройдет на следующей неделе в Уэльсе. Тем не менее, события на Украине гарантируют, что на саммите 4 сентября лидеры стран НАТО больше не станут тратить время на разговоры о назначении альянса, который существует уже 65 лет. Изначально планировалось, что дата этого саммита должна примерно совпасть с окончанием военной операции в Афганистане, запланированным на январь. Приблизительно 14 тысяч военнослужащих США и НАТО могут остаться на территории Афганистана еще на несколько лет, чтобы оказывать помощь афганским силам безопасности. Но благодаря г-ну Путину главной темой саммита станет возвращение к прежней задаче НАТО, то есть к вопросу о гарантиях защиты членов этого альянса.

Сразу после силовой аннексии Крыма Россией в марте, этот альянс пребывал в нерешительности. Он предпринял несколько неуверенных попыток заверить своих новых членов, расположенных в непосредственной близости от российской границы, в том, что НАТО выполнит свои обязательства, прописанные в Статье 5, которая гласит, что нападение на одного из членов альянса расценивается как нападение на всех его членов. Однако, несмотря на довольно энергичные действия генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена, некоторые его члены (в частности немцы, итальянцы и голландцы) не хотели «провоцировать» Россию. Просьба Польши о постоянном размещении на ее территории 10 тысяч военнослужащих, в том числе многочисленного американского контингента, была отклонена из-за того, что Польша находится слишком близко от российской границы.

К счастью, политика умиротворения г-на Путина исчерпала себя. Разжигание Россией гражданской войны на востоке Украины и крушение самолета MH 17 с 193 гражданами Голландии на борту, за которым стоят вооруженные Кремлем сепаратисты, изменили мнение европейцев. Сейчас очевидно, что альянс должен быть готов к длительному противостоянию с враждебно настроенной Россией. Тем не менее, велика вероятность того, что НАТО и на этот раз сделает слишком мало.

Вероятнее всего, во время предстоящего саммита будет утвержден «план обеспечения готовности», направленный на укрепление средств сдерживания. Это, разумеется, хорошо, но этого недостаточно. В результате будет сформирована бригада высокой боевой готовности, в Польше будут предварительно размещены тяжелые орудия, которыми позже смогут воспользоваться войска второго эшелона, кроме того будет создан новый командный центр. Между тем, НАТО послало бы гораздо более мощный сигнал России, если бы альянс выполнил первоначальную просьбу Польши и разместил на ее территории военную базу с контингентом численностью в 10 тысяч военнослужащих.

Улица с односторонним движением

Подобные действия нарушат Основополагающий акт, подписанный Россией и НАТО в 1997 году, цель которого заключается в том, чтобы положить конец взаимным подозрениям эпохи холодной войны и подготовить почву для партнерских отношений между альянсом и Москвой. Однако г-н Путин всегда относился к НАТО как к противнику. Поэтому членам НАТО не стоит считать себя связанными условиями документа, которые не выполняются другой стороной.

В настоящий момент европейские члены НАТО должны продемонстрировать серьезность своих намерений. Меры жесткой экономии и ложное чувство безопасности привели к тому, что в течение многих лет эти страны сокращали расходы на оборону, тогда как Россия с 2007 года удвоила свои военные расходы (в номинальном выражении). Лидеры европейских стран всегда были уверены в том, что Америка заполнит все пробелы в возможностях. По словам г-на Расмуссена, «тревожный звонок» от г-на Путина заставил половину членов НАТО пообещать больше не сокращать военные расходы, но этого недостаточно. В 2006 году все члены НАТО дали обещание тратить 2% своих ВВП на оборону. Но в Европе только Британия, Франция, Греция и Эстония выполнили свои обязательства (хотя Польша уже приблизилась к этому). Сейчас НАТО в первую очередь необходимы хорошо вооруженные силы, готовые к быстрому развертыванию — и европейские лидеры, готовые объяснить своим избирателям, почему им придется за это заплатить.