Варшава — На протяжении всей моей жизни — по крайней мере, мне так кажется — мне снова и снова показывают фотографии красивого польского лета 1939 года: играющие на солнце дети и модно одетые женщины на улицах Кракова. Однажды я даже видела фотографию свадьбы, которая состоялась в июне 1939 года в саду того самого загородного дома, который сейчас принадлежит мне. И на всех этих фотографиях лежит печать обреченности, потому что нам всем хорошо известно, что произошло потом. Сентябрь 1939 года принес вторжение сразу с востока и с запада, оккупацию, хаос, разрушения и геноцид. Большинство людей, которые присутствовали на той июньской свадьбе, очень скоро были отправлены в ссылку или убиты. Ни один из них не вернулся в этот дом.

Оглядываясь назад, мы сейчас понимаем, что все они были очень наивны. Вместо того, чтобы праздновать свадьбу, им нужно было бросить все, мобилизоваться и готовиться к всеобщей войне, пока это еще было возможно. В связи с этим у меня сейчас возникает вопрос: а не стоит ли украинцам — летом 2014 года — сделать то же самое? И не стоит ли жителям Центральной Европы к ним присоединиться?

Я понимаю, что западноевропейским и американским читателям этот вопрос может показаться несколько истеричным и апокалиптическим. Но выслушайте меня до конца, хотя бы потому, что именно такие разговоры в настоящее время ведут многие жители Восточной Европы. Несколько дней назад российские войска, поднявшие флаг прежде никому не известного государства Новороссии, перешли юго-восточную границу Украины. Российская академия наук недавно объявила о том, что осенью этого года она издаст историю Новороссии, очевидно, уходящую своими корнями в период правления Екатерины Великой. По слухам, по Москве сейчас распространяются несколько вариантов карты Новороссии. На некоторых из них в состав Новороссии включены Харьков и Днепропетровск, города, до сих пор находящиеся в сотнях километров от мест сражений. На некоторых картах Новороссия располагается вдоль побережья, соединяя Россию с Крымом и Приднестровьем, пророссийским сепаратистским регионом Молдовы. Даже если сначала Новороссия будет всего лишь непризнанным «государством-обрубком» — таким, как Абхазия и Южная Осетия, которые Россия отделила от Грузии — она со временем вполне может разрастись.

Для создания этого государства нужны будут российские солдаты — их число будет зависеть от того, насколько ожесточенно Украина будет сопротивляться — но в конечном итоге, чтобы удержать эту территорию, России понадобится нечто большее, чем просто солдаты. Новороссия не будет стабильной до тех пор, пока там живут украинцы, которые хотят, чтобы она оставалась частью территории Украины. Но у этой проблемы тоже есть решение. Несколько дней назад Александр Дугин, радикальный националист, чьи взгляды оказали мощное влияние на убеждения российского президента, выступил с невероятным заявлением. «Украину надо очистить от идиотов», — написал он, а затем призвал к «геноциду» «расы ублюдков».

Однако Новороссию будет трудно сохранить, если у нее появятся противники на Западе. Возможные решения этой проблемы также пока обсуждаются. Не так давно Владимир Жириновский — член российского парламента и придворный шут, иногда позволяющий себе такие высказывания, которые не позволяют себе другие чиновники — заявил, что Россия должна использовать ядерное оружие против Польши и стран Балтии — «карликовых государств», как он их назвал — и показать Западу, кто на самом деле правит в Европе: «Америка — ничего ей не угрожает, она далеко, а вот восточноевропейские страны сами себя ставят, так сказать, под угрозу полного уничтожения», — заявил он. И Владимир Путин снисходительно относится к подобным заявлениям: высказывания Жириновского не всегда отражают официальную позицию России, как сказал президент, но при этом его партия продолжает существовать.

Гораздо более серьезный человек, российский диссидент и аналитик Андрей Пионтковский, недавно опубликовал статью, в которой он утверждает, что Путин на самом деле рассматривает вероятность ограниченного ядерного удара  — может быть, по одной из столиц стран Балтии, может быть, по какому-либо польскому городу, чтобы доказать, что НАТО — это бесполезное и бессмысленное образование, которое не посмеет ответить ударом на удар из-за страха перед глобальной катастрофой. И действительно, в ходе учений 2009 и 2013 года российская армия открыто «отрабатывала» ядерный удар по Варшаве.

Можно ли назвать все это бессвязным бредом безумцев? Возможно. Возможно, Путин слишком слаб, чтобы предпринимать подобные шаги, возможно, это всего лишь попытки напугать Запад, возможно, олигархи остановят его. Но в 1933 году книга Mein Kampf тоже казалась западным и немецким читателям истеричным вздором. Приказы Сталина «ликвидировать» целые классы и социальные группы в Советском Союзе тоже показались бы нам безумием, если бы мы тогда о них услышали.

Но Сталин сдержал свое слово и выполнил все свои угрозы не потому, что он был сумасшедшим, а потому что он с упорством и до конца следовал своей собственной логике — и потому, что никто его не остановил. Сегодня никто не может остановить Путина. Поэтому можно ли назвать подготовку к всеобщей войне истерией? И разве нежелание готовиться к ней не является свидетельством наивности?