Девятого сентября состоялось очередное слушание по делу Азии Биби (Asia Bibi). Мусульманский лидер Шафаат Расул (Shafaat Rasool) уверен, что необходимо внести некоторые изменения в пакистанский закон о богохульстве для того, чтобы им не злоупотребляли.

За несколько дней до нового слушания по делу Азии Биби  (оно состоялось 9 сентября) он дал интервью, в котором искренне пожелал, чтобы «справедливость восторжествовала», чтобы закон о  богохульстве изменили и не злоупотребляли им, и чтобы Пакистан, который в настоящий момент переживает серьезный политический кризис, был не теократическим, а «демократическим и светским» государством, в котором у всех были бы «равные права и обязанности». Шафаат Расул – пакистанский ученый и исламский лидер, приверженец суфизма, известный телевизионный проповедник, который уже в течение шести лет каждое утро появляется на экранах телевизоров всех пакистанцев, давая духовные наставления, часто касающиеся общественной и гражданской жизни. Кроме того, он является директором центра исламской духовности в Лахоре, отдает много сил на поддержание диалога между различными религиями, а также возглавляет Межрелигиозный комитет, который основал вместе с капуцином Францисом Надимом (Francis Nadeem) в столице Пенджаба. Ему уже несколько раз угрожали расправой исламистские экстремисты за его прогрессивные взгляды на жизнь. После тура по Европе в эти дни в Ватикане он встретился с представителями Папского совета для ведения межрелигиозного диалога. Vatican Insider пригласил его на интервью.
 
Vatican Insider: 9 сентября состоится очередное слушание по делу христианки Азии Биби, которую несправедливо обвиняют в богохульстве.  Вы знакомы с этим делом?
 

Шафаат Расул: Да, я знаком с ним, как и с делами многих других людей, христиан и особенно мусульман (согласно данным, последних большинство), которые страдают из-за ошибочной интерпретации закона о богохульстве. Я бы очень хотел, чтобы эта женщина была оправдана. Давайте положимся на серьезность и независимость пакистанского суда, доверимся ему. Если он постановит, что она невиновна, то ее отпустят. Хочу напомнить о том, что она – не единственная пострадавшая от несправедливости Пакистана. Очень часто случается так, что сроки юридических процессов сильно затягиваются в связи с огромным количеством формальностей.
 
– Есть мнение, что закон о богохульстве часто используют для достижения каких-то конкретных целей. Вы разделяете эту точку зрения?

 
– Мы уже неоднократно обсуждали этот вопрос с нашими друзьями-христианами. Я не говорю, что нужно упразднить закон, направленный на то, чтобы сохранить уважение к богу и различным религиям. Но я выступаю за внесение в него некоторых изменений, чтобы предотвратить возможность злоупотребления им. Очень часто на него ссылаются с целью поставить под удар того или иного человека, выдвигая против него ложные обвинения и ложные свидетельства. Некоторые люди без зазрения совести пользуются незнанием масс и подстрекают простых людей к совершению жестоких поступков, как только те услышат, что кто-то оскорбил пророка. Я считаю, что прежде чем обвинять кого-то в богохульстве, нужно, чтобы дело тщательно изучил начальник полиции (а не рядовые полицейские). И если обвинения окажутся ложными, следует наказать самих клеветников. Подобные меры необходимы.
 
– Как вы оцениваете положение христиан в Пакистане?


– Я считаю их такими же гражданами страны, как и всех остальных, поэтому они все должны обладать одинаковыми правами и обязанностями. Мне не нравится термин «религиозные меньшинства», поэтому я называю их исключительно «гражданами-христианами». Христиане сыграли важную роль в основании государства Пакистан, нужно признать это и помнить об их незаменимом вкладе. За любое проявление жестокости или агрессии по отношению к ним (например, за взрыв христианской церкви в городе Пешавар в прошлом году) виновных необходимо судить. В Пакистане есть терроризм, который бьет исключительно по религиозным меньшинствам, но ни один адекватный мусульманин не поддерживает жестокое и несправедливое  отношение к отдельным представителям или обществу в целом. Все гражданское общество Пакистана пытается пресечь такие проявления.
 

Азия Биби, приговоренная к смертной казни за богохульство

– Что вы думаете о ненависти по отношению к религиозным меньшинствам, к которой часто призывают школьные учебники?

– Существует великое множество различных учебников, и немало из них составлены очень хорошо. Однако я полагаю, что определенные изменения должны затронуть также сферу образования. Если в учебниках для детей присутствуют тексты, подталкивающие их к ненависти, или неверные исторические данные, как-либо ущемляющие меньшинства, совершенно очевидно, что их нужно как можно скорее откорректировать или вовсе запретить. Я уже говорил христианским лидерам в Лахоре, что я готов войти в состав комиссии, которая проверяет тексты и предлагает внести в них те или иные коррективы. Нужно показать детям, подросткам, молодым людям, какую огромную ценность имеют уважение, гармония, толерантность, равноправие и справедливость.
 
 – Пакистан переживает сейчас непростое время. Считаете ли вы, что демократии что-то угрожает?

 
– Многие сегодня хотели бы разрушить демократию в Пакистане. Я совершенно не поддерживаю акцию протеста, организованную политическим лидером Имраном Ханом (Imran Khan) и мусульманским проповедником Тахиром уль-Кадри (Tahir ul-Qadri) в Исламабаде. В ней приняли участие несколько тысяч человек. Однако совершенно точно, что многим из них за это заплатили. И, согласно некоторым наблюдателям, на самом деле этой акцией руководили военные, которые хотят взять контроль над страной в свои руки. Правительство избрал народ, и для того, чтобы изменить его, следует действовать согласно конституции. Демократия и все ее инструменты (парламент, конституция и т.д.) – это высшее благо для Пакистана, который должен быть светским государством. Я склонен думать, что народ Пакистана восстал бы, если бы этот митинг каким-либо образом вышел за рамки конституции.
 
– Почему вы решили принять участие в межрелигиозном диалоге?

 
– Потому что, будучи религиозным лидером ислама, который каждый день занимается посредничеством и освящением, я люблю весь человеческий род. Межрелигиозный диалог – это мощное оружие против конфликтов на различных уровнях. Благодаря ему мы все можем жить в гармонии и толерантно относиться друг к другу. В основе межрелигиозного диалога лежат уважение к человеку, любовь к человеку и служба ему. Я уверен, что разные религии могут сотрудничать на благо всему человечеству. Особенно я верю в диалог между авраамическими религиями: исламом, христианством и иудаизмом. С христианскими лидерами Лахора мы вместе молимся, отмечаем праздники, обмениваемся идеями, искренне дружим.  Строительство братских отношений – это и есть праведный путь.
 
– В данный момент многие считают, что действия Исламского государства в Ираке – это и есть прямое отражение идей ислама. Что-нибудь скажете по этому поводу?
 

– Я питаю глубокую неприязнь к последователям так называемого халифата ИГИЛ. Они бесчестят истинный ислам. Я уже много раз говорил о том, что любой их жест противоречит Корану и шариату. Как можно совершать такие ужасные преступления, как убийства, обезглавливания, осквернение мест поклонения, во имя ислама? Они позорят нашу религию. Ислам учит нас тому, как важно уважать человека. Нам очень жаль, что в Ираке происходят подобные вещи, и мы горячо осуждаем все эти жестокие действия, которые не оправдывает ни одна религия в мире.
 
– А что вы думаете о папе Франциске?

 
– У меня не было возможности познакомиться и встретиться с ним, но исходя из того, что я видел и понял на его счет, это действительно верующий, очень набожный человек, который всегда готов к диалогу. Его имя после избрания – Франциск, так же звали святого, который стал основоположником  исламо-христианского диалога, а это уже говорит о многом. В Пакистане мы продолжаем этот диалог и продолжаем придерживаться стратегии по сближению ислама и христианства, большую роль в котором играет Межрелигиозный комитет в Лахоре, созданный 12 лет назад совместно с членами католической церкви. Мы не свернем с этого пути.