С 22 сентября тысячи демонстрантов регулярно выходят на улицы Гонконга с требованием большей свободы и демократии. Зонтики, которые они используют как средство защиты от слезоточивого газа, быстро превратились в символ этого спонтанного движения. Причем нынешний случай — не исключение: в каждой протестной волне обязательно появляется символ, вещественное олицетворение борьбы.

Самоопределение

Мы нуждаемся в символах, потому что они объединяют нас. «Любой группе требуется совокупность знаков и ритуалов, которые обеспечивают самоопределение ее членов, отличают их от других людей», — считает историк и специалист по революциям Матильда Ларрер (Mathilde Larrère). Раз в протестных движениях зачастую возникает серьезная путаница, общая эмблема позволяет сформировать связь между очень разными группами.

«Забыть о различиях намного проще, когда у вас есть общий враг и символ, который подчеркивает то, что вас объединяет», — отмечает преподаватель семиотики Туринского университета Массимо Леоне (Massimo Leone).

Сегодня многие протестные движения принимают статическую форму. Они занимают площади (Майдан, Тахрир...) и улицы (проспект Ротшильда в Израиле). Однако очень долгое время революции были подвижными. Поэтому символы позволяли легко понять, на какой стороне стоит человек. В 1830 году французские революционеры подняли трехцветный флаг как символ борьбы против монархии с ее белым знаменем.

Воспроизведение


Хотя чаще всего в памяти остаются предметы (ботинки в Египте, зонтики в Гонконге), песни и лозунги тоже долгое время играли очень важную роль, как показал пример южноафриканской и российской революций. Относится это и к жестам.

Протесты в Фергюсоне, штат Миссури

Борьба с апартеидом в Южной Африке 1960-х годов велась с воздетым кулаком. 9 августа этого года поднятые вверх руки со словами «Руки вверх, не стреляйте» стали символом демонстраций после гибели 18-летнего чернокожего подростка Майкла Брауна, которого убил белый полицейский в штате Миссури, хотя тот был совершенно безоружным.

Со всех сторон протестного движения зачастую виднеются одни и те же жесты, звучат одни и те же лозунги. «Революции наблюдают друг за другом и толкают последователей к тому, чтобы использовать те же ритуалы, те же методы», — говорит Матильда Ларрер. Так, например, красный флаг долгое время поднимался самыми разными революциями и протестными движениями по всему миру. Демонстранты из Гонконга взяли на вооружение «Руки вверх, не стреляйте» из Миссури.

Иногда главный символ движения возникает случайно. Из-за изменчивой погоды большинство гонконгцев постоянно носят с собой зонты. Когда на прошлой неделе силы правопорядка начали применять перечный и слезоточивый газ, этот предмет стал средством защиты, а затем и символом протестов. Точно также революция гвоздик 1974 года началась весной, в разгар сезона цветения. Однако гвоздики приобрели символический смысл не сразу, а после того, как бойцы повстанцев прикрепили их на винтовки.

Внимание СМИ

В целом, символы придают заметности протестному движению и облегчают проведение информационных кампаний. Внимание к символу в СМИ играет ключевую роль для распространения движения.

«Символы легко воспроизводятся и по-своему заразны. Для успеха демонстрациям нужно распространиться, привлечь внимание людей, СМИ и власти», — подчеркивает Массимо Леоне.

Как бы то ни было, излишняя сосредоточенность на символике движения может повлечь за собой ошибочные упрощения и ложные представления о единстве.

«В любой революции существует несколько голосов, — объясняет Матильда Ларрер. — В ней имеются отличающиеся друг от друга составляющие, и излишнее внимание к символу или символам может создать ощущение единства. Тем не менее за одним символом или словом могут скрываться разнородные политические, общественные и революционные проекты».

Такая позиция не лучшим образом отражается на нашем понимании движения, а также несостыковок и разногласий, которые постепенно могут возникнуть в этой среде.