В январе 1991 года Дмитрий Киселев был телеведущим в Редакции информации на советском телевидении. В дни после штурма спецназом телебашни в Вильнюсе, в результате чего погибло 14 человек, Дмитрий Киселев отказался зачитать официальные материалы, искажающие действительную картину борьбы за независимость Литвы. Он пошел против линии Кремля, рассказав о том, что сам лично видел в прибалтийских республиках, за что и был уволен.

Три года спустя президент Литвы вручил Дмитрию Киселеву медаль за вклад в борьбу за независимость этой страны. Позже Еврокомиссия предоставила Киселеву деньги для телевизионной серии документальных фильмов, объединенных в программу «Окно в Европу». Это название перекликается с амбициями Петра Великого превратить Россию в европейское государство, - амбициями, которые Киселев разделял. Он ездил по Европе и с энтузиазмом и знанием дела рассказывал о ней телезрителям. Он был женат на англичанке, был корреспондентом в Финляндии и, в отличие от своих соотечественников и многих европейцев, знал, в чем суть Копенгагенских критериев в области реформ, которые должны проводить страны-кандидаты в Евросоюз.

Сегодя, между прочим, литовский президент потребовал у Киселева награду обратно. И его, вместо материальной поддержки телепрограмм, вместе с политиками и деловыми людьми ближайшего окружения президента Путина занесли в списки лиц, против которых применены санкции ЕС. Он обвиняется в том, что, будучи влиятельной личностью в области формирования общественного мнения, поддержал аннексию Крыма Россией и вмешательство в восточную Украину. Киселев был первым российским журналистом, которому в соответствии с санкциями запретили въезд в страны ЕС и заморозили там счета.

Поэтому в этом году ему пришлось изменить планы на отпуск. Первоначально Киселев с семьей хотел поехать к друзьям в Норвегию в Нордкапп: Киселев - специалист по скандинавским языкам, он окончил Ленинградский университет и владеет норвежским и шведским языками. Однако вместо Норвегии ему пришлось поехать в Японию, куда его пригласил старый коллега с японского телеканала NHK, где Киселев также работал одно время.

«Я очень верил в Европу, но разочаровался. Европа не дотягивает до тех идеалов, которые провозглашает на словах, и уклоняется от критики США, когда те бомбят по всему миру и нарушают права человека», — говорит Киселев.

Мы сидим на террасе его дачи в Коктебеле на восточном побережье Крыма, откуда открывается впечатляющий вид на Черное море и близлежащие горы. Киселев находится в Крыму в связи с открытием джазового фестиваля, у истоков которого он стоял в нулевых годах, когда работал на Украине. Он вырос в музыкальной семье, играет на классической гитаре, а в гостиной у него стоит белое пианино Yamaha. На стене - семейные фотографии и репродукция известной картины Густава Климта, которая очень нравится жене Киселева — Марии. Она - психоаналитик. Ее особенно интересует Зигмунд Фрейд и центрально-европейская культура, в которой он и Густав Климт сформировались. На гриле скворчит свеже-пойманная камбала. Она жарится вместе с массой чеснока, помидоров и сладкого перца. Хозяин разливает домашнее вино и шампанское. После этого будет подан спелый, словно солнцем налитый виноград. Опять же с собственной лозы.

 «Европа потеряла свою притягательную силу. В Европе наблюдается откат европейских ценностей. Динамика развития идет неправильным путем».

Переход Дмитрия Киселева от восхищения Европой к ее критике отражает такую же тенденцию и в самой России. 20 лет назад лишь небольшая горстка людей в России была против сближения страны с Западом. Сегодня все наоборот. Большинство поддерживает курс президента Путина на защиту того, что Москва считает национальными интересами, даже если это предполагает конфронтацию с Западом.

И это не только из-за официальной пропаганды. Многие, стоящие за Путина, имеею доступ к интернету и западным СМИ, однако считают, что санкции несправедливы, а жесткий курс Запада против России продиктован двойной моралью и лицемерием.

В годы после распада Советского Союза Киселев был ярым поборником классических журналистских добродетелей: факты, факты и еще раз факты. Никаких моральных нравоучений и продиктованных идеологией наклеек — «герой» или «злодей». Задачей журналиста, считает Киселев, изложить документально подтвержденное дело, предоставив судить о нем самим телезрителям, радиослушателям, читателям. В те времена Киселев осуждал многих коллег, обвиняя их в агитаторстве и считая, что такой подход могут позволить себе писатели и художники, но не журналисты.

«Художник может закрасить все полотно красным и сказать: вот таким я вижу мир. Но журналист так не может. Журналист, показывая мир, обязан соблюдать его истинные пропорции», — говорил тогда Дмитрий Киселев.

Сегодня он ничего не имеет против пропаганды, если она направлена на то, чтобы привлечь внимание к здоровым ценностям, призывает к патриотизму, как он сформулировал это в интервью российской газете.

Что же произошло, если не считать внешние обстоятельства? В декабре прошлого года президент Путин назначил Киселева главой международного информационного агентства, цель которого — дать миру позитивные представления о России; и то, что с 2012 года Киселев является ведущим на государственном телеканале Россия в еженедельной программе «Вести недели», где у него под особым прицелом Запад и доморощенные критики политики российского руководства. Что же произошло?

По словам Киселева, Россия страдает от моральной пустоты, которая связана с драматической историей страны в 20-м веке: гражданской войной, тоталитарным режимом, распадом государства, недостатком общих ценностей и представлений о том, что правильно, а что нет.

«В ситуации с такой нехваткой ценностей я, как тележурналист с большим влиянием на мнения людей, чувствую особую ответственность за то, что говорится зрителям, что именно я считаю правильным, а что нет. Они от меня этого ждут».

Но это несколько другая журналистская роль, чем та, которой ты был привержен раньше. Считаешь ли ты себя агитатором?

«Послушай, когда я был женат на англичанке, мы оба с ней испытывали огромный культурный разрыв. Когда она говорила “красное”, и я говорил “красное”, то оказывалось, что мы представляли себе совершенно разные цвета. А когда она говорила “быстро”, и я говорил “быстро”, то выяснялось, что говорили мы о разных скоростях. И теперь, когда ты употребляешь слово “агитатор”, то искажаешь то, что я имею в виду. Речь идет о том, что телевидение неизбежно оказывает влияние на формирование ценностей у зрителей. И российский зритель хочет, чтобы я сказал ему свое мнение по поводу того, что хорошо, а что плохо. Несколько лет тому назад я делал документальную программу, где рассказывал о водке — и как о проклятой напасти, и как о национальной гордости. Я рассказал о ней все. Но когда на следующий день отправлялся на верховую прогулку, мой конюх сказал мне: “Это была интересная программа, но ты забыл самое главное — сказать, какую водку следует покупать”. Зрителям нужны не только факты, они хотят получить также ответ — и неважно, идет ли речь о водке, или о событиях на Украине».

Владимир Путин назвал распад Советского Союза геополитической катастрофой. Я предполагаю, что сразу после распада у тебя было об этом другое мнение, не такое, как сейчас?

«Да. Виктор Черномырдин сформулировал это предельно точно: целили в систему, а подбили страну. Сторонники демократии боролись с коммунистической системой, но кончили тем, что подорвали страну. Распад СССР стал инструментом в политической борьбе. Я думал тогда, что распад страны не был такой уж большой трагедией. Тогда царила определенная наивность и политический романтизм. Но это кончилось тем, что русские стали ращепленной нацией и живут теперь во многих разных странах».

По словам Киселева, он тоже был движим романтическими представлениями, когда в 2000 году согласился на должность начальника информации на украинской телестанции, принадлежавшей одному из самых богатых людей страны, Виктору Пинчуку, женатому, между прочим, на дочери тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы.

«Президент заявил, что Украина пойдет европейским курсом, а я сам тоже был ориентирован на Европу и сказал моим российским друзьям, что теперь еду на Запад. Они смеялись, а я принимал все всерьез. Я хотел участвовать в европейской интеграции Украины, чтобы потом за ней последовала и Россия. Но очень скоро я понял, что на Украине нет необходимой основы для интеграции с Европой».

Что ты имеешь в виду?

Все учреждения на Украине были подорваны, украинцы ненавидели свое государство и своего президента. Они не старались сформулировать свои национальные интересы и создать демократические институты. Они не понимали необходимости создать уважительное отношение к вооруженным силам. Я предложил моей редакции сделать передачу об истории украинского флага в связи с официальным днем флага. Журналисты были против. Я объяснял, что флаг — это символ нации и ее ценностей. Мне пришлось потратить массу времени для того, чтобы объяснить, почему это важно. Они не понимали, что одного только географического положения страны недостаточно, для того, чтобы стать частью Европы«.

Некоторые говорят, что в результате войны и кризиса Украина стала сильнее как нация, что упрочилось национальное единство, возникло ядро украинской нации.

«Такое говорят не впервые. Это также говорили после Оранжевой революции 10 лет назад, но то ядро, о котором ты упоминаешь, состоит из радикальных националистов, да, прямо скажем, фашистов. Радикальный национализм всегда разрушителен для нации. Это случилось с Германией во времена нацизма, с Японией в тот же период времени, с Италией и Испанией. Советский Союз распался в большой степени из-за радикального национализма в республиках. Он способствует не рождению нации, а только ее закату. Возьмем Украину. Страна распалась и уже никогда не получит прежние границы. Миллион беженцев, города лежат в руинах, разрушено 600 предприятий, государственная казна пуста, нет никаких валютных резервов. По причине неуплаты перекрыт газ, нет никакой свободы печати, тысячи убитых, украинцы поражены массовым психозом. Украина не станет ни членом НАТО, ни членом ЕС, она не станет также и членом Евразийского Таможенного союза. Зато президент и премьер-министр фотографируются с Обамой, который похлопывает их по спинам. Если это называется укреплением украинской нации, ну, что же, тогда — пожалуйста».

Как ты можешь обозначить свою политическую позицию?


«Я приверженец демократии. Я считаю, что должно быть сильное гражданское общество и многопартийность. У нас есть большая потребность в сильной оппозиции, но ее не существует, так что политическая система в России еще не до конца выстроена. Но каждая страна - будь то Дания, Германия или Россия - имеет право на собственную национальную модель. Необходимо признать право каждой отдельной страны следовать тем путем, который она выбрала на основе демократии».

Бокс:

Дмитрию Киселеву принадлежат многие скандальные высказывания в программах российского телевидения. Мы попросили его прокомментировать два из них.

В апреле 2012 года в дебатах по поводу нового закона, запрещающего «пропаганду гомосексуальных отношений среди несовершеннолетних», он сказал: «Я считаю, что недостаточно штрафовать гомосексуалистов за пропаганду среди детей. Им надо запретить быть донорами крови и спермы, а в случае дорожного происшествия (со смертельным исходом) хоронить или кремировать их сердца, как непригодные для продолжения жизни».

«Это было сказано в качестве провокации, однако соответствует распространенной практике в США и других западных странах, например, в Дании, где гомосексуалистам запрещено быть донорами крови, но такого нет в России и Украине. Мои аргументы были за то, чтобы российское законодательство было приведено в соответствие с законодательствами западных стран».

Управление здравоохранения подтверждает, что мужчинам, имеющим секс с мужчинами, запрещено донорство крови, но не донорство органов:

«Согласно статистике, у мужчин, имевших секс с мужчинами, больше риска передать через кровь различные заболевания. Поэтому они не могут быть донорами крови. Это не имеет никакого отношения к сексуальной ориентации, но делается исключительно в целях безопасности пациента и на основе статистики о передаваемых через кровь заболеваниях, таких, как СПИД и гепатит B. Запрет основывается на директивах ЕС. Банки крови обязаны спрашивать доноров об их сексуальной ориентации. В Дании существуют отдельные законы о донорстве крови, тканей и органов. В Великобритании закон был смягчен: теперь гомосексуалисты могут быть донорами крови, если они не имели половой связи в течение предыдущих 12 месяцев.

Что касается донорства органов, то здесь нет никаких основных правил. Все зависит от конкретного случая и от записей в журнале».

Бокс:

В марте 2014 года в день крымского референдума о независимости и присоединении к России Киселев сказал в своей программе «Вести недели»:

«Россия - единственная страна в мире, которая ударом возмездия реально может превратить США в груду радиоактивного пепла».

«Я привлек техническое знание. Это не значит, что я мечтаю о таком. Нет никаких оснований для того, чтобы истолковывать это так, будто у меня или России - агрессивные намерения. Я просто заметил, что есть система гарантированного возмездия за атомное нападение, которое существует между США и Россией — по-английски Dead Hand, а по-русски — Периметр. На страны, обладающие такими возможностями, накладывается особая ответственность. Это касается как США, так и России. Так что мое замечание было, скорее, антивоенным заявлением».