Она была звездой третьего правительства Меркель, но ее положение оказалось под угрозой из-за того, что состояние немецкой армии не соответствует ее амбициозным планам.

Урсула фон дер Лайен (Ursula von der Leyen) — первая женщина в кресле министра обороны Германии. Она родилась в семье профессиональных политиков: ее отец был министром-президентом Нижней Саксонии. В результате этой матери семерых детей всегда легко удавалось совмещать семейную жизнь и работу. До того как стать министром обороны, она уже возглавляла министерства семьи и труда. Ей даже прочили место канцлера после ухода Ангелы Меркель, которая оттеснила в тень всех соперников-мужчин.

Прозванная «матерью полка» Урсула фон дер Лайен вовсе не походила на человека, у которого есть склонность к военной стезе. По ее собственному признанию, в 2013 году, несколько недель спустя после ее назначения, она посвятила все рождественские праздники тому, чтобы выучить все звания в немецкой армии. Как бы то ни было, она принялась за работу, засучив рукава. Поездки к задействованным во внешних операциях (в том числе и в Афганистане) солдатам, активное руководство министерством, призывы к большей роли Германии в международных кризисах — все это сопровождалось неотступным ощущением пиара, из-за чего партнеры по коалиции из социал-демократов прозвали ее «показным министром».

Пустой бак

Урсула фон дер Лайен навлекла на себя резкую критику. Ее звезда померкла. Бундесвер отметился целым рядом неприятных инцидентов. Последний стал особенно болезненным: министр отправилась на военном транспортнике Transall в курдский Эрбиль, однако обещанная курдам военная техника и инструкторы не смогли прибыть на место. Военным пришлось трижды менять самолеты, чтобы добраться до Курдистана, а второй Transall был вынужден сесть из-за нехватки топлива...

В представленном оборонной комиссии Бундестага докладе инспекторы Бундесвера подробно описали все проблемы с вооружением и техникой. Будь то танки, самолеты или вертолеты - в рабочем состоянии находится лишь треть от всей стоящей на учете техники. Так, например, из 109 имеющихся в распоряжении немецких ВВС самолетов Eurofighter подняться в воздух могут лишь 42. Производственные дефекты у существующих машин и тех, на которые еще только был сделан заказ, вынуждают вдвое сократить их летное время.

По планам НАТО, в случае агрессии против Прибалтики, Бундесвер должен предоставить в распоряжение альянса 60 Eurofighter. Однако армия совершенно на это неспособна, что относится в целом и ко всем ее обязательствам перед союзниками. Такая ситуация резко контрастирует с положением дел во время холодной войны, когда Бундесвер был самой мощной армией Западной Европы.

В распоряжении флота имеется всего два-три рабочих вертолета. Остальные же прикованы к земле из-за «непредвиденных ремонтных работ». Недавно вертолет Tiger потерял вооружение во время летного испытания. У солдат, которые занимаются обслуживанием ракетных комплексов Patriot в Турции у сирийской границы (они были развернуты там с начала войны в Сирии), нет практически ни дня на отдых, потому что их попросту некем заменить. И это лишь несколько примеров.

Урсула фон дер Лайен столкнулась с этой ситуацией по приходу в министерство. Инспекторы Бундесвера объяснили ей, что из-за финансового кризиса заказы новых запчастей были прекращены еще в 2010 году. Это при том, что бюджет Бундесвера равен или даже чуть больше бюджета французской армии, хотя Германия выделяет на военные нужны всего 1,3% ВВП (против почти 2% во Франции).

2010 год стал и годом реформы Бундесвера и в частности отмены призыва. Инициатором перемен стал тогдашний министр обороны молодой баварский политик Карл Теодор цу Гуттенберг (Karl-Theodor zu Guttenberg), на пути которого позднее встали обвинения в плагиате докторской диссертации. Численность Бундесвера сократилась с 250 000 до 185 000 человек (из них примерно 10% женщины). 32 военные базы в Германии были упразднены, а еще 90 сокращены. Этой реформы долго ждали, но она постоянно откладывалась, а затем была реализована на скорую руку, что нанесло серьезный удар по армии, считает депутат-либерал и уполномоченный по оборонным вопросам Гельмут Кенигхаус (Hellmut Königshaus).

Ставший преемником барона Гуттенберга Томас де Мезьер (Thomas de Maizière), убежденный протестант и потомок французских гугенотов, поставил на первое место участие немецкой армии в военных операциях за границей и, в частности, в Афганистане и Косове. В общей сложности во внешних операциях задействовано 5 000 немецких солдат. В то же время де Мезьер не уделял должного внимания другим отраслям своего ведомства, что привело к полнейшей неразберихе в сфере материального и технического обеспечения.

Урсула фон дер Лайен попыталась исправить ситуацию с помощью частных консалтинговых компаний, что вызвало нешуточное недовольство в ее ведомстве. Сама она в первую очередь интересовалась повседневной жизнью солдат, обстановкой в казармах, наличием яслей для матерей, продвижением военных по службе, отпусками... При этом она минимизировала отмеченные всеми экспертами стратегические пробелы, выступая за «творческий подход» к их исправлению.

Бывший президент страны Рихард фон Вайцзеккер говорил: «Никто не хочет вновь узнать, что немцы — хорошие солдаты».

Его пожелание, по всей видимости, сейчас исполняется, однако союзников Германии это беспокоит, а не радует.