Эпидемия лихорадки Эбола в Западной Африке, по некоторым данным, уже унесла жизни 4000 человек, однако сотрудники Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) полагают, что число ее жертв может быть намного выше. Международное сообщество уже предприняло ряд мер — в том числе привлечение американских военных, а также помощь со стороны нескольких стран и неправительственных организаций, однако беспокойство в связи с распространением вируса продолжает нарастать. Стоит ли нам бояться Эболы? Каковы риски? Давайте для начала попробуем отделить факты от вымыслов.

1. Вирус Эбола не сможет распространиться в богатых странах.

До того момента, когда медсестра Тереза Ромеро Рамос (Teresa Romero Ramos) заразилась вирусом Эбола в Мадриде, богатые страны Европы, Северной Америки и Азии были уверены в том, что этот вирус можно локализовать в пределах современных медицинских учреждений. Как сказал Том Фриден (Tom Frieden), директор Центров США по контролю и профилактике заболеваемости, после подтверждения первого случая заболевания в Далласе, «мы остановим его на подступах к нашей стране». Такие заявления помогают успокоить людей, но их не стоит переоценивать. Ни одна система не гарантирует 100-процентную защиту. Испанское правительство пришло к выводу, что Рамос заразилась в тот момент, когда она снимала свой защитный костюм, случайно прикоснувшись перчаткой к лицу.

Как и Эбола, вирус атипичной пневмонии может распространяться в больницах, главным образом вследствие того, что персонал постоянно контактирует с зараженными жидкостями. Когда в 2003 году в Азии началась эпидемия атипичной пневмонии, в некоторых больницах, в том числе больницах Гонконга, заразилось большое количество сотрудников, тогда как в расположенных рядом медицинских учреждениях, где также находились заболевшие атипичной пневмонией пациенты, не было зарегистрировано ни одного случая заражения сотрудников.

Высокомерие представляет собой самую серьезную опасность для богатых стран — самодовольная убежденность в том, что современные технологии и планы готовности к чрезвычайным ситуациям гарантируют, что вирус Эбола и другие вирусы не смогут распространиться и достичь масштабов эпидемии. Именно это высокомерие привело к тому, что в 2003 году ведущие больницы Торонто были вынуждены бороться с атипичной пневмонией, уже после того как этот вирус был побежден в гораздо более бедном Вьетнаме. Именно это высокомерие заставило участников Всемирной ассамблеи здравоохранения в 2013 году урезать бюджет ВОЗ на борьбу с эпидемиями в пользу программ по борьбе с раком и заболеваниями сердца. И именно это высокомерие заставляет политиков урезать государственное финансирование каждый раз, когда опасные микробы, кажется, оказываются под контролем, и впадать в отчаяние, когда начинается новая эпидемия.

2. Уровень готовности к чрезвычайным ситуациям, которого США достигли после терактов 11 сентября, делает их готовыми к борьбе с вирусом Эбола.

После терактов 11 сентября и писем со спорами сибирской язвы, разосланных в политические и военные учреждения США, администрация Джорджа Буша-младшего инициировала масштабный пересмотр программ готовности к актам биотерроризма. Начиная с Комитета по гражданской обороне и заканчивая местными бесплатными больницами, докторами, медсестрами, все медицинские учреждения и бригады скорой помощи прошли специальные курсы подготовки, в ходе которых они отрабатывали план действий при пандемиях и актах биотерроризма. Тогда было внедрено множество инструкций и планов, которые должны были подготовить все департаменты здравоохранения Америки к появлению заразных вирусов. Военные агентства и агентства здравоохранения получили миллиарды долларов на создание систем быстрой диагностики, вакцин и лекарств для борьбы с высокопатогенными микроорганизмами. Вирус Эбола значится во всех списках опасных вирусов. Именно поэтому многие полагают, что благодаря миллиардам долларов и бесчисленным тренировкам и учениям США готовы к его появлению.

Однако в ходе большинства этих учений — как военных, так и гражданских — разыгрывался сценарий с биологическим эквивалентом теракта, когда обнаруживалось нечто опасное, затем появлялись сотрудники полиции, пожарных служб и медицинских учреждений в защитных костюмах — и ура! Заразившиеся люди идентифицированы, изолированы и вылечены, и никакой опасности для общества большое нет. Даже в 2005 году, когда Белый дом опасался, что по всей Америке может распространиться чрезвычайно заразный вирус птичьего гриппа, в планах действий в чрезвычайных ситуациях акцент ставился на изоляции вируса и его носителей, подобно изоляции бомбы или химического оружия. Однако в этих планах не была учтена необходимость длительного ухода за заразным пациентом, в ходе которого сотрудники медицинских учреждений неоднократно вступают с ним в контакт, рискуя заразиться.

Сегодня ответ Агентства США по международному развитию на просьбы о помощи со стороны Западной Африки звучит следующим образом: «В настоящий момент у нас нет персонала, имеющего опыт в лечении этого заболевания».

3. Вирус Эбола может распространяться воздушно-капельным путем.

Да, вирус постоянно мутирует — в статье, недавно опубликованной в журнале Science, говорится, что существует более 300 его мутаций. Однако тот вирус, который сейчас прицепляется к рецепторам эндотелиальных клеток, выстилающих органы кровеносной системы, не сможет превратиться в вирус, который будет цепляться к альвеолярным клеткам легких. Такие изменения относятся к разряду научной фантастики.

Вирусы мутируют по двум причинам: случайная ошибка и естественный отбор. Случайная мутация вируса, который поражает исключительно клетки, выстилающие кровеносные сосуды, в вирус, который сможет прикрепляться к совершенно иным классам белков, которые есть в легких, практически невозможна. Естественный отбор способен преодолеть границу невозможного, если популяции вируса угрожает полное уничтожение, в результате чего он может либо мутировать, либо погибнуть. Однако в Либерии, Сьерра-Леоне и Гвинее вирусу Эбола ничего не угрожает: он свободно распространяется и заражает тысячи людей, не испытывая никакой потребности в переходе в радикально новую форму.

Гораздо более реалистичным и тревожным обстоятельством является то, что внешняя оболочка вируса — те его части, на которые реагирует иммунная система человека, вырабатывающая антитела и клетки-киллеры — может ответить на атаки иммунной системы мутацией ее наружных белков. Если Эбола претерпит такие изменения, это может привести к тому, что люди, переболевшие этой лихорадкой, могут заразиться ею повторно, а вакцины, находящиеся сейчас в разработке, окажутся неэффективными.

4. Запреты на въезд помешают вирусу Эбола распространиться в США.

Единственное доказательство того, что визовые запреты в 21 веке могут замедлить распространение вируса, появилось непосредственно после 11 сентября, когда все аэропорты на востоке США были закрыты на много дней, и некоторые американцы не могли уехать далеко от дома на протяжении нескольких недель. Возможно, в результате этих мер в 2001 году сезон гриппа наступил на две недели позже. Тем не менее, грипп все-таки пришел.

За последние несколько лет множество стран ввели запреты на въезд из других стран в надежде предотвратить появление вирусов, в том числе вирусов атипичной пневмонии и свиного гриппа H1N1. Но все эти запреты не помогли, и вирусы проникали в страны, независимо то того, насколько радикальными были меры правительства по борьбе с ними.

Времена, когда врачебный контроль на острове Эллис и острове Ангела позволял эффективно выявлять больных иммигрантов, остались в прошлом в связи с началом эпохи реактивного транспорта.

5. Очень скоро появится вакцина против вируса Эбола.

В настоящее время в разработке находятся несколько вариантов вакцины против Эболы, два из которых недавно получили зеленый свет от специального научного совета ВОЗ. Такое разрешение означает, что в настоящий момент потенциальные вакцины уже испытываются на добровольцах. Если спустя несколько недель таких испытаний не будет обнаружено никаких серьезных побочных эффектов этих вакцин, испытания перейдут на новую стадию, возможно, в тех странах, где сейчас идет эпидемия вируса, в ходе которой ученые проверят, может ли вакцина защитить людей от заражения. Если на этом этапе ученые придут к выводу, что вакцина защищает людей от заражения вирусом Эбола, процесс ее разработки вступит в финальную, самую сложную фазу, а именно в фазу клинических испытаний, когда определяется эффективность вакцины в сравнении с плацебо на примере сотен людей, проживающих в зоне эпидемии.

Вопрос, который я чаще всего слышу от производителей вакцин в связи с Эболой, звучит следующим образом: как смогут люди, одетые в специальные защитные костюмы, делающие их похожими на космических пришельцев, заставить напуганных до смерти здоровых жителей Либерии и Сьерра-Леоне стоять смирно в ожидании укола в руку?

В лучшем случае вакцина может быть готова к весне 2015 года — но при этом необходимо будет каким-то образом решить вопрос доверия.

Лори Гарретт — старший научный сотрудник программы глобального здравоохранения при Совете по международным отношениям. Ее новая книга носит название «I Heard the Sirens Scream: How Americans Responded to the 9/11 and Anthrax Attacks» («Я слышала вой сирен: как американцы отреагировали на теракты 11 сентября и вспышку сибирской язвы»).