В прошлом месяце Чарли Уорзел (Charlie Warzel) в своей статье в BuzzFeed высмеял штатных сотрудников New York Times за их нежелание пользоваться «Твиттером». «Этой компании, — написал он, — с трудом удается привлечь своих сотрудников к использованию „новых СМИ“».

Такое наблюдение породило столь мощную реакцию — в основном в «Твиттере» — что когда блогер и журналист Стив Баттри (Steve Buttry) раскритиковал главного редактора газеты Дина Бэкета (Dean Baquet) за то, что он являет собой яркий пример «кладбища Твиттера» в редакции «Серой леди» (прозвище издания New York Times — прим. перев.), Бэкет ответил ему.

«Не думаю, что из-за редкого использования „Твиттера“ меня следует подвергать критике, — написал он. — Но не могу не поддаться искушению и не сделать одно наблюдение. Одно из главных критических высказываний в адрес моего поколения редакторов состоит в том, что мы создали священную журналистскую касту, что мы решаем, кто является журналистом, а кто нет». Далее Бэкет продолжил: «Простите меня, но наблюдая за сегодняшней критикой, я подмечаю, что сейчас возникает новая священная каста с новыми правилами для посвящения».

В связи с этим возникает вопрос: можно ли эффективно работать в журналистике, игнорируя при этом «Твиттер»?

Многие журналисты до сих пор видят в «Твиттере» рутинную поденщину, причем относится это не только к сотрудникам New York Times. «Твиттер» считают еще одной нудной задачей в списке обязанностей по социальным сетям, которые умаляют журналистскую работу. Даже самые ревностные твиттеряне признают, что социальные сети отнимают массу времени, а я и раньше писал о том, что не стоит придавать слишком большое значение «Твиттеру», иначе он начинает определять редакционные решения.

Необходим «Твиттер» или нет — это зависит от журналиста. Вам следует привыкнуть к общению посредством 140 символов, если:

— Вы пишете о средствах массовой информации. В «Твиттере» присутствует всего 19% взрослых, пользующихся интернетом — и 59% журналистов. Я не могу себе представить, как можно результативно освещать состояние этой отрасли (и тем более ее перспективы), если не следить за тем, что происходит в «Твиттере». Неудивительно, что у нас в редакции Columbia Journalism Review, целевой аудиторией для которой являются журналисты, из «Твиттера» приходит гораздо больше трафика со ссылками, чем считается нормой в журналистике по социальным вопросам.

— Вы пишете о телевидении, о поп-музыке, о цифровой культуре. «Твиттер» дает возможность заглянуть вглубь этого мира и получить представление о том, как различные группы фанатов и приверженцев смотрят то или иное шоу и реагируют на новости о том или ином артисте. «Твитам» уделяет пристальное внимание даже компания по слежению за рейтингами Nielsen. Телевизионный критик New York Times Алессандра Стэнли (Alessandra Stanley), никогда не писавшая в «Твиттере», «возлагает на «Твиттер» вину за ту возмущенную реакцию, которая появилась в ответ на ее обзор новой программы Шонды Раймс (Shonda Rhimes), в котором она назвала телеведущую «злой черной женщиной». Трудно авторитетно осуждать «правила Твиттера», если ты полностью игнорируешь эту социальную сеть. Энн Хелен Питерсон (Anne Helen Peterson) из BuzzFeed недавно написала о том, насколько мощное развитие получила телевизионная критика в эпоху интернета: «За последние 10 лет эта зарождавшаяся культура критики расширилась, углубилась и мигрировала в „Твиттер“, где фанаты, ведущие и критики регулярно общаются». Игнорировать такое общение — значит не замечать важные вещи.

— Вы хотите дать читателям дополнительную возможность для непосредственной обратной связи с вами. Конечно, существует обычная электронная почта и разделы комментариев. Но кроме того, существует дополнительная мера подотчетности, когда вы присутствуете на такой платформе, как «Твиттер», и узнаете мнения своих читателей. Это позволяет вести публичную многостороннюю беседу. А если вам как журналисту хочется правильно понять все подробности, и вы заинтересованы в получении идей для дальнейших материалов, то «Твиттер» — это прекрасное место для общения.

— Вы думаете, что когда-нибудь вам придется искать работу. Все верно: если вы журналист, общение в «Твиттере» - в ваших профессиональных интересах. У меня бесчисленное множество контактов с собратьями по перу, которые были установлены в «Твиттере», а не в редакции новостей или на какой-нибудь конференции. Эти контакты не раз давали мне работу и подработку. И я определенно не один такой. «Твиттер» как популярная социальная сеть является отраслевой доской объявлений о вакансиях и поисках работы, сокращающей расстояния. Именно там я узнаю о приеме на работу и об увольнениях людей, именно там циркулируют предложения о работе. Именно туда я обращаюсь, когда в журналистской среде начинаются какие-то волнения. «Твиттер» позволяет мне жить в пяти тысячах километров от Нью-Йорка и все равно чувствовать себя внутри журналистской отрасли. Конечно, если вы считаете, что вам уже никогда не придется искать работу, то можете игнорировать «Твиттер». Но если вы хотите, чтобы вас и вашу работу заметили другие журналисты (и может, когда-нибудь взяли вас на вакантное место), то без «Твиттера» вам никак не обойтись.

— Вы любите слова. «Твиттер» — это экономия языковых средств, и из-за этого он мне нравится. Поскольку я - автор статей, а не редактор, «Твиттер» помогает мне оттачивать навыки написания заголовков. Лимит в 140 знаков заставляет меня думать о привлекающей наибольшее внимание детали или строке в моей статье. Это полезное занятие, помогающее не только привлечь максимальное количество читателей.

Соответственно, вы можете игнорировать «Твиттер», если:

— У вас стопроцентно гарантированное рабочее место в одном из крупнейших печатных изданий мира, и вы не видите необходимости общаться в сети с другими журналистами. И если вам безразлично, читают они ваши статьи или нет.

— Вам достаточно того, что читатели связываются с вами по вашей личной электронной почте либо через общий адрес редакции, и вы не видите необходимости отвечать без промедлений.

— Вам не нравится играть словами.

«Твиттер», может быть, не очень важен для вашего образа жизни, и его не включают в круг служебных обязанностей. Он вряд ли будет важен для всех журналистов в будущем. Но даже если (а скорее, когда) «Твитер» исчезнет, все равно будут появляться более новые медийные платформы. Учиться общаться с разными аудиториями, а также с коллегами-журналистами новыми способами, приспосабливаясь к использованию новых платформ, чтобы получать новые журналистские навыки — это пожизненная необходимость, помогающая совершенствовать профессиональное мастерство. И лучше начать практиковаться в этом уже сейчас.