Для акта гордого неповиновения это было слишком фривольно и празднично: в прошлом месяце сотни в основном молодых людей провели перестрелку помидорами перед королевским дворцом на амстердамской площади Дам. Причина? Они протестовали против введенного Россией бойкота голландских фруктов и овощей. Чтобы принять участие в этом турнире, надо было заплатить 20 долларов, а вдохновил его знаменитый испанский фестиваль La Tomatina. Доходы за вычетом расходов на уборку заляпанной красной мякотью площади составили примерно 8000 долларов. Их со временем передадут голландским фермерам, выращивающим томаты, поскольку именно они пострадали от последствий бойкота.

Этот символический жест не был оценен должным образом — даже Яном Зегвардом (Jan Zegwaard), который является одним из крупнейших в Голландии поставщиком томатов. Он пожаловался на ту расточительность, с которой молодежь уничтожила тысячи помидоров — ведь он со своими коллегами вложил в их выращивание огромный труд и заботу. Да и деньги эти им были не нужны: капризное европейское лето не дало голландцам вырастить обычное количество помидоров, так что природа смягчила тот удар, который русские пытались нанести по их бизнесу.

Другие сознавались, что их озадачило то, почему значительная часть швыряющей помидоры молодежи была в майках с логотипом компании Siemens (речь о тех, кто не снял майки во время овощного сражения). Siemens? Немецкая транснациональная машиностроительная компания, также производящая электронику, является тихим оппонентом санкций США и ЕС против России. Когда прошлой весной Владимир Путин присоединил Крым, руководитель Siemens Джо Кэзер (Joe Kaeser) сделал подчеркнутый жест, посетив российского лидера в его подмосковной резиденции. Позднее он назвал кризис в отношениях с России «непродолжительной турбулентностью». И лишь когда канцлер Германии Ангела Меркель устроила ему публичный разнос, а немецкая пресса назвала бизнесмена путинским апологетом, Кэзер покаялся.

Но есть и другие апологеты Путина — и их немало. Многим европейцам начинают все больше надоедать экономические санкции против России, и они уже не воспринимают их всерьез. Кроме того, их все больше и больше тревожит полуобморочное состояние европейской экономики. Ведь пока еще не наступила зима — сезон, когда богатые газом и нефтью русские обретают вполне реальные рычаги влияния на Европу.

Путин явно играет на этих страхах. В четверг он предупредил европейцев о рисках для газовых поставок, сделав это накануне переговоров со своим украинским коллегой и противником Петром Порошенко. Путин сказал, что если Киев начнет отбирать топливо, предназначенное для Европы, то поставки могут быть уменьшены в соответствующих объемах (хотя он объявил, что «по вине российских участников энергетического сотрудничества кризиса в Европе не будет»).

Многое изменилось с тех пор, как в июле в небе над удерживаемой сепаратистами территорией восточной Украины был сбит рейс МН17, в результате чего погибли почти 200 голландцев, а Нидерланды испытали редкое чувство единения. Санкции ЕС нашли широкую поддержку. Даже Конфедерация нидерландских промышленников и работодателей, являющаяся главной организацией бизнеса и торговли, объявила, что голландские компании готовы пострадать за правое дело нации. Теперь они уже не так в этом уверены. Недавно новый председатель конфедерации Ханс де Бур (Hans de Boer) призвал положить конец бойкоту, потому что «все русские выступили за Путина и готовы выдержать этот бойкот, пусть даже он продлится очень долгое время». В то же самое время, и наверное неслучайно, руководители различных голландских компаний, в том числе KLM, открыто сомневаются в эффективности санкций. Очевидно, им не терпится вернуться к своему бизнесу и продолжить жить по-старому.

Нетерпение делового сообщества ощущается по всей Европе. Его проявляет отнюдь не только бывший премьер-министр Италии и личный друг Путина Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi), который назвал санкции ЕС «нелепыми и безответственными». В прошлом месяце французский бизнесмен и политик Филипп де Вилье (Philippe de Villiers) провел с Путиным переговоры, на которых среди прочего обсуждался вопрос о строительстве на Крымском полуострове «исторического тематического парка», призванного «рассказывать об истории Крыма как о части богатой истории России». Позднее де Вилье заявил: «Когда я вижу спираль санкций и встречных санкций, я считаю европейских лидеров безответственными». Он также заявил, что с радостью поменял бы действующего президента Франции Франсуа Олланда и бывшего президента Николя Саркози на такого человека как Путин. Возможно, де Вилье и Берлускони люди циничные и безнравственные, но их взгляды на отношения с Путиным не так уж сильно отличаются от взглядов таких людей как Джо Кэзер из Siemens (конечно, до того, как общественное мнение Германии заставило его заткнуться).

И конечно же, есть проблема газа. Многие европейские политики и комментаторы в последнее время жалуются на нашу зависимость от российской нефти и газа, призывая принять меры и провести исследования, которые позволят нам со временем освободиться от такой зависимости. Но все они знают, что на это уйдет очень много времени. Между тем, мало кто сомневается, что Кремль готов шантажировать восточноевропейские страны, очень сильно зависящие от поставок нефти и газа из России, поскольку он делал это и раньше.

В других местах растущее сопротивление европейскому бойкоту имеет больше идеологической направленности. Многие в Европе опасаются, что если санкции в скором времени не будут сняты, мы, сами не понимая почему, втянемся в войну — как это было ровно 100 лет тому назад. Призраки 1914 года здравствуют в Европе и поныне.

Но есть и другие призраки, которые не менее страшны. Многие интеллектуалы, в основном с левого фланга, вспоминают более свежую историческую аналогию, заставляющую их возмущенно и скептически относиться к экономическим санкциям против России и к бескомпромиссной позиции НАТО. Речь идет о вторжении в Ирак.

Для них вполне очевидно, кто является причиной нынешнего кризиса: это Соединенные Штаты и Евросоюз. Они различают здесь ту же самую смертоносную смесь из неоконсервативной апологии войны и наивно-жизнерадостных, а потому опасных взглядов на человеческую природу, которая вызвала войну в Ираке. С одной стороны, НАТО агрессивно продвигала свои границы в сторону России; а с другой, образы украинцев как горячих сторонников демократии кажутся им полным бредом. Удивительно большое количество людей в Западной Европе считает, что Путина во всей этой ситуации либо глупо спровоцировали, либо даже несправедливо обидели.

Сторонники организации «Правый сектор» в Киеве


У меня это вызывает тревогу. Недавно я увидел, как мой старый знакомый, хорошо известный голландский журналист и ученый Карел ван Волферен (Karel van Wolferen), выступая на управляемом из Кремля телеканале Russia Today, нетерпеливо объясняет, как европейцы снова попались на удочку американской пропаганды, поскольку совершенно очевидно, что весь этот кризис вызвали украинские фашисты (в своей статье в голландской газете левого толка он даже написал, что эти фашисты сбили малайзийский самолет), действующие при поддержке американских неоконов и слепых в своем фанатизме приверженцев демократии в Европе.

Конспирологические теории ван Волферена могут показаться крайностью, но многие европейцы сегодня считают, что винить Запад за его противостояние с Россией это смелый и необходимый поступок. На самом деле, существует прямо противоположное изложение всей этой истории о кризисе на Украине, и я убежден, что свою роль в этом сыграло американское и европейское высокомерие. Об этом в своей недавней статье «Почему в украинском кризисе виноват Запад» (Why the Ukraine Crisis Is the West’s Fault), появившейся на страницах Foreign Affairs, пишет политолог-реалист Джон Миршаймер (John J. Mearsheimer) (между прочим, ее здесь прочитали очень многие журналисты и влиятельные люди, формирующие общественное мнение).

У меня невольно возникает подозрение, что многим европейцам намного удобнее верить в такое заслуживающее доверия описание, нежели противостоять агрессивному и непредсказуемому поведению Путина. Представление о том, что Запад цинично поддерживает фашистский режим (так они смотрят на Украину), продвигая свои неолиберальные планы и ведя силовую геополитическую игру, для них гораздо более знакомо, а следовательно, более достоверно, нежели мрачная действительность, в которой диктатор укрепляет свою власть методами злобного национализма и постоянно подогревает ненависть к Западу, чтобы общество находилось в плену его влияния.

Такие позывы легко понять. Если в действиях Путина мы обвиняем самих себя, то ситуацию легко можно исправить. Если Запад пойдет на попятную, если он начнет прислушиваться к справедливым опасениям Путина по поводу угроз его сфере влияния, то все закончится хорошо.

Другой, более мрачный сценарий заключается в том, что русский национализм не следует рациональным правилам realpolitik, а путинская мечта о присоединении русскоязычных регионов в других странах это не просто инструмент пропаганды, а вполне живая и находящая отклик идея. И признать такой сценарий гораздо труднее. Он означает, что противостояние из-за Украины это не конец данного кризиса, а только его начало.

Конечно в обоих сценариях есть зерно истины. Понятно, что тыкать злого тигра палкой очень опасно. Но если его не тыкать, это отнюдь не означает, что он исчезнет.

Многим европейцам очень трудно это признать. Они надеются, что теперь, когда действует прекращение огня, когда Порошенко пошел на колоссальные уступки русским, когда российские войска отведены от украинской границы, все скоро вернется в нормальное русло. Хорошо известный русский писатель Михаил Шишкин очень хорошо описал подобные умонастроения в своей недавней статье для газеты Guardian: «Европейцы не готовы к наступившей новой реальности. Оставьте нас в покое! Сделайте нам так, как было: рабочие места, газ, мир! Никаких поставок оружия Украине!»

Шишкин прав. Сомнения в эффективности нынешнего бойкота в Европе вызваны опасениями экономического характера. Но я подозреваю, что их главная причина это умышленная слепота, инстинктивное нежелание видеть Путина таким, какой он есть. Они все еще надеются, что этот кризис окажется лишь «непродолжительной турбулентностью», как выразился Джо Кэзер. Нам, европейцам, нужно вернуть свою решимость. Если Путин будет и дальше шантажировать европейцев российским газом, они должны сказать, чтобы он оставил его себе — пусть даже этой зимой нам придется греться у дровяной печи.

Бас Хайне — голландский писатель, ведущий колонку в NRC Handelsblad.