Есть такое просторечное выражение: «Это что, труба?» (его эквивалентом в русском языке может служить такой речевой оборот: «Разве это шуточное дело?» — прим.пер.) Оно позволяет кратко сказать всем, кто пытается популяризовать сложные проблемы: «Вы недооцениваете этот вопрос, он не так прост». Ранее в наших статьях мы уже касались непростых вопросов, связанных с трубопроводами, которые мы используем для транспортировки энергоресурсов. Как и у любой трубы, у них есть начало и конец, они проложены по определенному маршруту. Начало — это страны, обладающие запасами энергоресурсов. В первую очередь нас, естественно, касаются те из них, что находятся непосредственно вокруг нас. Конец — это территории, не обеспеченные энергоресурсами, но испытывающие огромную потребность в них. Среди них в наибольшей степени нас волнует ЕС.

Что касается интересов ЕС и Запада в области энергетики, то Брюссель заинтересован в безопасном, дешевом и регулярном транзите энергоносителей, при этом единственной заботой Вашингтона является то, чтобы энерготорговля шла в американской валюте. То есть ЕС волнует все, что может помешать безопасности и бесперебойности энергопоставок в страны союза, а США не дают покоя сторонники дедолларизации. Поэтому все, кто ставит под угрозу поставки энергоресурсов в ЕС или поддерживает идею отказа от доллара, уже могли видеть и еще увидят гнев Брюсселя и Вашингтона. Задача Турции сегодня — отбросить в сторону все внутренние перебранки и внимательно отнестись к розыгрышу козыря, которым она располагает.

Вспомним о таких проектах, как газопровод «Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия» (TAPI) и «Посейдон», призванный соединить итальянскую и греческую газопроводные системы. В ближайшем феврале в Каире будет проведена встреча SUMED (Суэц-Средиземное море), на которой, как известно, будут обсуждать вопрос поставки в ЕС египетского газа.

Есть и другие проекты. Например, линия, которая предназначена для поставки газа из Азербайджана в Россию. Для Москвы это стратегически важный проект. Речь идет о трубопроводе, который русские называют «Моздок — Махачкала — Казимагомед», а азербайджанцы — «Казимагомед — Ново-Филя» или «Баку — Ново-Филя». Его мощность составляет 13 миллиардов кубометров. Кроме того, в Моздоке она соединяется с линией «Северный Кавказ — Москва».

Одним из новых событий в газотранспортной области является реализация проекта «Сила Сибири». Начиная с 2006 года, газопровод «Алтай», строительство которого было предложено для передачи 30 миллиардов кубометров газа в год из России в Китай, находился в режиме ожидания по причине ценовых разногласий Москвы и Пекина. Наконец в 2013 году стороны достигли консенсуса и возобновили проект поставки российского газа в Китай, дав ему название «Сила Сибири». Подписанные в этой связи соглашения необходимо рассматривать как признак того, что эти страны намерены перейти к более тесному сотрудничеству и в других сферах.

В Европу российский газ пойдет по трубопроводу под названием «Южный поток». Линия, строительство которой началось в декабре 2012 года, будет поставлять газ по дну Черного моря в Болгарию и далее через Сербию а Венгрию, Словению в Австрию. В 2011 году Турция дала разрешение на прокладку этого трубопровода через свои территориальные воды, но против этого проекта продолжает выступать ЕС, который пытается отказаться от зависимости от российского газа.

Система под названием NordStream транспортирует газ из России в Германию и проходит по дну Балтийского моря через территории России, Финляндии, Швеции, Дании, Германии. Она состоит из двух трубопроводов протяженностью 1,2 тысячи километров и рассматривается как важнейшая линия, соединяющая Россию и ЕС. Эта система рассчитана на поставку 50 миллиардов кубометров газа в год в течение ближайших 50 лет. NordStream играет важнейшую роль в процессе выстраивания отношений Германии и России. Именно он придает России силу на уровне ЕС.

Южный газовый коридор, про который говорят как про проект, поддерживаемый США, будет через Турцию поставлять в Европу природный газ, добываемый в рамках проекта «Шахдениз-2». Новый трубопровод, который пройдет по тому же маршруту, что и нефтепровод «Баку — Тбилиси — Джейхан», будет соединяться в Турции с «Трансанатолийским газопроводом» (TANAP). А из Турции в Европу газ пойдет по «Трансадриатическому газопроводу» (TAP). Утверждается, что такие проекты, как «Баку — Тбилиси — Джейхан», «Баку — Тбилиси — Эрзурум», Южный газовый коридор и TANAP, позволят связать Кавказ со Средиземноморьем, Анатолией и Балканами.

Трубопровод «Грузия — Украина — ЕС» — проект, известный под названием «Белый поток» — предполагает поставку газовых запасов Каспийского моря в Румынию и на Украину, а оттуда в страны Центральной Европы. Примечательно, что проект трубопровода «Белый поток», который ЕС рассматривает как еще один ценный для Европы проект, был предложен Азербайджаном после того, как Турция в некотором смысле закрепила за собой монополию в области транспортировки газовых запасов Каспия в Европу.

Первой линией, позволившей Китаю осуществлять прямой импорт нефти, стал трубопровод «Казахстан — Китай». Он весьма важен с точки зрения развития отношений Китая с его соседями в Средней Азии. В этом контексте обращает на себя внимание быстрый рост Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и заявление, сделанное премьер-министром Тайипом Эрдоганом 25 января 2014 года. Тогда премьер-министр заявил о том, что Турция может отказаться от желания войти ЕС ради присоединения к «шанхайской пятерке».

Таким образом, при активном участии ЕС, США, России, Китая и других стран — производителей и потребителей энергоресурсов — сегодня идет стремительное создание глобальной трубопроводной сети. Начало и конец трубопроводов известны. А маршрут — это множество разных стран, в том числе и Турция. При выстраивании отношений с другими государствами, через которые проходят или пройдут эти трубопроводы, Анкаре следует помнить о своих национальных интересах и уже на этой основе определять формат сотрудничества.