После воскресных парламентских выборов, которых все так долго ждали, Евросоюз и США отпраздновали решительную победу проевропейских партий в Верховной Раде Украины. Однако результаты воскресных выборов показывают, что на Украине до сих пор нет единства и что она столкнется с серьезными проблемами в процессе проведения будущих реформ. В течение следующих нескольких месяцев президенту Петру Порошенко необходимо будет приложить все усилия, чтобы уладить разногласия между основными партиями и гарантировать участие всех групп без исключения в процессе принятия решений. В противном случае Украина столкнется с эскалацией конфликта и углублением раскола.

Всю прошедшую неделю внимание западной прессы было приковано к мощной общественной поддержке, которой пользуются две прозападные партии, а именно «Народный фронт» премьер-министра Арсения Яценюка, который пришел на выборах первым, набрав 22,2%, и «Блок Петра Порошенко», который набрал 21,8%.

Однако многие забывают о том, что Яценюк и Порошенко пришли к власти в течение двух разных, хотя и одинаково важных этапов украинского конфликта и что у них разные политические приоритеты. Яценюк, которого Совет Майдана назначил премьер-министром, когда Янукович бежал из страны, представляет революционный дух Майдана. В свою очередь Порошенко является избранным президентом, и, будучи олигархом, он воплощает слияние прошлого Украины и ее возможного будущего. Хотя обе партии согласны с тем, что Украине следует двигаться в европейском направлении, в вопросе о способах достижения этой цели между ними, вероятнее всего, возникнет масса разногласий.

Между тем, «Оппозиционный блок», куда вошли многие сторонники бывшего президента Януковича, пришел на выборах четвертым, набрав 9% голосов. Хотя это довольно скромный результат по сравнению с его прежними позициями, он, тем не менее, доказывает, что этот блок пользуется достаточно мощной поддержкой со стороны избирателей. Чествуя победу прозападных партий на парламентских выборах, Запад продвигает такой подход, при котором победитель получает все, рискуя при этом оттолкнуть от себя тех, кто голосовал за «Оппозиционный блок» — многие из этих людей проживают в тех районах востока Украины, которые контролируются украинским правительством. Изоляция этих избирателей не только приведет к недовольству в будущем и сделает все попытки примирить жителей страны безуспешными, но, что еще важнее, она может подтолкнуть жителей других районов востока и юга Украины перейти на сторону сепаратистов.

Порошенко и Яценюк уже сконцентрировались на проведении таких реформ, которых от них ждет Запад, в надежде получить военную и финансовую помощь — они даже предложили назвать свою коалицию Европейской коалицией. Учитывая высокую вероятность того, что им удастся добиться большинства, они с легкостью отодвинут «Оппозиционный блок» на второй план и начнут вести политику, нацеленную на развитие диалога в первую очередь с Евросоюзом, а не с сепаратистами. Несмотря на то, что «Оппозиционный блок» пришел четвертым, его представителей не допустили на первое заседание Рады, посвященное формированию коалиционной партии. Вероятнее всего, этот блок вообще не войдет в состав коалиции. Яценюк заявил, что в составе коалиции ему хотелось бы видеть «Народный фронт», «Блок Петра Порошенко», «Самопомощь» (эта партия, которую возглавляет мэр западноукраинского города Львов, пришла на выборах третьей), партию Юлии Тимошенко « Отечество» и Радикальную партию (чей лидер Олег Ляшко приказал разъяренной толпе бросить городского чиновника в мусорный бак). Однако приглашая в коалицию такие партии, как Радикальная партия, и исключая из нее «Оппозиционный блок», они лишь спровоцируют недоверие и испортят тот образ новой Украины, который стремятся создать прозападные партии.

Учитывая все сказанное выше, стремление к более тесным связям с Европой, которое лишний раз подтвердилось на воскресных выборах, не было встречено взаимностью со стороны Запада. Поддержка, которую до настоящего времени Евросоюз и США предоставляли Украине, в основном ограничивалась лишь устными заявлениями. Западные правительства уверены в том, что украинский кризис — это внешний конфликт, который был спровоцирован главным образом Россией. Они не принимают в расчет такие важнейшие внутренние факторы, как коррупция и высокая вероятность будущих разногласий не только между прозападными и пророссийскими партиями, но и внутри прозападного блока, в частности в вопросе о том, какие именно реформы необходимо проводить на Украине. В результате, ответ Запада на украинский кризис до сих пор был совершенно неэффективным.

К примеру, в начале октября Виктория Нуланд (Victoria Nuland) самодовольно доставила на Украину оборудование для ведения наблюдения, а высокопоставленные украинские чиновники, подобно детям, получившим плохие подарки на Рождество, вежливо пожали ей руку и сдержанно поблагодарили ее за бинокли и дроны, вероятнее всего, мысленно горько сокрушаясь об отсутствии значимой помощи со стороны США. Тот факт, что вместо смертельного оружия, о предоставлении которого Порошенко просил в своей речи перед Конгрессом, США решили отправить на Украину в основном оборудование для наблюдения, свидетельствует о том, что США не хотят рисковать и ввязываться в открытую конфронтацию с Россией. Однако, как сказал президент Порошенко в своем обращении к Конгрессу, «невозможно выиграть войну при помощи одеял».

Одним из самых важных вопросов, которые Раде предстоит решить, является вопрос о том, как Украина будет расплачиваться за газ предстоящей зимой, поэтому присутствие в парламенте стороны, которая готова взять на себя переговоры с Россией, может оказаться чрезвычайно важным активом в переговорах с Москвой. В прошлом Россия уже доказала, что она не боится использовать газ в качестве рычага давления или шантажа, чтобы достичь своих политических целей. К несчастью, это та геополитическая реальность, с которой в настоящее время Украине приходится иметь дело. Чтобы уколоть Европу, Путин недавно заявил, что Евросоюзу следует помочь Украине заплатить за ее газ предстоящей зимой. Сделав это заявление, российский президент недвусмысленно дал Европе понять, что она должна быть осторожна в своих желаниях, потому что оплата за газ — это только начало тех расходов, которые повлечет за собой сближение Украины с Европой. Евросоюз не только не может позволить себе спасти Украину, он также не может полностью отвернуться от России, потому что он во многом зависит от российских энергоресурсов. Порошенко обратился к Евросоюзу за финансовой помощью, которая позволила бы ему заплатить за газ, однако ему ответили, что большинство стран-членов этого блока готовы выделить Украине лишь 1 миллиард долларов из пяти, о которых он просил. Хотя между сторонами было достигнуто промежуточное соглашение, позволившее избежать кризиса в настоящий момент, Раде придется сохранять объективность в вопросах, касающихся переговоров с Москвой: Украина попросту не может позволить себе окончательно разорвать отношения с Россией.

Поскольку Запад решительно поддержал победу прозападных партий, Киев, вероятнее всего, захочет  проигнорировать точку зрения «Оппозиционного блока» в пользу укрепления связей с Евросоюзом. Однако если Порошенко хочет, чтобы на Украине воцарился мир, стабильность и экономическое процветание, ему не стоит отвлекаться на восторги Запада, а вместо этого сконцентрироваться на поисках такого компромисса между различными точками зрения внутри правительства, который бы позволил добиться помощи Запада и при этом не разорвать окончательно отношения с Россией. Это будет серьезной ошибкой со стороны президента, если в процессе формирования коалиции он свяжет интересы своей страны исключительно с Западом в надежде получить финансовую и военную помощь. Вместо этого Порошенко необходимо настоять на проведении таких реформ, которые помогут создать инклюзивную обстановку, благоприятную для оппозиционных партий на Украине.

Победа прозападных партий на Украине — это событие, которое Западу не стоит вменять себе в заслугу. Гораздо более достойной задачей могут стать попытки убедить правящую коалицию включить в свой состав «Оппозиционный блок», однако это потребует от Евросоюза и США отложить в сторону их разногласия с Россией и сконцентрироваться на демократическом развитии Украины. Учитывая все это, Порошенко не стоит забывать о том, что его страстное желание все изменить вовсе не означает, что на другом конце тоннеля его ожидает встречающая делегация с корзинами фруктов — или, как в данном случае, с газовыми субсидиями. Если украинский президент хочет увидеть перемены, он не должен целиком полагаться на помощь Запада. Чтобы разрешить этот конфликт по-настоящему мирными способами, Украине необходимо принять недовольных в состав своего правительства не с пренебрежением, а с намерением работать с ними бок о бок.