У нас уже давно появились тревожные отчеты американского Госдепа (он каждый год проводит анализ нарушений свободы вероисповедания), правозащитных организаций вроде Amnesty International, Ватикана и Всемирного совета церквей (большинство из них — протестантские): во всех них делается вывод об ухудшении положения христиан (католиков, протестантов и православных) по всему миру. Одними из главных причин тому становятся подъем религиозного экстремизма (исламизма на Ближнем Востоке и в Африке, индуизма в Индии) и действия воинственно атеистических режимов вроде Северной Кореи, Китая, Вьетнама и Кубы.   

Заявления о дискриминации христиан нередко использовались для достижения неблаговидных целей и далеко не сразу смогли проложить себе путь к сердцу международного сообщества. На них зачастую оправданно возражали, что христиане — далеко не единственные, кому приходится страдать из-за веры. Что каждодневным гонениям подвергаются и представители других сообществ вроде тибетских буддистов и умеренных мусульман во многих арабских режимах. И что христианство стало главной религией-угнетателем в истории мира: от крестовых походов до инквизиции, от насильственного обращения в веру Америки, до еврейских погромов в Восточной Европе.

Однако сегодня, даже если не злоупотреблять понятием «христианофобия», очевидность направленных на христиан угроз и агрессии постепенно признается даже самыми что ни на есть светскими умами.   

Летом мир с ужасом взирал на трагическую участь иракских христиан в Мосуле и Ниневии: они пришли на эту землю раньше ислама, но их стали преследовать в собственной стране, выгнали из домов фанатики Исламского государства лишь за то, что они — христиане. Точно также в Нигерии, Судане, Конго и многих других странах черного континента каждый день множится число разрушенных и сожженных церквей, похищенных, пропавших без вести и убитых священников.

23 октября издательство ХО выпустило во Франции 800-страничную «Черную книгу положения христиан по всему миру», в которую внесли свою лепту 70 французских и иностранных экспертов, историков, журналистов, священников и правозащитников. Сейчас она переводится на многие другие языки и должна привлечь к себе большое внимание. Этот беспрецедентный материал наполнен цифрами, аналитикой и рассказами очевидцев. Он не оставляет сомнений.

По подсчетам авторов, в настоящий момент жертвами дискриминации становятся 150-200 миллионов христиан в 140 странах мира, а христианская религия стала самой гонимой в мире. 

Конец восточных христиан

Вот несколько тому примеров. До войны в Персидском заливе в 1991 году в Ираке насчитывалось 1,5 миллиона христиан. После американо-британского вмешательства 2003 года, которое привело к свержению Саддама Хусейна, породило хаос, новые отростки «Аль-Каиды» и Исламское государство, в этой колыбели восточного христианство осталось всего 200 тысяч верующих. Однако и вокруг Ирака, в Сирии, Египте, Иране, Палестине, на протяжении уже не одного 10-летия христиане подвергаются гонениям, их изолируют конфликты, революции, гражданские войны, подъем экстремистских течений. У них больше не осталось места на нестабильной геополитической арене, и они обречены на изгнание.

Чуть дальше, в Африке, свирепствует взявшая пример с талибов секта «Боко Харам», которая стремится очистить север Нигерии от христианского населения. Под нож идут целые деревни, и за последние пять лет число погибших перевалило за отметку в 3 тысячи. В Судане же до сих пор не утихает гражданская война, которая за 35 лет унесла жизни, по меньшей мере, двух миллионов христиан и мусульман. После отделения христиан и анимистов с юга Судана (в 2011 году был официально сформирован Южный Судан), с севера были выдворены тысячи христиан, которые нашли там прибежище во время войны. Церкви и семинарии были закрыты, а религиозные конгрегации бежали, что ознаменовало собой конец христианского присутствия в стране.       

В «черной книге» приводятся также конкретные и берущие за душу рассказы очевидцев.

Так, весной 2014 года юную суданку Мериам Ишаг приговорили к смерти за вероотступничество. Ее отец мусульманин бросил ее еще в раннем детстве, и ее воспитывала в христианской среде мать-эфиопка. Затем она вышла замуж за христианина, но ее отдали под суд, потому что по исламскому закону она должна была сохранить веру отца.

История пакистанской девушки Асии Биби тоже тронула весь мир. Ее обвинили в оскорблении пророка и приговорили к смерти побиванием камнями при том, что в ее стране закон о борьбе с богохульством активно используется для сведения счетов и ликвидации и так уже крайне малочисленного христианского населения. Пока что реакция международного сообщества позволяет двум этим девушкам избежать гибели.

В Индии же главной угрозой становится индуистский экстремизм. На христианское меньшинство страны приходится всего 2,5% населения, но радикальные активисты «Бхаратия джаната парти» обвиняют их в том, что они «обращают» индуистов в больницах, школах и университетах, где их особенно много.

В 2008 году в штате Орисса прошли настоящие погромы, в результате которых 500 человек погибли, тысячи получили ранения, а сотни церквей и школ были разрушены. С тех пор антихристианские акции (осквернение кладбищ, навязывание индуистских ритуалов в школах) продолжаются по всей стране, а БДП одержала победу на последних выборах.

«Храмы молчания» в Китае

В Северной Корее причиной гонений на христиан становится уже не религиозная нетерпимость, а государственный атеизм. Их регулярно задерживают и отправляют за решетку. Все это в полной мере относится и к Китаю, где политический контроль над протестантскими и католическими церквями тем сильнее, что в идеологическом противостоянии христианство активно привлекает к себе молодежь, ученых и интеллектуалов. Физические и психологические репрессии становятся общей долей многих христианских сообществ, которых пытаются изолировать от общественной и образовательной сферы.

В Китае насчитывается в общей сложности 30 миллионов протестантов. Все они собираются в «домашних» церквях, за которыми пристально следит полиция режима: власти считают их очагами потенциальных протестов и периодически закрывают их. Что касается католиков (от 12 до 24 миллионов), их церковь поделена надвое. Во-первых, в стране есть «официальная» церковь, которая связана с Патриотической ассоциацией католиков Китая. Во-вторых, существует «тайная» церковь, которая считает своим безусловным лидером папу. В ней еще остаются епископы и священники, которых отправили в трудовые лагеря или держат под домашним арестом. Уже многие годы назначение католических священников в Китае является предметом безжалостной борьбы Пекина с Ватиканом, который хочет свободно назначать своих людей.

Вьетнамское правительство тоже оказывает сильнейшее давление на католическое и протестантское сообщества, которые идут в авангарде борьбы с полицейским произволом и коррупцией. Репрессии могут быть очень жестокими. Так, например, в приходе Тай Ха в пригороде Ханоя стычки не прекращаются с 2008 года.

«Религиозная чистка»

Список приведенных в «черной книге» дискриминаций получился длинным. «Я убежден, что гонения на христиан сегодня сильнее, чем в первые века церкви», — заявил в июне папа Франциск. Американский эксперт по религиям и обозреватель Boston Globe Джон Аллен (John Allen) открыто называет происходящее «религиозной чисткой» и «мировой войной» против христиан.

В первую очередь они становятся жертвами агрессии по чисто демографическим причинам: их в мире насчитывается 2,2 миллиарда против 1,4 миллиарда мусульман.  

Однако там, где они живут, особенно арабских странах, их приравнивают к Западу и перекладывают на них воспоминания о колонизации, болезненную ностальгию по временам исламских завоеваний, память о крестовых походах, провале политики развития. Им приходится иметь дело с внутренними войнами и подъемом экстремизма, что означает изоляцию и отторжение.

«Столкновение цивилизаций» радикального ислама с западным миром не охватывает все поле преследований. Распространение христианства в Азии и Африке воспринимается как угроза. В Китае активный рост евангелистских церквей рассматривается как потенциальный источник подрывной деятельности, так как страна отличается не только динамизмом в экономике, но и застоем в политике. В Центральной Африке, где христиан и мусульман практически поровну, подъем христианства вызывает беспокойство у занявшего доминирующее положение в обществе ислама. Даже в Саудовской Аравии приток христианских работников из Филиппин, Южной Кореи и Ливана вызывает напряженность с утвердившимся в королевстве ультраконсервативным исламом. В Индии влиятельные националистические движения воспринимают распространение христианства как посягательство на индуистское самосознание страны.

На последних страницах книги бывший генеральный магистр Ордена доминиканцев Тимоти Рэдклифф (Timothy Radcliffe) говорит о глобализации, которая заставила отступить бедность в целых географических зонах, но привела к «нарушению культурной целостности» многих стран из-за сравнения с идущим от преимущественно христианского запада угнетением. По его словам, ислам привлекает новых последователей неприятием «глобализованной культуры», ее «пустоты», «слепых сил капитализма, коими являются опустошительный консюмеризм и печать безнравственности».

Книга не пытается заставить Запад устыдиться в содеянном, а поднимает вопрос о том, как все можно исправить. В ней отмечается прекрасная формулировка интеллектуала Режи Дебре (Régis Debray), который объясняет бездействие международного сообщества тем, что гонения на христиан находятся в «мертвом углу» его поля зрения: жертвы «чересчур христиане», чтобы заинтересовать левых, и «чересчур иностранцы», чтобы привлечь внимание правых.

Сегодня политикам и интеллектуалом нужно пересмотреть свои взгляды. Хотя бы из простой порядочности и ради защиты прав человека.