На официальном и неофициальном уровне, на всех ступенях политической и экономической иерархии позиция Германии всегда оставалась предельно четкой: Берлин хочет, чтобы Соединенное Королевство осталось в составе Евросоюза, и сделает все возможное, чтобы предотвратить его выход из состава этого объединения. Однако, очевидно, сегодня ситуация изменилась: как сообщает влиятельное немецкое издание Der Spiegel, Ангела Меркель опасается, что отношения ЕС и Британии подходят к «точке невозврата».

Вопросом, по которому между Германием и Соединенным Королевством возникли настолько серьезные разногласия, что Берлин готов перестать поддерживать членство Великобритании в Евросоюзе, стала миграция. Меркель неоднократно заявляла, что Германия не пойдет на компромисс в вопросе свободного перемещения внутри союза, который она считает одним из основополагающих принципов Евросоюза. Канцлер Германии, очевидно, не только не склонна идти на компромисс в этом вопросе, но и уже начала постепенно готовиться к нежелательным последствиям этого столкновения интересов, а именно к выходу Соединенного Королевства из состава Евросоюза, в том случае если Кэмерон ограничит свободу передвижений.

Как это часто происходит в случаях с серьезными изменениями политического курса, в них всегда есть место различного рода оговоркам. Der Spiegel процитировало слова неких «источников в правительстве», а не самой Меркель, кроме того этот журнал имеет обыкновение время от времени вызывать переполох в международном сообществе. Мы находимся в самом начале нового политического цикла Евросоюза, учитывая смену состава Еврокомиссии. И в этих условиях все хотят оставить свой след.

С другой стороны, вероятность преднамеренного предупредительного выстрела, сделанного канцлером Германии в сторону британского премьер-министра, также не стоит сбрасывать со счетов. То, что сейчас воспринимается как новые опасные выходки в рамках старой темы отношений между Британией и Европой, испытывает терпение многих европейских правительств и правительства Германии в частности.

Это, возможно, отчасти объясняется относительно вялым — по британским меркам — ростом антимигрантских настроений в Соединенном Королевстве, который заставил Меркель провести свою красную линию на свободе передвижений, пока ситуация не усугубилась еще больше. Или, может быть, так происходит потому, что Меркель и другие устали выслушивать заявления Кэмерона об исключительности Соединенного Королевства и хотят испробовать новые методы борьбы с ними. Хорошо, теперь говорят они, как будто обращаясь к ребенку во время ссоры, делайте, что хотите, рвите с нами отношения, если вам угодно — мы не собираемся догонять вас, чтобы вернуть вас обратно.

Именно такой интерпретации событий предпочитают придерживаться в Лондоне. Кроме того, британское правительство — Джордж Осборн (George Osborne) и другие — настаивает на том, что оно будет действовать исключительно в национальных интересах, принимая решения в таких сложных вопросах, как миграция. Другими словами, мы имеем дело с сочетанием безразличия и довольно вежливого «оставьте нас в покое».

Однако такой подход влечет за собой две основные проблемы. Первая заключается в том, что британское расписание выборов оставляет Кэмерону довольно ограниченное количество времени для маневров. Возможно, консерваторы уже мысленно отдали победу на дополнительных выборах в Рочестере Партии независимости Соединенного Королевства. Возможно, их также утешает мысль о том, что на всеобщих выборах люди зачастую голосуют иначе, чем на дополнительных выборах.

Однако то, как Партии независимости Соединенного Королевства удается в своих обещаниях соединять недовольство мигрантами и враждебное отношение к Евросоюзу, приводит к таким последствиям, которые Кэмерону и его министрам будет довольно трудно изменить (если они вообще захотят это сделать, что также вызывает определенные сомнения).

Один законопроект — предложение ограничить число новых номеров социального страхования, выдаваемых неквалифицированным мигрантам из Евросоюза — уже, по всей видимости, был расценен Брюсселем как нарушение права на свободное передвижение. Кэмерону придется продемонстрировать гораздо больше изобретательности — возможно, стоит уделить больше внимания пособиям, чем номерам — если он хочет снизить уровень миграции в рамках существующих норм. Однако в реальности он вряд ли сможет продемонстрировать сколько-нибудь значительную гибкость до мая следующего года.

Вторая проблема, связанная с пренебрежительным подходом правительства к существенному изменению позиций Меркель, заключается в том, что оно уже много раз совершало ошибки в интерпретации намерений Германии. Кэмерон неоднократно делал ставку на то, что он считал гарантиями поддержки его начинаний со стороны немецкого канцлера, а затем обнаруживал, что в столкновениях Лондона и Брюсселя Германия всегда принимает сторону Евросоюза.

Если у Кэмерона, как у политика, и есть какой-либо недостаток, то он заключается в его неспособности «читать» иностранцев. Он мало путешествует, в том числе в США. В этом отношении ему очень повезло с партнером по коалиции. Ник Клегг (Nick Clegg) — абсолютный космополит, который смог взять на себя большую часть этих функций. Однако Клегг не может заменить премьер-министра в Европе, и он не может помочь Кэмерону в преддверии выборов, в которых партия евроскептиков будет наступать тори на пятки и результаты которых могут оказаться весьма непредсказуемыми.

В целом, перспективы развития отношений между Соединенным Королевством и Евросоюзом в следующие полгода остаются весьма мрачными. Кэмерон, несомненно, не сможет предпринять никаких шагов, которые Брюссель может счесть уступкой, до мая 2015 года, или смягчить свою риторику. Кроме того, существует вполне реальный риск того, что, даже если Меркель попытается подтолкнуть Кэмерона в сторону налаживания отношений, продолжив намекать на возможность выхода Великобритании из состава Евросоюза, в результате такая перспектива будет восприниматься как реальный сценарий развития событий.

Таким образом, выход Великобритании из состава Евросоюза может стать всеми признанным фактом еще до проведения референдума по этому вопросу. Поэтому все те, кто хотят, чтобы Британия осталась в Евросоюзе, должны запасаться вескими аргументами уже сейчас.