Михаил Горбачев внес свой вклад в новую эру международных отношений. Однако его попытка превратить Советский Союз в Восточную империю с человеческим лицом не могла увенчаться успехом и не увенчалась. В Одессе говорят, что каждый старый осьминог умрет, даже если он цепляется за жизнь всеми своими щупальцами. Но отрицать, что Горбачев старался, нельзя.

Нежизнеспособность старого режима в нужный момент осознал уральский прагматик Борис Ельцин. Он был знаком с партийно-государственной системой до мельчайших деталей ее червивого нутра. И он сделал то, о чем Горбачев даже побоялся бы подумать: он запретил КПСС. В тот момент весь мир убедился, что «Кощей Бессмертный» уже потерял все жизненные силы. Слом власти коммунистов стал практически единственным поступком, который обеспечил Ельцину почетное место в истории. Чего нельзя сказать обо всем, что принесло российскому обществу десятилетие его правления в конце 20 века.

Экономические убытки России вследствие катастрофического хаотического перехода к капитализму в два раза превысили потери, которые СССР понес в ходе Второй мировой войны. Это стало финальным счетом за социальный эксперимент, поставленный Ульяновым и Джугашвили. Если бы во второй половине 20 века западное общество не начало бы динамично развиваться все более скорыми темпами, их стагнирующий большевизм смог бы продержаться еще какое-то время.

Но нет тех сил, которые смогли бы сдержать новые идеи и действия, время которых пришло. Это старая истина, которая оправдала себя еще во времена Просвещения. Так Россия попыталась сорвать с себя панцирь большевистского феодализма. И в первое постсоветское десятилетие она дорого за это платило. Это была расплата за неумение править по-современному (не расплачиваемся ли мы за то же самое последние 25 лет?), а также за беспощадную жадность «внешних советников из более опытного мира».

То, что происходит сейчас на Украине, это просто новая глава в геополитической борьбе за позиции и власть. Глобализация порядком «перетряхнула» Земной шар. США считают Прибалтику предместьем Бостона, а Китай восстанавливает старый Шелковый путь в «Старый Свет». Как по суше, так и по морю. Экономические и политические интересы отстаиваются и будут отстаиваться невероятно жесткими методами, хотя для журналистских камер всегда будет готова стандартная улыбка. Война всегда была продолжением политики. Санкции же являются новой формой войны. Или ее преддверием, а возможно, ее сопровождением или дополнением.

Последнее выступление Путина также это отразило, как дружно признали все основные мировые СМИ. Wall Street Journal даже порекомендовал чиновникам прочитать все 30 страниц его выступления на Валдайском форуме, который недавно прошел в Сочи.

Вот уже 10 лет Валдайский клуб проводит форум по примеру швейцарского Давоса, немецкого Мюнхена, а также чешского Forum 2000. Здесь в дебатах о наиболее важных проблемах современности участвуют историки, экономисты, чиновники и другие международные величины, в том числе профессора университетов, например из Гарварда и Джорджтауна. Или из Стэнфорда — Карлтонского университета. Кроме того, регулярно в список участников входят знаменитости из следующих вузов: Лондонский университет, Каирский университет, Университет Тегерана, Восточно-Китайский университет, Университет Токио, Тель-Авивский университет, Университет Мессины, Университет Джона Хопкинса, Лондонская школа экономики, Королевский колледж в Лондоне, а также профессора из парижской Сорбонны. Жаль, что наши государственные деятели и политологи практически не участвуют в дискуссионном клубе «Валдай», хотя его ценят господа Бжезинский и Киссинджер.

О том, как в Сочи Владимир Путин анализировал столкновение интересов США, ЕС и России, очень красноречиво высказался, прежде столь сдержанный, Михаил Горбачев, который сказал, что полностью поддерживает то, что заявил российский президент, и подписывается под каждой мыслью, высказанной Путиным в Сочи.

В чем суть? Кремль полагает, что США делают все, чтобы поразить русского медведя. Цель — ослабить Москву до такой степени, чтобы она соглашалась с западной военной, экономической и моральной доктриной. Именно так на это смотрит российское правительство, и, что еще важнее, так же это видит большая часть российского общества. К сожалению, Барак Обама не особо прислушивается к голосам некоторых влиятельных американских политиков, которые говорят, что унижать Россию не мудрый подход. Санкции ей очень вредят, но ее население имеет большой опыт по части выживания в трудные времена. Нарастает психоз, который выльется в месть. Сегодня западная политика вредит, в первую очередь, российским возможностям демократического развития. На дипломатическом языке это называется «контрпродуктивная ориентация».

Горбачев очень болезненно переносит то, что джентельменское соглашение о нерасширении НАТО к российским границам не работает. А ведь он был в нем совершенно уверен как в противовесе европейской расстановке сил в момент, когда соглашался на объединение Германии. Когда его спросили перед телекамерами на канале Russia Today, был ли он обманут, он грустно кивнул.

Если бы Украина вошла в Североатлантический альянс, то его военные силы были бы к Волгограду ближе, чем Прага к Будеевицам. Но это то, чего Москва не намерена допускать, даже если бы началась невообразимая Третья мировая. Зашло все настолько далеко, что она вообразима? К сожалению, да. Нужно об этом открыто сказать. Этим начинается защита от скатывания в область античеловечных концепций, откуда бы они не исходили.

Украина увязла по пояс в экономических проблемах. Выбраться из них она имеет шанс, только если она не станет и не будет барьером западноевропейского мира против России. Она должна одинаково хорошо ладить и с Западом, и с Россией. Другое отношение будет всегда крайне проблематичным. По сути это будет пинг-понг бочонком пороха.

Угрожать России военными средствами глупо. По-прежнему актуально мудрое высказывание Черчилля о том, что Россия никогда не является настолько сильной, как хочет казаться, но и такой слабой, как того хотели бы ее противники. На Путина обрушивается гнев и презрение Обамы, как о том откровенно пишет большая часть американских СМИ. Но чтобы кто ни думал о российском президенте, он является наиболее способным из всех представителей России в современной истории.

Он несговорчив, но реалистически прагматичен. Он никогда не отдал бы приказ занять Крым, если бы в Киеве не случились принципиальные изменения под таким сильным, полностью определяющим ход событий, давлением ультраправых и неонационалистических сил.

Уже с января Москва знала (русская разведка знает свое дело и работает, вероятно, лучше всех на постсоветском пространстве), что украинские строительные компании начали ремонтировать и модернизировать объекты в Крыму по очень особенному заказу. Там свои силы хотели разместить части американских спецслужб. Трудно было не догадаться, что после смены власти в Киеве в планах НАТО (скажем, после 2017 года) будет принудить Москву к уходу с российской морской базы в Севастополе.

Несомненно, Россия уже несколько имела, после анализа изменений в военной расстановке сил (создание новых американских баз, морских и авиационных, в Румынии, в Болгарии и даже трех стратегических баз в Косово), разработанный план того, как не позволить выгнать себя из Крыма, не допустить спуска флага российского Военно-морского флота над Севастополем. А он является одним из наиболее значимых символов победы над гитлеровской Германией.

Еще живы горькие воспоминания о том, чем закончилась война Англии и Франции с Россией за Крым 160 лет назад. Уже тогда главной целью этой войны было ликвидировать доминирование российского военного флота на Черном море. Это было основное намерение Палмерстона и французского Наполеона III. В этом деле прежде враждовавшие Англия и Франция сошлись. Через 160 лет стремление отодвинуть Россию от Черного моря повторяется в новом варианте.

Кто хоть что-то знает о военных доктринах 21 века, знает и то, что современная стратегия ставит в планах будущего конфликта на первое место военно-морские силы, а также авиацию и ракеты. Новая российская подлодка («Юрий Долгорукий»), достроенная в спешке, как раз стала примером того, как из глубин моря можно выпустить стратегическую межконтинентальную ракету и на расстоянии 8 тыс. км попасть точно в цель на полигоне Кура на Камчатке. В Польше это назвали угрожающей демонстрацией силы. Это была ракета «Булава», которая долгое время имела конструкционные проблемы. При этом она призвана стать основным российским оружием на многие десятилетия. А поскольку, как говорят в России, один раз не считается, вскоре можно ожидать варианты испытания «Булавы» в разных режимах.

Важным был новостной сюжет об этом испытании, который передали по российскому телевидению. Непосредственно на подлодке сняли капитана, который дал команду к старту. Затем последовали кадры с самолетов. На них показали ракету, которая вылетела из глубин как «пробка из бутылки шампанского». За несколько секунд над поверхностью «Булава» сориентировалась, согласно своей гироскопической системе, и направилась в направлении от Белого моря по частично спутниковому пути на Камчатку.

Огромная подводная лодка «Юрий Долгорукий» имеет в своих недрах 16 межконтинетальных баллистических ракет «Булава», каждая из которых несет 10 атомных блоков. Перед прилетом на вражескую территорию они запрограммировано разделяются и поражают каждая свою цель. К ней они летят не прямо — они могут лавировать, чтобы усложнить защиту от себя.

Путинская доктрина говорит об ассиметричном ответе на возможное нападение. У России нет ресурсов, чтобы иметь большую сухопутную армию. Еще при Горбачеве униформу носили 5 млн военнослужащих (из них несколько тысяч женщин). Теперь же их менее миллиона. Для фронтовой концепции боев в Европе (а где еще?) этого совершенно недостаточно. Это, разумеется, находит отражение в политических и военных планах. Поэтому у России нет даже принципиальной реалистичной концепции военных действий на запад от ее границ. Однако у нее есть, на случай Апокалипсиса, концепция оборонного ответа, прежде всего за счет ее военно-морских сил, прежде всего подлодок. Россия не способна иметь реальной концепции нападения, которое увенчалось бы успехом.

В начале октября российское телевидение похвасталось работой суперсовременного радарного комплекса «Дон». Он построен к северу от Москвы и выглядит как огромная пирамида, у которой отстроена, однако, лишь нижняя половина. Верхней части нет. Вместо нее — лишь большой бетонный куб. Радар «Дон» уникален. Это последнее (в российских условиях) слово электронной техники. Он «прорезает» пространство до 40 тысяч км и может наблюдать за такими малыми объектами, как мяч для игры в гольф. «Дон» — это электронная подзорная труба, обозревающая все стороны света и работающая для ультракомпьютерного командования противоракетной и противовоздушной обороны. Это глаза, которые следят за горизонтом на 360 градусов. Обнаруженная ими угроза может через пару секунд получить ответный удар. Это то же самое, чем, вероятно, в более совершенном исполнении располагают США и руководство НАТО на ряде баз.

Но достаточно ли надежна работа Дона? И других радарных станций? Радары по-прежнему необходимо комплексно испытывать на предмет их зоркости. Вероятно, поэтому в последние дни российские военные самолеты совершают вылеты над областями, непосредственно (еще допустимо) прилегающими к воздушным границам западноевропейских стран. Самолеты НАТО, разумеется, тут же вылетели им навстречу и контролировали их планы и передвижения. Наверное, командная и мониторинговая службы радара «Дон» остались довольны этими масштабными испытаниями. Быстро реагирующие спарринг-партнеры НАТО выполнили (и за свои же деньги) неожиданную задачу, которую для них придумали в российском генштабе. Это русский ответ на десятки авиационных патрулей самолетов НАТО в этом году, летавших в непосредственной близости от России. Наши Грипены над Прибалтикой тоже были в их числе.

Вот так в этом году началось бабье лето 2014. С начала этого столетия нынешний год выдался самым неспокойным, а значит и самым плохим, к сожалению.