Дипломатический прорыв в отношениях между США и Кубой, несомненно, стал главным достижением второго срока президента Барака Обамы, однако в реальности готовность этой островной страны ускорить темпы реформ объясняется тем, что Венесуэла больше не может оказывать ей финансовую помощь в прежних объемах.

Столкнувшись с кризисом ликвидности и обострением экономических трудностей в Венесуэле, режим Мадуро вынужден резко сократить объемы помощи, которую он оказывает своим соседям в Центральной Америке и бассейне Карибского моря в соответствии с программой альянса Petrocaribe. Перспективы Каракаса выглядят довольно мрачными, и многие аналитики считают, что в следующем году страна столкнется с риском суверенного дефолта, если мировые цены на нефть, доходы от продажи которой являются основой экономики Венесуэлы, снова не повысятся.

Согласно прогнозам, в этом и в следующем году экономика Венесуэлы сократится минимум на 4%. Уровень инфляции в стране сейчас составляет 63%, а в следующем году может достичь трехзначной цифры. В то же время нехватка долларов заставила правительство резко сократить объемы импорта, что привело к дефициту многих товаров и стремительному падению рейтинга президента Николаса Мадуро (Nicolas Maduro). Согласно последнему опросу общественного мнения, проведенному центром Datanalisis, рейтинг президента составляет всего 22%, а 84% респондентов считают, что их страна движется в неверном направлении. Учитывая то, что в этом году стоимость нефти уменьшилась на 50%, такие государства, как Венесуэла, чьи экономики зависят от продаж нефти, понесли огромные потери.

В соответствии с программой альянса Petrocaribe Венесуэла продает нефть своим соседям в регионе на весьма щедрых условиях оплаты. В случае с Кубой Венесуэла прежде поставляла около 100 тысяч баррелей нефти в день, что существенно превышало ежедневные потребности этого островного государства. Это давало Кубе возможность продавать разницу — которая, по некоторым оценкам, составляла около 40 тысяч баррелей в день — на открытом рынке и пользоваться вырученными средствами по своему усмотрению.

Однако с недавнего времени Венесуэла начала постепенно сворачивать программу оказания финансовой поддержки Кубе и другим союзникам в регионе из-за стремительно нарастающих финансовых трудностей, с которыми она столкнулась. В случае с Кубой, по некоторым оценкам, объемы поставок нефти от ее некогда состоятельного соседа уже сократились на 25% за прошедший год. Учитывая то, что сейчас Венесуэла вынуждена продавать нефть по 53 доллара за баррель, эта тенденция, вероятнее всего, сохранится — нет никаких сомнений, что Рауль Кастро (Raul Castro) руководствовался именно этими соображениями, принимая решение заключить договор с США.

Соглашение, о котором в среду, 17 декабря, одновременно объявили Обама и Кастро, вероятнее всего не сможет стать переломным моментом, заставив это островное государство твердо встать на путь демократических реформ и открыть свой рынок для иностранных инвестиций — хотя на Кубе этот шаг, несомненно, вызовет новую волну призывов облегчить ей доступ на американский и другие рынки. Тем не менее, Куба сможет извлечь выгоду из укрепления коммерческих связей (даже если США не отменят эмбарго) и доступа к многостороннему финансированию. Настоящий переломный момент может настать, когда Рауль Кастро передаст бразды правления своему предполагаемому преемнику Мигелю Диасу-Канелю (Miguel Diaz-Canel), который, по мнению многих, является сторонником реформ.

Диасу-Канелю, который в настоящее время занимает пост вице-президента, всего 54 года, то есть его можно назвать относительно молодым лидером по сравнению с братьями Кастро. Он все чаще становится публичным лицом государственной политики, в том числе программы реформ, и в случае прихода к власти он, вероятнее всего, ускорит темпы экономических реформ. Стоит отметить, что, по сообщениям прессы, папа Франциск оказал помощь в проведении переговоров между администрацией Обамы и режимом Кастро. Несомненно, его попытки помочь Кубе насчитывают уже много лет, если вспомнить, что прежде он был кардиналом в Латинской Америке.

Учитывая все сказанное выше, готовность Кубы заключить с США соглашение, которое еще несколько месяцев назад казалось невозможным, убедительно доказывает как зависимость Гаваны от экономических щедрот Венесуэлы, так и стремительное ухудшение состояния венесуэльской экономики. Вполне логично было бы предположить, что увеличение доступа на американский рынок и появление у американцев новых возможностей приезжать и вести бизнес с их островным соседом приведут к снижению зависимости Кубы от Венесуэлы на закате полувекового правления братьев Кастро.