Волна террора, захлестнувшая Францию в конце минувшей недели, это всего лишь очередная стадия эскалации мусульманского насилия в стране. Всего два с половиной года назад погибли четверо евреев (включая троих детей) в школе «Оцар Тора»  в Тулузе. Этот трагический инцидент был определен властями, как первый значительный теракт во Франции.

С тех пор ситуация только усугубилась. Тысячи мусульман, полноправных французских граждан, вернулись на родину после пребывания в арабских странах и в Африке, где прошли военную подготовку в спецлагерях радикальных террористических организаций.

Французские евреи должны понять, что ситуация не улучшится. Напротив, она будет становится все хуже и хуже. Их окружение во Франции стало враждебным. Многие видят выход из ситуации в эмиграции, в основном, в Израиль. Однако далеко не каждый может немедленно все оставить и репатриироваться в страну предков. У каждого французского еврея есть своя история, не каждый может оплатить расходы по переезду в Израиль. Некоторые боятся оставить в стране пожилых родителей. Но, несмотря на многочисленные трудности, большинство французских евреев понимает, что у них нет будущего на родине свободы, равенства и братства.

Около месяца назад был опубликован официальный отчет об уровне антисемитизма во Франции в 2014 году. Отчет содержит весьма тревожные данные: резкий рост (на 91%) антисемитских инцидентов, направленных против евреев. Более половины случаев насилия на почве расизма во Франции — направлены против евреев, несмотря на то, что еврейское население составляет менее одного процента от общего числа жителей страны.

После каждого теракта, направленного против евреев, раздаются призывы усилить охрану еврейских учреждений. Однако те, кто когда-либо посещал учреждения еврейской общины во Франции, знают, насколько тщательно они защищены — пуленепробиваемые стекла, «просвечивающее» электронное оборудование на входе. Можно всегда потребовать от властей, чтобы на входе стояла охрана и дополнительные наряды полицейских. Однако усиленные средства охраны в ситуации с французскими евреями, по-видимому, не являются решением проблемы.

Французские евреи обязаны решить, должны ли они по-прежнему жить в стране, в которой им придется в определенной степени скрывать свое еврейство и подвергать жизнь ежедневной опасности, либо им следует репатриироваться в Израиль. Конечно, Израиль также находится в состоянии постоянного военного конфликта со своими врагами, однако здесь наши братья, французские евреи, могут жить полноценной еврейской жизнью, ходить по улицам с кипой на голове и спокойно покупать продукты в кошерных магазинах. Они могут сражаться за свободу в рядах еврейской армии и осуществить на практике двухтысячелетнюю еврейскую мечту.