С добром и злом в мире происходит то же самое, что и с черно-белой фотографией: в ней присутствует черный и белый цвет, однако живость и глубину изображение получает за счет большого количества оттенков серого цвета. Поэтому добро и зло не являются подходящими критериями при описании политических конфликтов: при их использовании получилась бы неполная и способная ввести в заблуждение картина. Однако любое общество нуждается в принципиальном согласии относительно того, что есть черное и что есть белое. Без такого рода договоренности даже тысячи оттенков серого не могут составить ясную и поддающуюся различным интерпретациям картину. В каждодневных политических спорах подобный консенсус может оставаться незаметным, поскольку он не играет какой-либо значимой роли, однако в экстремальной ситуации следует убедиться в его наличии — как это было наглядно продемонстрировано реакцией Франции на теракты в Париже.

События на Украине, происходящие с конца 2013 года, в обществах Западной Европы не воспринимаются как такого рода экстремальный случай. В представлении большинства людей они находятся на значительном удалении от нас, что не соответствует ни географическим, ни политическим реалиям. Но даже в том случае, если они, эти реалии учитываются, вызывает удивление то, насколько противоположными являются взгляды в Германии на этот крупнейший европейский конфликт с момента окончания холодной войны.

На самом деле основные черты происходящих событий настолько очевидны, что в демократическом обществе, несмотря на любые возможные противоречия, должно существовать единство в отношении их оценки (но не в отношении политических последствий): коррумпированный и авторитарный правитель пытается силой подавить массовые протесты, первоначально носившие мирный характер. После его падения столь же авторитарно управляемая соседняя страна, которая его поддерживает и которая призывала его применить еще более жесткие меры против демонстрантов, оккупирует часть этой страны, а в другой ее части развязывает войну, в которой гибнут тысячи людей.

Вместе с тем дебаты в Германии по поводу Украины и России с самого начала отличались удручающей неспособностью (или нежеланием) отличать черное от белого, справедливость от несправедливости: некоторые люди требовали проявить понимание в отношении агрессора и обвиняли жертву в разжигании войны. У многих граждан подобная позиция, вероятно, подпитывалась неприязненным отношением к Евросоюзу, а также отчуждением от своей собственной политической системы — в конечном счете конфликт разгорелся из-за вопроса о том, будет ли Украина ориентироваться на Запада или нет. Но даже уважаемые бывшие политики (в том числе все ныне здравствующие бывшие федеральные канцлеры) и высокопоставленные дипломаты в отставке, а также влиятельные представители бизнеса, благонамеренные деятели культуры и интеллектуалы повально начали страдать от этой неспособности делать выводы и приводили аргументы, пребывая в той реальности, которая не имела ничего общего с действительностью. При этом любой желающий может составить себе вполне точное представление о том, что происходит на Украине и в России.

Но вместо того чтобы принять к сведению факты, кое-кто стал обвинять распространяющие их средства массовой информации в одностороннем подходе, в предвзятости и антироссийской направленности. При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что подобные обвинения не поступают от ученых и представителей гражданского общества, которые уже давно занимаются проблемами Восточной Европы, которые говорят по-русски, которые глубоко погружены в культуру и политику Украины и России и которые имеют разнообразные контакты в этих странах.

Вместо этого предполагаемые друзья России услужливо ставят знак равенства между интересами ее правящего класса и всего населения страны, а к Украине относятся с такой снисходительностью и предвзятостью, которые они не часто отваживались демонстрировать в отношении других европейских стран. Какими бы ни были причины отрицания реальности в Германии — будь то экономические интересы, нежелание отказаться от устарелых мыслительных шаблонов или искренняя заботы о мире, — подобный подход, вольно или невольно, играет на руку авторитарному и агрессивному режиму, который преднамеренно угрожает миру в Европе, а также объявляет врагами открытые общества, в том числе и наше.

Речь не идет о том, чтобы показать картину, в которой есть только белый и черный цвет. Напротив: европейцы должны найти путь, найти путь с этой Россией, с Россией, какая она есть, и какой она, вероятно, останется в обозримом будущем, они должны найти формы полезного сосуществования и сотрудничества там, где это возможно, но при этом не следует ставить под вопрос собственные основополагающие ценности или действовать через головы других — украинцев, молдаван, грузин, белорусов.

Однако это возможно только в том случае, если пытаться получить такую картину происходящего, в которой можно предельно четко различить многочисленные оттенки серого цвета. Сюда следует отнести и вопрос об ошибках Запада, совершенных на пути к сегодняшней эскалации, а также критический взгляд на политическое и общественное развитие на Украине. Для этого необходимо иметь точное представление о событиях в России, а также анализ законных российских интересов. Но необходимым условием для этого является способность отличать черное от белого.