Эта экстренная финансовая помощь может запомниться, как одна из самых неэффективных за все время. Я имею в виду помощь не Греции, а Украине. Всего лишь две недели назад Генеральный директор Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард (Christine Lagarde) пообещала предоставить Украине 40 миллиардов долларов за четыре года — звучит впечатляюще для страны, ВВП которой может скоро сократиться до 70 миллиардов долларов. Однако с тех пор экономический кризис на Украине гораздо усилился. Национальная валюта побила исторические минимумы: сейчас за доллар дают около 32 гривен. На этой неделе Национальный банк Украины вновь установил контроль над гривной, безуспешно пытаясь остановить ее падение. Рыночная стоимость государственных бондов упала до 40 центов за доллар.

Разумеется, главной проблемой является война на востоке страны, которая не только уносит многие человеческие жизни, но и опустошает государственную казну, отпугивая инвесторов и парализуя жизнь в зоне военных действий и вокруг нее. Однако и сама экстренная финансовая помощь также является причиной неопределенности. Никто точно не знает, откуда поступят деньги. МВФ пообещал дать 17,5 миллиардов долларов. Несколько миллионов долларов могут дать другие доноры, в том числе Евросоюз и США. Даже если все пойдет по плану — а этого, скорее всего, не произойдет — до получения всей суммы в 40 миллиардов еще очень далеко.

Реальных выплат от МВФ Украина не получает уже почти шесть месяцев. Поэтому Национальный банк решает проблемы в одиночку. 23 февраля он запретил банками страны выдавать населению кредиты в гривнах для покупки валюты. Два дня спустя он запретил банкам закупать валюту для своих клиентов. Такие меры являются не более чем средством для успокоения.

Как часть выполнения условий получения этой не особенно впечатляющей срочной финансовой помощи правительству в ближайшее время придется сделать то, что он и МВФ на протяжении длительного времени считали необязательным — реструктуризировать свои долги. Если исключить доходы, полученные на территории, находящейся под контролем пророссийских боевиков, и в Крыму, аннексированном Россией в прошлом году, отношение государственного долга Украины к ВВП, скорее всего, уже достигло 100%. В связи с уменьшающимися масштабами экономики эта цифра будет еще больше, а уровень государственных доходов будет сокращаться.

По словам Ондрея Шнайдера (Ondrej Schneider) из научно-исследовательского Института международных финансов, план МВФ предусматривает, что в течение ближайших четырех лет Украина не будет погашать никаких задолженностей. Однако Тимоти Эш (Timothy Ash) из Standard Bank утверждает, что переговоров с кредиторами правительство до сих пор не начинало. При этом один из кредиторов, будет возражать — это Россия, предоставившая кредит в 3 миллиарда долларов прежнему правительству Украины, отношения с которым у нее были гораздо лучше. 24 февраля заместитель министра финансов РФ исключил возможность реструктуризации долга. Если Россия потребует полного погашения кредита, другие кредиторы могут сделать то же самое.

Дефолт будет позором для правительства, но вряд ли он намного ухудшит ситуацию для простых украинцев. К концу текущего года они, вероятнее всего, станут на треть беднее, чем в период развала Советского Союза. Сегодня инфляция составляет 29%, а из-за падения гривны она станет намного выше. Для обуздания инфляции и поддержки гривны процентные ставки, составляющие сегодня 20%, будут повышаться и дальше. Это осложнит ситуацию для погашения кредитов. Кроме всего этого, правительство будет вынуждено ввести режим жесткой экономии, на чем настаивает МВФ. К 2017 году цены на газ на внутреннем рынке увеличатся почти в пять раз по сравнению с 2013 годом. Правительство замораживает пенсии. При таком высоком уровне инфляции это означает их существенное сокращение. И даже если война прекратится завтра, страну ожидают дальнейшие неприятности.