Через четверть века после окончания холодной войны мы со всей очевидностью вновь столкнулись с «русской угрозой». По заявлению министра обороны Великобритании Майкла Фэллона (Michael Fallon) Владимир Путин представляет угрозу не меньше, чем «Исламское государство». Возможно, идеологической конфронтации и не существует, и Россия является лишь тенью своего советского предшественника, но антироссийская шумиха уже дошла до предела.

И гораздо в большей степени, чем в советские времена, эта кампания направлена против одного человека — против Путина. Российский президент — это диктатор-экспансионист, который начал «прямую неприкрытую агрессию». Он — «воплощение политической безнравственности», человек, «перекраивающий территории» соседних стран и при этом подавляющий инакомыслие в своей стране, которого принято сравнивать с Гитлером. В западных СМИ Путин уже превратился в карикатурного злодея, а Россия почти повсеместно стала объектом враждебной пропаганды. Всякого, кто подвергает сомнению господствующую версию комментариев об Украине — от прошлогоднего свержения законно избранного президента и роли ультраправых до военных преступлений, совершаемых украинской армией — не хотят слушать и отвергают, заявляя, что он оболванен кремлевской пропагандой.

Ситуация накалилась еще больше после убийства политика-оппозиционера Бориса Немцова. Разумеется, в убийстве обвиняют российского президента, хотя в этом практически нет никакой логики. Немцов был второстепенной фигурой и заслужил своим участием в «катастройке» («перестройке») 1990-х годов антипатию простых граждан. Вряд ли можно обвинять Путина или его сторонников в том преступлении, которое продемонстрировало отсутствие безопасности в самом сердце Москвы, и которое наверняка серьезно дискредитировало бы президента.

Но, вне всякого сомнения, это выгодно тем, кто стремится к военной конфронтации с Россией. Сотни американских военнослужащих прибудут на этой неделе на Украину для поддержки киевского режима в войне с пророссийскими повстанцами на востоке страны. Чтобы не отставать, Британия со своей стороны направляет туда 75 военных инструкторов. Как показала история XX века, часто именно с отправки военных советников начинается катастрофическая эскалация конфликта. К тому же, эти действия являются прямым нарушением условий соглашения, подписанного в прошлом месяце в Минске при участии Франции и Германии, в результате которого было достигнуто, по крайней мере, временное перемирие и выполнен частичный отвод тяжелых вооружений. Согласно пункту 10 соглашения, из Украины должны быть выведены все иностранные войска.

Танк украинской армии на окраине Донецка, 4 марта 2015 года


Но натовские ястребы уже пустились напролом. Многотысячный контингент НАТО направлен в страны Балтии — на новые передовые позиции альянса — причем, НАТО нисколько не беспокоит, что в этих странах снисходительно относятся к парадам неонацистов и ограничивают в правах национальные меньшинства. Целый ряд американских политиков и генералов — от председателя Объединенного комитета начальников штабов США генерала Мартина Демпси (Martin Dempsey) до нового министра обороны Эштона Картера (Ashton Carter) — призывают к тому, чтобы США предоставили Киеву оружие. Для западного оборонно-промышленного комплекса конфликт на Украине привлекателен еще и тем, что служит дополнительным аргументом в пользу повышения военных расходов, что ясно дал понять генерал армии США Рэймонд Одиерно (Raymond Odierno), когда на этой неделе он посетовал на сокращение оборонных расходов в Британии перед лицом «российской угрозы».

Возможно, из-за авторитарного консерватизма Путина перспективы России выглядят не особо утешительно, но эта антироссийская подстрекательская политика безрассудна и опасна. Безусловно, факт военной экспансии очевиден. Но осуществляет эту экспансию, главным образом, НАТО, а не Москва. На протяжении 20 лет, несмотря на обязательства, взятые после окончания холодной войны, НАТО неотступно расширяется на восток, для начала приняв в свои ряды бывшие страны Варшавского договора, а затем и бывшие республики самого Советского Союза. Как написал в своей книге «Фронтовая Украина» (Frontline Ukraine) политолог, профессор Ричард Саква (Richard Sakwa), НАТО сейчас «существует для того, чтобы преодолевать риски, вызванные своим собственным существованием».

Вместо того чтобы создавать общую систему европейской безопасности с участием России, альянс, в котором доминирует США, расширился до самых российских границ, утверждая, что это всего лишь суверенный выбор стран-участниц НАТО. Вполне очевидно, что это не так. Это еще и результат всей системы и принципов Североатлантического союза, созданного для укрепления своего «лидерства» на Европейском континенте — они были разработаны в Пентагоне после распада Советского Союза с целью «предотвратить повторное появление нового врага».

Россия предприняла ответные меры, и последствия этого можно наблюдать на Украине на протяжении всего последнего года — начиная со свержения (при поддержке Запада) законно избранной власти, формирования украинского националистического режима, присоединения Россией Крыма и заканчивая восстанием пророссийских сил на Донбассе. На практике это означало гибель тысяч людей, сотни тысяч беженцев, беспорядочные обстрелы жилых кварталов и создание при поддержке Киева и зарубежных спонсоров украинских вооруженных фашистских формирований вроде батальона «Азов», которые сейчас готовятся «защищать» Мариуполь от своего же собственного народа. Большинство западных СМИ отрицают эти факты, считая их кремлевской пропагандой.

С другой стороны, негласную военную поддержку, которую Россия оказывает ополченцам, называют агрессией и «гибридной войной». Причем, делают это те же самые страны, которые сами вели негласные войны — начиная с Никарагуа и заканчивая Сирией — не говоря уже об открытой агрессии и незаконных военных действиях в Косово, Ливии и Ираке.

Это не оправдывает Россию, которая нарушает международное право — хотя и в меньшей степени — но эти нарушения следует рассматривать в контексте безопасности России. И хотя на Западе Путина изображают захватчикам и авантюристом, по российским меркам он — центрист. По мнению ветерана российского левого движения Бориса Кагарлицкого, большинство россиян хотели бы, чтобы по отношению к Западу Путин проводил более жесткую политику — причем, они этого хотят не под влиянием пропаганды патриотизма, а исходя из опыта последних 25 лет.

На Западе Украину — так же как и ИГИЛ — используют для возрождения доктрин либерального интервенционализма и даже неоконсерватизма, которые были дискредитированы на полях сражений в Ираке и Афганистане. Ангеле Меркель и Франсуа Олланду пока еще удается противостоять США в их стремлении вооружить Украину. Но когда достигнутое в Минске перемирие будет нарушено — а это обязательно произойдет — возникнет опасность того, что идущая на Украине «война чужими руками» перерастет в полномасштабный международный военный конфликт.

Альтернативой может стать урегулирование конфликта путем переговоров, которое будет гарантировать нейтралитет Украины, плюрализм и автономию регионов. Не исключено, что добиваться этого уже поздно. Но, вне всякого сомнения, военного решения конфликта быть не может. Вместо того чтобы расширять масштабы вооруженного конфликта и разжигать националистический экстремизм, западным странам следует использовать все имеющиеся у них рычаги, чтобы урегулировать конфликт. Если они этого не сделают, последствия могут быть катастрофическими — причем, не только для Украины.