Аргумент Центрального банка, выдвигаемый адептами «энтрегизма» (entreguismo — политическая практика систематической передачи национальной промышленности или природных ресурсов под контроль иностранных капиталов — прим. пер.), звучит гротескно, поскольку перемещение денежных средств не внесет изменений в налогово-бюджетную ситуацию Бразилии.

Центральный банк Бразилии вновь демонстрирует свою беспрекословную подчиненность англо-американской финансовой системе, на этот раз препятствуя, с явной целью саботажа, капитализации бразильской доли в Банке БРИКС под нелепым предлогом защиты своих международных валютных резервов. Банк БРИКС давно уже является главным наследием международной политики Дилмы времен ее первого президентского мандата. Он должен стать основным инструментом финансирования инфраструктуры стран-членов блока, независимым от вмешательства, процентных ставок и условий, навязываемых США и Европой.

Аргумент Центрального банка, выдвигаемый адептами «энтрегизма», звучит гротескно, потому как передача средств из валютных резервов для капитализации банка не изменит налогово-бюджетную ситуацию Бразилии. В конце концов, куда интереснее вложить деньги под проценты в банк, чем иметь ничтожную прибыль с государственных облигаций США, на которые уходят резервы сейчас. В банке БРИКС деньги будут участвовать в реальных инвестициях, а не в одних только графиках финансовых операций, не имеющих абсолютно никакого отношения к реальной экономике.

Настало время национализировать Центральный банк Бразилии. Любопытно, что создан он был военным правительством, как только появилась возможность действовать без противостояния со стороны США, он был задуман как банк развития, выступающий в роли крупной финансовой платформы для сельского хозяйства Бразилии. Однако при правительстве Жозе Сарнея, в эпоху пошатнувшейся демократии, и с легкой руки так называемых прогрессивных экономистов Центральный банк сделался апологетом англо-американской системы, став посредством денежно-кредитной политики основным препятствием для бразильского экономического развития.

Другой любопытный факт заключается в том, что идея Центральных банков в их традиционном понимании получила всемирное распространение благодаря отнюдь не американцам, но англичанам и французам. Я писал об этом в своей докторской диссертации в Coppe (Институт Альберту Луиш Коимбра при Федеральном Университете Рио-де-Жанейру), вышедшей в виде книги по названием «Валюта, суверенитет и работа» (изд. Europa). То, что тогда понимали под валютной ортодоксальностью, было прямым продолжением колониализма и нашло свое выражение в так называемых валютных советах (они поддерживали фиксированный обменный курс национальной валюты к валюте-якорю, которая присваивала себе все доходы).

Полное преобразование такого ортодоксального подхода произошло после обретения Соединенными Штатами влияния в МВФ, в результате чего выявилось еще одно поразительное противоречие: американцы требуют, чтобы у каждой страны в мире был свой традиционный Центральный банк, сами же располагают собственным банком развития, организованным столь циничным образом, что тот способен сбрасывать в мировую экономику триллионы бумажных долларов без какого-либо контроля.

Банк БРИКС, которому Центральный банк пытается объявить бойкот, станет первой трещиной в международном финансовом сооружении, возведенном англо-американским миром в послевоенный период. Это будет банк, связанный с производством и реальной экономикой. Не чета той никчемной бумажной фабрике, управляемой США, а теперь еще и ЕЦБ, предоставляющей своим руководителям свободные деньги, чтобы те по всему миру скупали реальные активы, практически за бесценок.

Во время следующего визита китайского премьер-министра в Бразилию президент Дилма могла бы воспользоваться случаем и отдать сухое распоряжение ЦБ более не создавать препятствий для Банка БРИКС и незамедлительно предоставить требующиеся резервы.

Сможем ли мы в этом контексте получить Центральный банк развития? Для этого нам необходимо последовать примеру Китая и других азиатских стран, а именно: создать большую подушку валютных резервов, дабы избежать или нанести поражение каким-либо нападкам на реал в ситуации дефицита текущего счета. Банк БРИКС, наряду с продуктивным сотрудничеством с Китаем, может оказать решительную помощь в этой программе.

Именно из этого партнерства мы можем извлечь крупные коммерческие выгоды не только в сфере биржевых, но и промышленных товаров. Опираясь на сильные позиции в отношении резервов, мы получим возможность проводить суверенное валютную и денежно-кредитную политику, как это происходит на китайской орбите.