За последние недели мы пережили три знаменательные национальные даты. Все началось 9 апреля (день начала оккупации Норвегии нацистской Германией), затем 8 мая (день Победы) и, в завершение, 17 мая (Национальный день Норвегии). В этом году они проходили в неприятной атмосфере — в ожидании того, что русские, возможно, придут и захватят страну, поэтому, дескать, Вооруженным Силам (ВС) нужно выделять больше денег.

Те, кто боятся России и требуют увеличить финансирование ВС, входят в те самые научные и политические круги, которые одобрили вторжение США в Ирак и активно поддержали вторжение в Афганистан. Йенс Столтенберг лично хотел, чтобы Норвегия приняла участие в строительстве нового Афганистана. И мы приняли в этом участие. Вот, полюбуйтесь на новый Афганистан. Война в Ираке продолжается, и она уже давно распространилась на территорию Сирии. Мы и наши друзья продолжаем принимать в ней участие. Совершаются убийства, сбрасываются бомбы. Миллионы мирных жителей превратились в беженцев.

Между тем мы с успехом нанесли авиаудары по Ливии, что привело к полному развалу страны. Из-за хаоса в Ливии соседняя с ней Мали оказалась на грани коллапса. И я ещё не вспоминаю события в Египте и тот факт, что западные дроны бомбили Йемен. Лишь непорядочные эксперты международного права могут утверждать, что США и НАТО вершат военные действия в рамках международных правовых норм.

Из всего вышеперечисленного следует, что ВС Норвегии использовали миллиарды, чтобы разжечь огонь конфликта в большей части исламского мира. А сейчас им нужно еще больше денег. Те, кто просит денег, — это те же самые люди, которые делали сомнительные вложения десятков миллиардов крон в новые фрегаты и американские истребители. А теперь у нас не хватает денег, чтобы обеспечить реализацию тех самых инвестиций. Это по сути то же самое, что купить машину, которая потом будет все время стоять в гараже, так как у ее владельца не будет средств для получения водительских прав и покупки бензина.

Теперь о России, которая «снова стала опасной». Когда звучат подобные утверждения, обычно ссылаются на гражданскую войну на Украине. Там Россия и Владимир Путин, дескать, нарушают нормы международного права. Формально это, без сомнений, действительно так, хотя я в меньшей степени был напуган из-за того, что в Крыму был проведен референдум против воли властей в Киеве. Но министр иностранных дел Норвегии Бренде, как он сам сказал, был действительно напуган, хотя достаточно окончить обычные сержантские курсы, чтобы понять, что, подвергнув сомнению права России на имеющую двухсотлетнюю историю базу Черноморского флота ВМФ в Севастополе, Запад создал опасную ситуацию.

То, что происходит на Украине, — это трагедия. Большая часть вины лежит на местных политиках. Большинство понимает, что Россия и Путин предпочитают, чтобы в этой стране царил хаос, нежели, чтобы она стала членом НАТО. Запад в значительной мере способствовал и продолжает способствовать созданию этого хаоса. Мы позволили Украине заговорить о членстве в НАТО, которое предполагает американские войска на южной границе России. А когда на Майдане начались демонстрации, площадь наводнили западные политики, которые способствовали обострению противостояния.

Россия не представляет опасности для Норвегии или другого западного государства. Но Россия может представлять опасность для соседей, где проживает русское меньшинство, или соседей, которые раньше были частью большой России — будь то при правлении Екатерины Великой или Сталина. Российская внешняя политика основана не на идеологии, она обоснована всей историей страны. Исключение составляет то время, когда у власти находился любимец Запада Ельцин, однако сложно говорить о том, что в то время Россия вообще как-либо управлялась. Если мы этого не поймем, начнется война.

Российское восприятие Второй мировой войны отличается от нашего и намного ближе к исторической правде. Никто не сомневается в том, какую роль в этой войне сыграли США и Франклин Рузвельт. Но сталинские пятилетки значили для Победы куда больше, чем военное участие Великобритании и речи Черчилля, хотя его алкоголизм и цинизм имели поистине сталинский размах. Борьба Черчилля во Второй мировой войне не была борьбой за свободу. Наоборот, он вел войну для того, чтобы спасти Британскую империю. Воистину, империализм — это и есть европейская «ценность», которую лично я не разделяю. Сталинские же пятилетки сделали возможным подъем боеспособности советских войск, которые разбили Гитлера. Об этом знает каждый русский.

Поэтому вдвойне трагично то, что мы бойкотировали российские торжественные мероприятия, посвященные Победе над нацистской Германией, на Красной Площади 9 мая. За возможным исключением Китая ни одна страна в истории человечества не понесла такие огромные потери во время войны, как Советский Союз во время Великой Отечественной войны. Большинство погибших — это гражданское население, этнические русские. Даже на территории Норвегии немцы уничтожили больше русских, чем норвежцев. Неправильно то, что президент Стортинга освистывает гимн России. Еще хуже не проявлять уважение к истории другого государства. Я не знаю, объясняется ли это отсутствием народных обычаев или недостаточными знаниями истории. Однако это опасно. Путин знает, как этим воспользоваться. Именно так может начаться война.

Русофобия является перманентным фактором в норвежской и западной политике. В Норвегии она появилась вместе с королем Оскаром I. Он хотел, чтобы Швеция и Норвегия приняли участие в Крымской войне на стороне Великобритании и Франции. Но тогда наместник Лёвенскьёлд сказал «нет». Он напомнил шведам, что у нас нет нерешенных вопросов с нашим восточным соседом.
Если шведы хотят взять реванш за потерю Финляндии и поражения Карла XII под Полтавой, то они не получат норвежской помощи. Но антироссийская пропаганда была чрезвычайно активной в обеих странах, она запала в душу части норвежского общества и с тех пор так там и остается. Печально и опасно. А Вооруженным Силам снова нужно больше денег. Мне кажется, что нам не следует приобретать больше оружия, пока мы не придем к единому мнению о том, в какую сторону мы повернем наши пушки.

 

Стейн Орнхёй — журналист, бывший председатель Социалистической левой партии Норвегии, руководитель движения «Нет ЕС», депутат Стортинга.