Это как две стороны одной медали. С одной стороны, мужской шовинизм и гомофобия, что находит свое отражение в социологических опросах, оскорбительных заявлениях религиозных и политических лидеров и большом количестве насильственных действий в отношении представителей ЛГБТ-сообщества: лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров. С другой стороны — впечатляющие перемены.

На всем континенте принимаются законы, запрещающие дискриминацию в отношении геев, а также законы, разрешающие гомосексуалистам нести военную службу. В ряде стран однополые пары могут вступать в брак и усыновлять детей. Уже принимаются законы в отношении трансгендеров. Уругвай, Аргентина, Бразилия и Мексика гораздо активнее борются за права ЛГБТ-сообщества, чем США и многие европейские страны.

Чем объяснить подобный парадокс? Как получилось, что континент, известный своим мужским шовинизмом и гомофобией, оказался в авангарде борьбы за права ЛГБТ-сообщества? Ответ простой: благодаря изобретательности и настойчивости групп гражданского общества. Творческая активность членов ЛГБТ-сообщества наглядно показала отсутствие воображения и относительную самоуспокоенность всех тех, кто прилагает усилия по защите гражданских прав.

И не надо думать, что это просто. Почти во всех латиноамериканских странах большинство населения считает однополые отношения аморальными, а проблемы дискриминации все еще стоят достаточно остро. Кроме того, ЛГБТ-сообщество сталкивается с мощным противодействием Католической церкви и протестантов. Тем не менее, эти препятствия не испугали борцов за права сексуальных меньшинств. Скорее наоборот, подтолкнули их к выработке новых форм борьбы. Перечислим пять из них:

· Для борьбы против статуса-кво нужен статус-кво. Группы ЛГБТ обычно придерживаются левых взглядов. Однако, в отличие от левых радикалов, они больше прагматики, чем революционеры, и стремятся не к конфронтации, а к договоренностям. Поэтому тщательно присматриваются к членам политических партий, которые могли бы им помочь, или к учреждениям, с которыми существует возможность сотрудничества. В Уругвае им удалось добиться принятия необходимых законов в союзе с проправительственным Широким фронтом (Frente Amplio). Инициативная группа «Черные овцы» (Ovejas Negras) договорилась с Министерством здравоохранения о подготовке 1500 специалистов в области проблем здоровья ЛГБТ-сообщества. Из этого следует, что государственные учреждения и партии следует рассматривать не в качестве врагов, а в качестве возможных союзников.

· Глобализации — да. Движение ЛГБТ использует преимущества глобализации и научно-технического прогресса. В частности, они используют новые цифровые платформы для контактов и активного обмена информацией со своими коллегами в других странах. Также выдвигается идея успешного рынка ЛГБТ, который могли бы использовать предприниматели для получения большей выгоды. «Смысл этой инициативы достаточно ясен — говорит Хавьер Корралес (Javier Corrales) — поддержка гей-проектов — это тоже хороший бизнес».

· Бить врага его же оружием. Консервативные круги оказывают наибольшее противодействие расширению прав геев. Но некоторые группы ЛГБТ творчески подошли к разработке способов борьбы с ними: отвечать на нападки консерваторов консервативными доводами. Поэтому они говорят об однополых браках как о способе укрепления отношений между людьми, развития единобрачия и усиления прав собственности.

· Цель — достижения равенства. ЛГБТ-сообщества, как правило, немногочисленны. И знают, что без поддержки других слоев общества их голос вряд ли будет услышан. По этой причине они ведут свою борьбу под более широкими, не столь эпатажными и трудно поддающимися критике лозунгами, такими, например, как равенство. Подобная тактика позволила им объединить усилия с другими движениями. В Эквадоре, например, ЛГБТ-сообщество объединилось с группами, которые борются за права женщин и индейцев. В Аргентине они объединились с правозащитниками. Объединившись, все эти группы добились побед, которых никогда не смогли бы одержать в одиночку.

· Символ современного мышления. В определенных кругах поддержка прав ЛГБТ перестала быть чем-то постыдным. Теперь подобная позиция не только встречает понимание в обществе, но и является признаком современного мышления и широты взглядов; своего рода способ заявить о себе, как о человеке открытом, терпимом и придерживающимся прогрессивных взглядов. Это изменение в общественных настроениях является одной из крупнейших побед ЛГБТ.

А результат оказался подобен снежному кому: чем больше людей меняют свои представления, тем быстрее распространяется это новое коллективное мышление и тем сложнее повернуть этот процесс вспять или бороться с ним.

ЛГБТ-сообщество, таким образом, преподносит нам ценный урок, который мы можем использовать для достижения других целей. Удивительно то, что те изменения, к которым они привели, были почти немыслимы несколько лет тому назад. Быстрота перемен удивила даже самих членов движения, что напоминает ответ известного экономиста Ларри Саммерса тем, кто выступал с мрачными прогнозами: история постоянно показывает нам, что переход от немыслимого к неизбежному может произойти чрезвычайно быстро.