«Дуга нестабильности», прочерченная Бжезинским от Балкан до Центральной Азии в 1978 году, стремится спровоцировать этническую и религиозную напряженность в непосредственной близости от границ России и Китая. С этой целью используется религиозный фундаментализм на Кавказе, Ближнем Востоке, Центральной Азии, а также на территориях, прилегающих к Индийскому океану.

Служба военной разведки США в 2012 году сделала ставку на «джихадизм без границ» как стратегическое оружие для осуществления своих планов. После распада СССР, Афганистана, Ирака, Ливии и Сирии Вашингтон при содействии Исламского государства стремится вернуться в Афганистан — наиболее стратегически важное государство в мире — для завоевания контроля над Центральной Азией и приграничных районов с Ираном и Индией. Этот регион воспринимается Вашингтоном как «задний двор» России и Китая.

В качестве инструмента для достижения поставленной цели США используют терроризм, экстремизм и сепаратизм. Пользуясь слабостью автократических государств в регионе, основанных на этнических и племенных связях, Исламское государство, как заявил российский президент Владимир Путин, контролирует 25 афганских провинций из 35, включая северные.

Третья попытка захвата Центральной Азии


«Международный джихад», созданный Пентагоном в Афганистане в 1978 году, ориентируется на люмпен-пролетариат из Афганистана, Пакистана, Узбекистана, Чечни, Таджикистана, арабских стран. Во времена вторжения советских войск в Афганистан была предпринята первая попытка завоевания этого стратегического района со стороны США и их европейских и арабских партнеров.

Вторая попытка, также провалившаяся, состоялась в 2001 году, после трагедия 11 сентября в США. Тогда Вашингтон объявил войну против талибов, с которыми сегодня живет в мире и гармонии. «Талибы не являются нашими врагами», — признался Джо Байден.

Исламское государство — многонациональная религиозная группа, которая выступает главным действующим игроком в третьей попытке НАТО взять под контроль Центральную Азию. Талибан отошел на второй план, так как представляют собой лишь интересы пуштунов и не может привлечь симпатии других племен в Таджикистане и Узбекистане. Эти два государства являются самыми нестабильными в Центральной Азии, и именно против них, в первую очередь, направлены планы Пентагона.

Более того, Межведомственная разведка Пакистана (ISI), «крестная мать» талибов, сейчас занимается вербовкой наемников в Исламское государство и таким образом поощряет варварские преступления этой международной террористической организации.

Цели «управляемого хаоса» в Центральной Азии


Центральное командование США (CENTCOM), отвечающее за планирование операций и управление американскими войсками в случае военных действий в Центральной Азии, решает следующие задачи:

— Перенос на неопределенный срок вывод американских войск из Афганистана под предлогом «осложнения ситуации в регионе», как об этом неоднократно заявлял министр обороны США Эштон Картер.

— Превратить наемников Исламского государства в «пушечное мясо» Пентагона. Для осуществления их деятельности ставится задача по предоставлению ИГ возможности самофинансирования за счет торговли медью, изумрудами, рубинами, редкоземельными металлами, а также опиумом.

— Заставить Китай отказаться от добычи полезных ископаемых в Афганистане из-за нестабильности в регионе. Одновременно поощрять деятельность крайне правой мусульманской организации уйгурских сепаратистов, добивающейся независимости от Китая. Пекин, уважая свободу вероисповедания, в тоже время жестко выступает против любых проявлений националистических и сепаратистских настроений и использует даже силу в отношении своих критиков. Китайские лидеры обвиняют Турцию в том, что она предоставляет паспорта уйгурским сепаратистам в третьих странах, как, например, в Таиланде, и они затем оказываются в рядах Исламского государства.

— Выведение из строя самого длинного газопровода в мире, пролегающего по территории Туркмении, Узбекистана. Казахстана и Китая.

— Вовлечение России в конфликты, происходящие на территории Восточной Европы (Украина), на Кавказе и в Центральной Азии.

— Осуществление контроля над водными ресурсами Таджикистана, который является основным источником воды в регионе.

— Разжигание национальной вражды между таджиками, киргизами и узбеками в Ферганской долине — самой густонаселенной и богатой плодородными землями в Центральной Азии.

— Продажа оружия. Туркменское правительство отказывается от нейтралитета, чтобы иметь возможность закупать военную технику в США. Узбекистан намерен прибрести у США 200 бронетранспортеров. Москва, в свою очередь, за пребывание российской военной базы в Таджикистане предоставила Душанбе военно-техническую помощь в размере 1,23 миллиарда долларов.

— Создание вокруг Ирана очагов военной напряженности. Это делается не только для того, чтобы снизить напряженность в отношениях с союзниками Вашингтона — Израилем, Саудовской Аравией и Турцией, но и для того, чтобы помешать выполнению ядерной сделки с Ираном, после подписания соответствующего соглашения. Белый дом стремится к тому, чтобы Дамоклов меч всегда висел над Тегераном.

Позволит ли Вашингтон, чтобы Иран, обладающий крупнейшими в мире запасами углеводородов, вступил в БРИКС или в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), членами которой являются Россия, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Белоруссии? А как поступит Москва? Позволит ли она Ирану потеснить Россию на мировом газовом рынке?

— Оказание давления на Индию, которая входит в БРИКС. В Индии всегда сохраняется возможность спровоцировать массовые беспорядки, опираясь на тридцатимиллионную общину мусульман, индуистские шовинистические группы, да и самого премьер-министра Моди.

Если никто не остановит это безумие, то масштабы войны, в которую могут быть втянуты Китай, Россия, Индия и Иран, могут быть совершенно непредсказуемыми.