Президентские выборы 2016 года — уже не за горами. В настоящее время о своих намерениях побороться за Белый дом заявили почти 130 человек. Однако, если отбросить «независимых» и тех, кто заявили о своих президентских амбициях просто от скуки или от стремления к самопиару, то наиболее вероятных кандидатов останется двадцать один человек: 6 от Демократической и 15 от Республиканской партии.


Все равно немало. У кого из них больше шансов? Наверное, у того, кто лучше всего понимает вызовы, с которыми столкнулась его страна, и кто обладает наибольшей компетентностью, силой воли и решительностью, чтобы дать на эти вызовы достойный ответ. Да, и еще — он должен убедить избирателей, что у него (или нее) есть эти качества.

Говорят, история имеет тенденцию к повторению. И если это так применительно к следующим президентским выборам в США, то есть все основания повнимательнее присмотреться к республиканцу Дональду Трампу.

Нынешняя ситуация в США и мире напоминают ту, которая была в конце 1970-х — начале 1980-х годов, при президентстве Джимми Картера. Тогда произошло серьезное обострение советско-американских отношений, получившее название «нового витка холодной войны». В глазах жителей США и западной общественности, в целом, Америка сдавала свои позиции перед «красным» натиском: в конце 1979 года СССР ввел войска в Афганистан, а, начиная с 1980 года, просоветский режим в Польше сдерживал выступления оппозиции, боровшейся за демократизацию и либерализацию жизни в стране.

При этом в Советском Союзе шло активное военное строительство. Согласно Википедии, «К 1980-м годам в Советских Вооруженных Силах танков было больше, чем у всех остальных стран вместе взятых. Был создан крупный океанский военно-морской флот. Важнейшим направлением развития экономики страны стало наращивание военного потенциала, гонка вооружений». Консервативные круги США и западных стран критиковали Картера за чрезмерную «уступчивость» по отношению к СССР, которая, по их мнению, подталкивала Советский Союз к более активной борьбе против Запада.

Вам это ничего не напоминает? Крым, восточная Украина, Сирия… А что касается российских военных «мускулов», то сама Москва, как отмечает газета «Вашингтон пост», заявила, что нынешняя военная мощь РФ достигла своего пика за последние 25 лет.

Однако, в независимости от того, насколько, по мнению Кремля, его политика в упомянутых регионах является правомочной, а ремилитаризация России оправданной, действия эти воспринимаются на Западе, как проявление российского экспансионизма, который требует жесткого отпора. При этом консервативные круги США, как и в конце 1970-х годов, возлагают ответственность за происходящее на правительство США.

Пример этому — недавнее выступление кандидата-республиканца, сенатора Марка Рубио. «Мы скатываемся к новой холодной войне и бесспорное лидерство Америки является единственной силой, способной вновь обеспечить торжество мира и безопасности, — сказал он в одной из своих предвыборных речей. — Чем больше наш нынешний президент проваливает Путину экзамен на лидерство, тем важнее для нашего следующего президента сдать его… Моя администрация не будет умолять Путина о встрече. К нему будет отношение, как к гангстеру и бандиту, кем он, собственно, и является».

Рубио высказался за значительное расширение антироссийских санкций и списка тех российских граждан, которым запрещен въезд в США, а также за оказание Украине военной помощи.

Бюрократические «кандалы» на ногах экономики

Внутренняя ситуация при президенте Картере тоже напоминала нынешнюю. Об этом лучше всего сказал журнал «Форбс»: «За четыре недолгих года — с 1977 по 1981 год — политика этого человека почти разрушила американскую экономику и наше положение в мире… А сейчас все больше кажется, что мы видим возвращение времен Картера».

«Картер, который подобно президенту Обаме пришел вроде бы, как ниоткуда — продолжает «Форбс», — посвятил себя созданию «большого правительства”, создав два министерства, от которых было больше вреда, чем пользы: Министерство образования и Министерство энергетики. Со своей стороны, Обама создал “Бюро по финансовой защите потребителей”, посадил [на шею налогоплательщикам] энное количество “царей”, а также кардинально усилил правительственный контроль за финансовой сферой, здравоохранением и энергетикой».

К этому можно еще добавить стимуляцию администрацией Обамы профсоюзного движения, в том числе за счет политики: «Твое мнение не совпадает с профсоюзным? Получи проблемы». Пример этому — попытка Национального совета по трудовым отношениям помешать «Боингу» построить сборочное предприятие в Южной Каролине (которое, в конечном итоге, все же было там построено). Согласно газете The Wall Street Journal, противодействие было оказано на том основании, что «Боинг» якобы принял такое решение, чтобы наказать неуступчивые профсоюзы штата Вашингтон, где расположены заводы «Боинга».

Трамп — это Рейган сегодня?

Попробуем себя на мгновение ощутить американскими избирателями конца 1970-х — начала 1980-х годов, измотанными излишним административным регулированием. Неудивительно, что слова Рейгана: «Правительство не может решить нашу проблему, ибо правительство само является проблемой» нашли отклик в их душах.

А теперь сравните это с позицией Трампа, выраженной в его словах: «Самой большой угрозой “Американской мечте” является мысль о том, что мечтатели должны подвергаться тесному контролю и проверке со стороны правительства». Причем, никто не усомнится в искренности фразы, принадлежащей человеку, который олицетворяет собой свободу предпринимательства.

Налоги — одна из наиболее чувствительных тем в предвыборной кампании каждого претендента на Белый дом. И здесь, по мнению американского консервативного обозревателя Раша Лимбо, между Трампом и Рейганом есть немало общего. Трамп, как в свое время Рейган, намерен уменьшить налоговое бремя среднего класса и повысить налоги на тех, кто получают очень высокие доходы (включая и самого себя).

И, наконец, духовные ценности. Трамп, подобно Рейгану, считает США «величайшим источником свободы, который когда-либо знал мир». Он особо подчеркивает, что в этом отличается от Обамы, для которого Америка «такая же страна, как и все остальные».

Внешняя политика «по-трамповски»


Критики нередко говорят, что самое слабое место Трампа — это внешняя политика. Мол, бизнесмен никогда ею не занимался и имеет о ней весьма смутное представление. Не поэтому ли он, в отличие, например, от Рубио, не высказал намерения начать новый «крестовый поход» против Кремля, как это сделал Рейган против СССР в 1980-е годы?

Трамп, как отметила газета «Вашингтон пост», «избегает вопросов о внешней политике, говоря, что не хочет обнародовать свои планы, поскольку это все равно, что открыть карты перед президентом Владимиром Путиным и другими мировыми лидерами. Избиратели видят, что стоит за этой уловкой. Если Рональд Рейган смог открыто рассказать о своих планах, то почему этого не может сделать Дональд Трамп? Все более очевидной становится следующая причина молчания Трампа о своих планах: у него их просто нет».

«Ничего подобного! — возражают сторонники Трампа, в частности Роджер Стоун, многолетний функционер Республиканской партии и до недавнего времени советник Трампа. «Трамп, — заявил Стоун в интервью американскому интернет-ресурсу Politico.com, — имел больше встреч с главами государств, чем кто-либо другой из кандидатов».

Другой советник Трампа подсчитал, что бизнесмен совершает 15-20 международных поездок в год, что дает ему возможность понять финансовую и политическую ситуацию в государствах, которые он посещает. Сам Трамп уверяет, что ведет бизнес со странами на всех пяти континентах, что позволяет ему глубоко проникнуть в механизм мировой политики и установить отношения с людьми, которые способны реально влиять на ситуацию.

«Для Трампа, — подчеркивает Politico.com, — внешняя политика — это просто использование искусства переговоров на международной арене. Он относится к внешней политике, как к бесконечным переговорам и с друзьями, и с врагами. Для него — это игра, в которой либо обжулишь ты, либо обжулят тебя».

Итак, никакого рейгановского «крестового похода» против России? Пока нет. Трамп поддержал действия России в Сирии и даже высказался в пользу Асада в том смысле, что «этого черта мы уже знаем, а вот те, кто придут ему на смену, могут оказаться еще большими чертями, чем он».

Но при этом, как отметил Politico.com, «для Трампа главный инструмент внешней политики — это экономика». Это значит, что Россия при Трампе может получить новый мощный «залп» экономическими санкциями, которые способны подорвать слабеющую российскую экономику не менее эффективно, чем новый виток гонки вооружений в 1980-е годы (помните «Звездные войны»?) подорвал экономику СССР.

Выбирают сердцем


Это относится ко всем избирателям мира, в том числе и американским. Они, как уже упоминалось, устали от профессиональных бюрократов. Хоть Рейган, как губернатор Калифорнии, и относился к их числу, народ США во многом воспринимал его прежде всего, как голливудского киногероя, способного с помощью кольта разобраться с «плохими парнями» (во многом по этой причине калифорнийцы двадцать лет спустя избрали своим губернатором «Терминатора» Шварценеггера). То же самое и Трамп — бизнесмен, владелец конкурса «Мисс Вселенная», но никак не «аппаратчик».

И Рейган и Трамп регулярно приходили с телеэкранов в дом каждого американца. Первый вел в течение 8 лет программу G.E. Theater, а второй в течение 14 — программу The Apprentice. «По этой причине, — отмечает американский интернет-ресурс Vice.com, — оба этих человека получили большое преимущество перед своими конкурентами, запечатлевшись в умах избирателей именно так, как им хотелось: Рейган — как располагающий к себе куратор историй, у которых всегда был счастливый конец, а Трамп — как сверхкомпетентный “боец” залов для совещаний, перед которым более слабые смертные могли только падать ниц».

Между Трампом и Рейганом, одним из самых популярных президентов в истории США, есть еще общие черты, которые могут подсознательно расположить сердца избирателей в пользу бизнесмена. Они стали кандидатами в одном и том же возрасте — 69 лет. Оба ярые сторонники права американцев на самозащиту с помощью оружия.

И того и у другого красавицы жены, являющиеся, к тому же «иконами стиля»: у Рейгана актриса Нэнси, а у Трампа — бывшая фотомодель Мелания. И кстати, Рейган (единственный из всех президентов США) и Трамп были до президентства разведены: первый, правда, один раз, а второй — дважды. Кроме того, Трамп и Рейган похожи по немного резкому, «ковбойскому» стилю общения, предполагающему, порой чувствительные уколы в адрес своих оппонентов.

Разумеется, сходство между Рейганом и Трампом отнюдь не является гарантией победы последнего на выборах 2016 года. Один из колумнистов «Вашингтон пост» публично поклялся съесть страницу газеты со своей статьей, в которой предрекает Трампу поражение уже на выборах официального претендента на Белый дом от Республиканской партии, если он все-таки будет избран в этом качестве.

Однако, напоминает Vice.com, «как теперь на Трампа, на Рейгана, 800-фунтовую “гориллу” республиканской политики (Рейган снялся в 1951 году в комедии “Время спать для Бонзо”, где его партнером была шимпанзе), в свое время смотрели, как на ходячий анекдот. И мы все знаем, ЧЕМ закончилась эта история.