Во вторник Microsoft представила публике новые устройства, работающие под ее новой операционной системой Windows 10. Презентация не оставила сомнения в том, что глава компании Сатья Наделла (Satya Nadella) — настоящий визионер. Он перевел Microsoft на новый — возможно, даже опережающий свое время — технологический путь, наглядно доказав, что на взрослеющем рынке мобильных устройств по-прежнему возможны прорывные новаторские решения. Проблема в том, что эта компания абсолютно не умеет убедительно демонстрировать свои достижения, и конкуренты вполне могут оперативно скопировать инновации и снять все сливки.

Когда Microsoft представил в прошлом году предварительную информацию о Windows 10, я отметил, что эта система смутно обещает эффект, до сих пор недоступный лидерам мобильного мира — Google и Apple: единую платформу для всех устройств с одними и теми же приложениями на стационарном компьютере, ноутбуке, планшете и смартфоне. В то время было непонятно, как эта мечта воплотится в жизнь с учетом различий между разными типами оборудования. Теперь Microsoft предъявляет полную линейку устройств под единой платформой, и если компания не обманывает публику, она справилась со стоявшей перед ней задачей неожиданно хорошо.

Сейчас Microsoft разрешает разработчикам создавать приложения для своей универсальной платформы Windows, оставляя на волю программистов выбор «семьи устройств», для которой предназначен их продукт. Например, приложение может быть предназначено для стационарного компьютера и планшета или для всей техники — от игровой приставки до мобильного телефона. Это звучит любопытно, однако пока под Windows 10 работает слишком мало устройств, чтобы всерьез заинтересовать разработчиков.

К концу августа Windows 10 стояла на 75 миллионах машин — в основном на стационарных компьютерах и ноутбуках. В прошлом году количество проданных устройств, работающих под Android, впервые перевалило за отметку в 1 миллиард, а Apple продала 193 миллиона устройств под iOS. Эти системы установлены на таком количестве оборудования, что разработчикам становится выгодно заниматься нишевыми продуктами для них. Напротив, создание приложений под универсальную Windows — это рискованная ставка, которую могут позволить себе только крупные игроки. Во вторник Microsoft поблагодарила некоторых из своих «партнеров по приложениям, назвав в их числе Facebook, Netflix, Twitter и Shazam. Однако само по себе их участие не сможет превратить Windows в популярную мобильную платформу: для этого ей нужно будет развить магазин приложений до уровня магазинов Google и Apple, в каждом из которых больше миллиона продуктов.

Вице-президент Microsoft Панос Панай на презентации устройств на базе операционной системы Windows 10


Чтобы продемонстрировать разработчикам и производителям оборудования потенциал новой универсальной платформы, Microsoft необходимо выпускать собственные устройства. Во вторник она представила сразу несколько: новую версию Surface Pro — гибрида планшета с ноутбуком, недавно скопированного Apple (iPad Pro) и Google (Pixel C), — два новых телефона (Lumia 950 и 950 XL), ноутбук со съемным экраном под названием Surface Book, док-станцию, позволяющую состыковывать телефон с монитором и клавиатурой, очки дополненной реальности Hololens и фитнес-браслет.

Пытается ли Microsoft быть Apple? И да, и нет. Как доказал умеренно успешный опыт Surface Pro 3, Microsoft явно не настроена на наращивание производства до десятков миллионов устройств. Такая политика испортила бы ее отношения с производителями техники, позволяющие ей господствовать на корпоративном рынке. В задачи компании не входит конкурировать с фирмами, производящими оборудование, — она просто хочет показать им, как лучше всего использовать ее программное обеспечение.

Новая линейка продуктов наглядно демонстрирует философию Наделлы, о которой он рассказывал в своем июльском интервью:

«Если на то пошло, главной ошибкой, допущенной нами в прошлом, было считать, что персональный компьютер навсегда останется центральным устройством. Сейчас, разумеется, главное устройство — это шестидюймовый телефон. Я это признаю. Однако думать, что так будет всегда, значило бы повторить нашу прошлую ошибку, причем не имея прежней доли рынка. Это было бы полным безумием».

Временами Наделла явно затруднялся с формулировкой своего альтернативного подхода. «Это график целиком, а не какой-то один из его узлов, — объяснял он. — Речь идет обо всем семействе устройств».

Глава Microsoft — определенно не Стив Джобс (Steve Jobs) и не Тим Кук (Tim Cook). У него есть отличная идея, но он не может продать ее широкой публике. У Apple намного лучше получается объяснять пользователю, что он может начать действие на одном устройстве и продолжить на другом (при этом на компьютерах Apple — одна платформа, на телефонах и планшетах — другая, а на носимых гаджетах — третья). Одни и те же приложения, одни и те же коды, на всех устройствах — это намного больше, однако огромный шаг, сделанный Microsoft, не получает признания, потому что компания не может толком объяснить, что именно она сделала.

В этом и заключается проблема. Даже если разработчики, производители оборудования и руководители компаний, занимающихся информационными технологиями, понимают, что имеет в виду Наделла, они, судя по отсутствию шумихи, не верят в его образ будущего, в котором имеет значение только платформа, способная работать на всем, у чего есть процессор, — от холодильника до беспилотного автомобиля. Наделла как инженер считает, что главное построить такую платформу, а люди придут за ней сами. Но придут ли они?

Если судить по первым отзывам, воплощена идея в жизнь была, хоть и не идеально, но впечатляюще. Я практически уверен, что Наделла прав. Однако и Apple, и Google вполне способны создать такие же универсальные платформы, как Windows 10, — причем более удобные для пользователей и с лучшим маркетингом. Чтобы привлечь пользователей в новую комплексную компьютерную вселенную, Наделле явно необходимо улучшить интерфейс.