Две недели назад Народный банк Китая объявил о шестом за год снижении ключевой ставки. Каждое такое объявление вызывает легкий вздох облегчения у многих корпоративных и государственных заемщиков, сталкивающихся с явлением, которого в Китае не было почти двадцать лет: высокими реальными процентными ставками.

До 2012 года Пекин проводил курс на развитие, известный как финансовое подавление. Действуя через НБК, он давал указания банкам, у которых быстро росли частные вклады, давать кредиты под процент намного ниже темпов роста в стране, причем зачастую ниже темпов инфляции, а вкладчикам выплачивать еще меньше. Это было выгодно заемщикам, но наносило ущерб индивидуальным вкладчикам.

Но больше всего прочего это способствовало «китайскому чуду» — росту на базе инвестиций. Однако из-за искусственно заниженных ставок трудно судить о качестве инвестиций. После многолетнего здорового роста китайские банки начали в беспрецедентных объемах использовать капитал не по назначению. А поскольку низкие процентные ставки уменьшают доходы семей, это ведет к снижению потребления, создавая еще больший дисбаланс в китайской экономике.

Когда кредитная ставка находится в соответствии с номинальным ростом ВВП, вкладчики и заемщики в равной мере извлекают выгоду от роста. Но в Китае все было иначе. С начала нового столетия номинальные темпы роста почти всегда измерялись двузначными числами, а вот ключевая кредитная ставка на год колебалась в средних пределах от 7 до 8%. Это больно било по карману индивидуальных вкладчиков, которые обычно получали по своим вкладам как минимум на три процентных пункта меньше.

В 2012 году ситуация начала кардинально меняться. Номинальный рост тогда упал до 11,3% (в 2011-м он составлял 17,4%). Теперь он равен 6,2%. Этому сопутствовало быстрое уменьшение инфляции. Если в 2011 году она составляла почти 8%, то в 2012-м снизилась до неполных 3%. Сегодня она отрицательная.

Процентные ставки снижались далеко не так быстро. Это снижение началось в 2013 году, а к концу октября ключевые годовые ставки по кредитам и депозитам были понижены до 4,4 и 1,5%, соответственно. Даже если цены производителей в будущем году снизятся намного меньше шестипроцентного показателя прошедших 12 месяцев, то проценты по займам все равно останутся болезненно высокими, а заемщики будут и дальше издавать вздохи облегчения.

Если потребительские цены продолжат свой рост прошлогодними темпами в 1,6%, то в реальном выражении вкладчики выйдут, наконец, на безубыточный уровень. Это спустя несколько десятилетий, когда реальная стоимость их сбережений ежегодно понижалась на несколько процентных пунктов.

Вот почему НБК был прав, сопротивляясь снижению процентных ставок в соответствии с сокращением номинального роста ВВП и инфляции. Он прав и теперь, оказывая сопротивление дальнейшему уменьшению ставок. Из-за многолетнего занижения ставок доля китайских семей в ВВП страны резко сократилась, а китайские заемщики стали довольно беспечно относиться к рискам кредитования.

Несмотря на плач и стоны заемщиков, ключевая годовая ставка кредитования по-прежнему намного ниже показателя номинального роста ВВП, который составляет 6,2%. Государственные ставки заимствования - еще ниже. Даже если замедление роста продолжится до 2020 года со среднегодовым показателем более одного процентного пункта (а я полагаю, что так и будет), то ставки заимствования все равно будут низкими.

Несмотря на болезненные последствия в ближайшее время, в среднесрочной перспективе ситуация в Китае улучшится, если он продолжит свою нынешнюю политику процентных ставок. Пекин упорно реформирует систему управления государственными компаниями и предприятиями, однако их ужасные инвестиционные показатели вызваны в большей мере не некомпетентностью менеджмента, а вполне разумной реакцией на чрезвычайно низкие процентные ставки. Повышение ставок поможет в решении этой проблемы гораздо больше, чем любые реорганизации и изменения в структуре собственности.

Еще важнее другое. Чем дольше НБК будет откладывать понижение ставок по депозитам, тем быстрее будут расти доходы населения. Это будет стимулировать потребление, что очень важно для предотвращения сдерживания безработицы в условиях спада инвестиций.

Китай должен быстро сократить инвестиционный рост, если он намерен взять под контроль свой стремительно увеличивающийся долг. Поскольку высокие процентные ставки обеспечивают рост потребления, чем меньше НБК будет их понижать, тем меньше шансов на то, что долг увеличится до неконтролируемого уровня.

Администрация партийного лидера Си Цзиньпина унаследовала ужасно несбалансированную экономику с увеличивающимся долгом. Легких путей для сдерживания этого долгового роста у Пекина нет, и через три-четыре года он может достичь опасных размеров. НБК наверняка будет и дальше понижать процентные ставки. Но отложив такое понижение на максимально возможный срок, он сможет оказать содействие необходимой реструктуризации. Повышение ставок окажется болезненным, но ущерба при этом будет гораздо меньше, чем в случае выхода долга из-под контроля.

Майкл Петтис — профессор Пекинского университета, преподающий финансы, и старший научный сотрудник Фонда Карнеги.