Не подрывает ли Джордж Сорос европейский государственный суверенитет? Несколько недель тому назад премьер-министр Венгрии Виктор Орбан обвинил финансиста и миллиардера в том, что он потворствует притоку на европейский континент беженцев с Ближнего Востока и из других регионов. Он выразил чувства и настроения многих европейцев, касающихся наших представлений о месте Европы в мире и о перспективах государственного суверенитета.

Как человек, родившийся и выросший в центральной части Польши (историк Норман Дэвис (Norman Davis) назвал ее сердцем Европы) в городе Лодзь, я хорошо понимаю, почему Орбан занимает столь жесткую и упрямую позицию по вопросу нынешнего миграционного кризиса в Европе. Польша — страна, в которой долгое время властвовали чужаки.

После второго раздела Польши в 1793 году мой родной город вошел в состав Прусского королевства и стал частью провинции Южная Пруссия. На немецком он назывался Лодш. Затем в 1806 году город вошел в состав Великого герцогства Варшавского, а после Венского конгресса стал частью Царства Польского (государство-сателлит Российской империи).

После подписания Венского договора большое количество иммигрантов со всей Европы (в основном из южной Германии, Силезии и Богемии, а также из Португалии, Англии, Франции и Ирландии) хлынуло на эту обетованную землю. Благодаря такой политике Лодзь превратилась в главный центр текстильной промышленности Российской империи, простиравшейся от Центральной Европы до Аляски. Иногда этот город даже называли «польским Манчестером».

Тем не менее, свой вклад в богатую и разнообразную культуру края вносили его польские, еврейские, немецкие и русские жители, и это обеспечило быстрое развитие Лодзи, удачно расположенной на пересечении европейских дорог. Сегодня эти люди встревожены и хотят сохранить свою самобытность и благополучие.

Согласно данным доклада Международной миграционной организации, в этом году на европейский континент прибыло 760 979 человек. Далее, как сообщает Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR), за прошлый месяц по морю в Европу прибыли 218 394 мигранта и беженца (в октябре прошлого года их было около 23 тысяч). Общее количество прибывших в 2014 году составило около 219 тысяч человек.

Важно смотреть не только на экономические, политические и гуманитарные аспекты этого кризиса, но и учитывать душевное состояние европейцев, чтобы понять происходящее на европейском континенте и в умах его людей.

«Все то, что происходит на наших глазах, создает взрывоопасные последствия для всей Европы, — написал недавно Орбан на страницах Frankfurter Allgemeine Zeitung. — Европейский ответ — это безумие. Мы должны признать, что ответственность за эту ситуацию несет Евросоюз со своей ошибочной иммиграционной политикой».

По словам Орбана, те европейские политики, которые «обещают иммигрантам лучшую жизнь» и призывают их «все оставить позади и рискнуть собственной жизнью», проявляют безответственность. «Если Европа не вернется к здравому смыслу, она проиграет битву за свою судьбу».

Активисты типа Сороса, чьи организации несут часть вины за призывы к мигрантам приезжать в Европу, и склоняют европейцев к тому, чтобы объявить границы и суверенитет пережитком прошлого, пытаются лишить нас изначального права на суверенитет и клеймят людей позором за то, что они сохраняют свою устаревшую христианскую идентичность.

«В своем плане Орбан относится к защите государственных границ как к цели, а беженцев считает препятствием. Мы в своем плане относимся к беженцам как к цели, а государственные границы считаем препятствием», — написал миллиардер-инвестор в письме в Bloomberg News.

Поэтому неудивительно, что европейцы воспринимают такого рода риторику как нападки на «традиционный европейский жизненный уклад» (это слова Орбана). Иммиграция всегда была вопросом культуры, и на кону здесь стоит идентичность.

Кризис в Европе уже наносит ущерб, который будет трудно устранить, поскольку из-за потоков мигрантов страны начинают ссориться друг с другом. Пока неясно, приведет ли это к более серьезным сдвигам и возмущениям, но мы должны пристально следить за настроениями в обществе. Революции 1848 года не были большой неожиданностью для тех людей, которые сумели разглядеть происходящее в глубинах общества.

Известный французский мыслитель Алексис де Токвиль, например, писал в начале 1848 года: «Мы спим на вулкане... Дует ветер революции, на горизонте - буря». Похоже, что сегодня единственная возможность предотвратить взрыв европейского национализма состоит в том, чтобы выступить против ветра перемен, подрывающего нашу Европу.

Адриэль Касонта — член редколлегии журнала Central European Journal of International and Security Studies, соредактор Konserwatyzm.pl.