Ей 22 года. Она прекрасна, но измучена жизнью. Бывает, что она смеется, забывая о пережитом всего на несколько секунд, и на ее изможденном лице вспыхивает искорка детства. «Сколько, по-вашему, мне лет?» - спрашивает она, сняв солнцезащитные очки. В ожидании ответа она выдавливает из себя слабую улыбку, и говорит вполголоса: «У меня такое чувство, будто мне 40».  

Она отводит взгляд и берется за край черной вуали, чтобы нервно прикрыть лицо. На ее темных глазах выступают слезы. «Муаммар Каддафи сломал мою жизнь». Она хочет рассказать обо всем. Она думает, что это может быть опасно, но соглашается говорить. Наша встреча в одной из гостиниц Триполи длится несколько часов. Она понимает, что находится в полном смятении, что ей не хватается слов для описания моря извращений и безумства, в которое ей недавно пришлось окунуться.

Еще по теме: украинская медсестра Каддафи не может поверить в его смерть


Но ей нужно выговориться. Воспоминания слишком тяжелы и висят в памяти неподъемным грузом. После этого «позора», говорит она, ей ночью снятся кошмары. «Я могу рассказывать сколько угодно. Никто и никогда не сможет понять, через что я прошла и что пережила. Никто не сможет себе это представить. Никто». Она покачивает головой с отчаявшимся видом. «Когда я увидела, как труп Каддафи выставили на обозрение толпы, на секунду я испытала удовольствие. Затем я почувствовала во рту соленый привкус». Она предпочла бы, чтобы он жил. Чтобы его арестовали и выдали международному суду. Все последние месяцы она думала только об этом. «Я хотела встретиться с ним лицом к лицу и спросить у него, глядя в глаза: Зачем? Зачем ты сделал это со мной? Зачем ты насиловал меня? Зачем избивал, оскорблял, накачивал наркотиками? Зачем силой заставил пить и курить? Зачем украл мою жизнь?» 

Ей было девять лет, когда ее семья, выходцы с востока страны, переехала Сирт, родной город полковника Каддафи. Ей было 15 лет, когда в 2004 году ее выбрали среди других девочек школы, чтобы преподнести букет пришедшему с визитом «вождю». «Это была большая честь. Я называла его «папа Муаммар», и у меня от волнения пошли мурашки по коже». Полковник положил руку ей на плечо и медленно погладил по волосам. Он сделал жест в сторону телохранителей, что означало: «Хочу вот эту». Но узнала она об этом лишь позднее.

На следующий день три женщины в форме из службы диктатора, Сальма, Мабрука и Фейза появились в принадлежавшей ее матери парикмахерской. «Муаммар хочет с тобой встретиться. Он желает преподнести тебе подарки». Девушка (назовем ее Сафия) последовала за ними по доброй воле. «Как я могла о чем то подозревать? Это был герой, принц Сирта».

Еще по теме: брутальная семейка Каддафи

Ее отвели в пустыню, где караван 62-летнего полковника остановился, чтобы поохотиться. Он сразу же принял ее. Ей запомнились его величавый вид и пронзительный взгляд. Он задал ей вопросы о семье, происхождении отца, матери, финансовом положении. Затем он холодно попросил ее остаться жить с ним. Девушка была сбита с толку. «У тебя будет все, что ты хочешь, дома, машины…» Она запаниковала, сказала, что хочет остаться с семьей, продолжить учебу. «Я возьму все на себя, - ответил он. - Ты будешь в безопасности. Поверь, твой отец поймет». И позвал Мабруку, чтобы та увела девушку.  

За следующие несколько часов растерянную Сафию облачили в «сексуальную» одежду и белье. Ее учили танцевать, раздеваться в такт музыке и «другим обязанностям». Глотая слезы, она просила вернуть ее к родителям. В ответ Мабрука только улыбалась. Возвращение к нормальной жизни было уже невозможным.


Первые три вечера Сафия в одиночку танцевала перед Каддафи. Он слушал кассеты музыканта, «которого позднее приказал убить». Он смотрел, но не притрагивался к ней. И просто говорил: «Ты будешь моей». Караван вернулся в Сирт. С Сафией среди багажа.

В первый же вечер после возвращения во дворец он ее изнасиловал. Она сопротивлялась. Он бил ее, вырывал ей волосы. Она попыталась сбежать. Мабрука и Сальма поймали ее и избили. «На следующий день он продолжил свое. Я стала его секс-рабыней. Он насиловал меня пять лет».

В скором времени она оказалась в его триполитанском логове Баб эль-Азизия, защищенном тремя поясами стен укрытии, где жили сам хозяин Ливии, его семья, соратники, элитные войска. Сначала Сафия жила в одной маленькой комнате с девушкой из Бенгази, которая тоже была похищена, но в один прекрасный день все же смогла сбежать. Рядом с ней в крохотных комнатах постоянно держали еще около двух десятков девушек, большинству из которых было по 18-19 лет. Многих из них подобрали все те же три печально известных женщины. Три вездесущих и жестоких надсмотрщицы заправляли этим подобием гарема, где переодетые под телохранителей девушки находились в личном распоряжении полковника. Большинство из них оставались там всего несколько месяцев, пока не надоедали хозяину, а потом бесследно исчезали. Общение между ними было сведено к минимуму, так как любые разговоры на личные темы находились под строгим запретом.

Еще по теме: Каддафи воюет с помощью
«Виагры»?
  

Сафия была самой юной среди всех них и большую часть времени проводила у себя в комнате перед телевизором. Ей не давали даже тетради и карандаши. Она часами сидела перед зеркалом, разговаривала сама с собой и плакала. В любой момент дня и ночи она должна была быть готова, на случай если понадобится полковнику. Его апартаменты находились этажом выше. Сначала он вызывал ее к себе постоянно. Потом постепенно начал отдавать предпочтение другим, которых выбирали среди амазонок: некоторые шли добровольно («преподносили себя Каддафи»), хотя большинство все же заставляли силой. Он продолжал вызывать ее к себе по меньшей мере два или три раза в неделю. И всегда вел себя грубо, даже садистски. У нее были синяки, укусы, кровотечения, повреждена грудь. Украинская медсестра Галя была ее «единственной подругой». Каждую неделю она брала у девушек анализ крови.  

Каддафи часто устраивал вечеринки с итальянскими, бельгийскими и африканскими моделями или звездами египетских фильмов, которые так нравились сыновьям полковника и другим его соратникам. Еда, танцы, музыка, «оргии». Каддафи демонстрировал щедрость. Сафия вспоминает целые чемоданы, набитые евро и долларами. «Он всегда раздавал их иностранцам, а не ливийцам». Сафия не хотела участвовать в этих развлечениях, потому что «слишком боялась, что он потребует от меня станцевать стриптиз». Главы двух африканских государств охотно пользовались услугами девушек-«телохранителей». «Для Муаммара мы были всего лишь секс-игрушками, которые он легко мог отдать другим, предварительно опробовав самолично». Кроме того, по ее словам, среди сексуальных партнеров полковника было немало мужчин.   

Его жена и остальные члены семьи, которые жили в других зданиях Баб эль-Азизии, были в курсе нравов диктатора. «Но его дочери не хотели видеть его в компании других женщин. Поэтому ему приходилось встречаться с ними по пятницам в другой резиденции неподалеку от аэропорта». Расположившись в установленном посреди комнаты джакузи, он требовал игр и массажа. Он заставлял Сафию курить, пить виски Black Label и принимать кокаин. Она ненавидела все это и боялась. На второй раз у нее случилась «передозировка», и она попала в больницу Баб эль-Азизии. Он без устали ее насилует. «Он постоянно находится под действием наркотиков и почти не спит».

Еще по теме: как я работала медсестрой Каддафи

В июне 2007 года он взял ее с собой в официальное двухнедельное турне по Африке. Мали, Гвинея, Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуар, Гана. Он вырядил ее в форму цвета хаки и представлял ее как телохранителя, которым она никак не могла быть, хотя Мабрука учила ее, как перезаряжать, разбирать, чистить и использовать автомат Калашникова. «Настоящие подготовленные телохранители ходили в синей форме. Форма хаки по большей части была всего лишь цирком!» Однажды вечером в Кот-д’Ивуаре она воспользовалась губной помадой, чтобы показать ему, что у нее есть свои правила и что он должен оставить ее в покое. Он потерял голову от гнева и избил ее. Она захотела сбежать. Мабрука заявила ей: «Как ни скрывайся, Муаммар найдет тебя и убьет». 

Родители Сафии быстро узнали о судьбе своей дочери. Матери однажды разрешили прийти во дворец повидаться с дочерью. Время от времени Сафию пускали к телефону, но разговоры всегда прослушивались. Ее предупредили, что если родители пожалуются, их убьют. Отцу было настолько стыдно, что он не хотел ничего слышать. Тем не менее, именно он организовал побег своей дочери. Потому что, устав от ее постоянной депрессии, Каддафи трижды отправлял ее ненадолго повидаться с семьей на дворцовом автомобиле. Во время четвертого визита в 2009 году ей удалось выбраться из дома, переодевшись в старуху, а затем при помощи знакомого работника аэропорта сесть на самолет до Франции.

Еще по теме: Каддафи перенес пластическую операцию

Во Франции она прожила около года, а затем вернулась в Ливию. Там она пряталась, спорила с матерью, которая хотела выдать ее за муж за старого овдовевшего двоюродного брата, потом бежала в Тунис и тайно вышла замуж в апреле 2011 года, рассчитывая отправиться с супругом на Мальту или в Италию. Война разделила их. Муж оказался серьезно ранен, и она ничего о нем не знала несколько месяцев.

Она курит и часто плачет. Чувствует себя полностью «уничтоженной». Она хотела бы выступить в суде, но прекрасно понимает, что это чревато таким позором, что все в ее стране будут обходить ее стороной. «Женщина всегда виновата». Кроме того, ее жизнь все еще в опасности, ведь у «Каддафи все еще есть сторонники». Она не знает, куда податься.