Некоторые разделы морских карт времен холодной войны, оказавшиеся в распоряжении агентства Canadian Press, заставляют предполагать, что российские моряки уже десятилетия назад обладали подробной и точной информацией о критически важных внутренних водных путях, таких как Северо-Западный морской проход.

Эти карты, которые могут стать первым документальным доказательством широко распространенного поверья о том, что советские атомные подводные лодки запросто в рабочем порядке патрулировали канадскую часть Арктики в годы холодной войны, по-прежнему используются на российских судах. В некоторых местах их даже предпочитают современным канадским картам.

«В некоторых случаях российские карты более детальны, чем канадские, и у штурманов они лежат на столе рядом с канадскими, чтобы в сомнительных местах проверять информацию сразу по двум источникам», - говорит Аарон Лоутон из One Ocean Expeditions, компании, занимающейся приключенческим туризмом, которая арендует российское судно «Академик Иоффе» для организации круизов в Арктику.

«Я плавал на «Иоффе» в канадской Арктике много сезонов, и в общем и целом обнаружил, что судно всегда сверялось с российскими картами», - отметил г-н Лоутон в электронном письме, отправленном с борта «Иоффе» у антарктического побережья.

Владельцем «Иоффе» является московский Институт океанологии РАН им. П.П.Ширшова. Владимир Терещенков, заведующий отделом научных экспедиций и флота, говорит, что российские карты были опубликованы Гидрографической службой России.

Разделы, с которыми удалось ознакомиться агентству Canadian Press – это фотографии карты, которая сейчас используется на «Иоффе». Составленные на основе информации, почерпнутой в период до 1970 года, они совершенно четко обозначены советскими опознавательными знаками – красной звездой, молотом и серпом.

Оба раздела посвящены крайне стратегически важным водным путям Арктики.

Одна из карт представляет собой часть Северо-Западного прохода в проливе Бэрроу, к юго-западу от залива Резолют Бэй. Все глубоководные суда, идущее через проход, включая подводные лодки, должны проходить через это место.

Другой раздел подробно описывает труднопроходимый участок в Проливе Нэрса, у мыса Изабелла, между островом Элсмир и Гренландией. Пролив Нэрса не только проходит рядом с американской военно-воздушной базой в поселке Туле в Гренландии, он еще и связывает между собой Северно-Ледовитый и Атлантический океаны и обходит воды к востоку от Гренландии, которые усиленно патрулировались НАТО во время холодной войны.

Оба раздела карт содержат гораздо больше информации об эхолотных промерах глубин, чем соответствующие современные канадские карты.

«Это было удивительно, особенно в этом районе, - говорит Алекс Макинтайр, очень опытный канадский ледовый лоцман, который консультировал прошлым летом капитана на борту «Иоффе». - Сразу пришла в голову мысль о том, как они смогли получить все эти данные».

Г-н Макинтайр видел карты однажды вечером прошлым летом на капитанском мостике «Иоффе», где вместе с ним был пассажир Майкл Байерс, канадский академик и эксперт по Арктике, который выступал в качестве приглашенного лектора на судне, которое осуществляло круиз по Северо-Западному проходу. Г-н Байерс также был поражен тем, насколько подробными были советские карты.

«Разница сразу была очевидна, - говорит он. - Плотность замеров глубин на советской карте была значительно больше, чем на канадской».

Г-н Байерс указывает на то, что пролив Нэрса по-прежнему покрыт толстым, крепким, многолетним льдом, и будет покрыт им еще как минимум пятьдесят лет. И он, и г-н Макинтайр уверены, что единственным способом, каким советские власти могли получить данные для этих карт, было получение их при помощи атомных подводных лодок, которые тайно патрулировали Арктику.

«Это подтверждает то, что многие из нас предполагали, - говорит г-н Байерс. - Советский флот был очень боеспособным и был готов принять на себя значительный риск. Отправлять подводные лодки к Канадскому архипелагу, который усиленно отслеживался НАТО, за тысячи миль от советской территории, туда, где никто из своих не смог бы в случае чего оказать помощь – это было очень опасным и рискованным мероприятием. Это было феноменальным достижением».

Г-н Байерс говорит, что карты стали первым открытым доказательством этой теории, которое он видел. Они заставляют предполагать, что возможности советского флота, демонстрировавшиеся в фильмах, были не совсем уж фантастикой.

«Я не могу не вспомнить о фильме «Охота за «Красным октябрем», где Шон Коннери играет капитана советской атомной подводной лодки, и полагается на точность советских карт, чтобы избежать попадания торпеды, которая была выпущена по его субмарине, - говорит г-н Байерс. - Эти карты показывают, что Советы действительно были настолько компетентны в этом вопросе».

Канадские правительственные источники признают, что советские карты, кажется, включали в себя и канадские данные, но у них нет объяснения той дополнительной информации, которую они содержат.

«Мы не уверены, что делать с разницей в данных глубинного зондирования», - заявил один из источников.

Так называемые «полевые оригиналы» карт – записи изначальных данных канадских гидрографов – носят более детальный характер, чем опубликованные готовые канадские карты. Эти полевые оригиналы доступны, но только по запросу.

Измерения с целью составления карт в проливе Нэрса проводились три раза в период с 1962 по 2003 годы, в проливе Бэрроу – шесть раз в период с 1960 по 1989 годы.

Г-н Байерс говорит, что наличие советских карт не представляет угрозы канадскому суверенитету в отношении этих водных путей.

«Советская деятельность была тайной, - говорит он. - Ни разу Советский Союз не бросал вызов канадскому суверенитету».

Карты, однако же, дают возможность для совершения покупки, предположил он.

«Думаю, это было бы благоразумным и рассудительным, как с точки зрения безопасности навигации, так и по причинам экономической эффективности, для канадских властей – приобрести полный набор советских карт, чтобы определить их потенциальную применимость. Также могло бы стать возможным приобретение советского эквивалента полевых оригиналов карт, и попытки сделать это определенно должны быть осуществлены».

Хотя Канада и улучшает свои знания о северных морях и океанах, этот процесс, в основном, сконцентрирован на регионе канадского Заполярья, в рамках подготовки к разрешению вопроса о претензиях на ряд районов на основании продолжения континентального шельфа (по Конвенции ООН по морскому праву). Морским коридорам в районе островов Арктического архипелага уделяется меньше внимания.

«При нынешнем уровне составления карт у Канадской гидрографической службы уйдет 300 лет на то, чтобы довести все наши карты Канадского архипелага до мировых стандартов», - говорит г-н Байерс.

Он указывает на то, что три судна уже сели на мель в Арктике прошлым летом.

«Эти  три случая привлекли внимание к неточности наших карт. И вот именно поэтому советские карты очень интересны».

«Это в первую очередь возможность для Канады получить очень ценные новые данные».