За почти шестидесятилетнюю карьеру скончавшийся в возрасте 74 лет Джонни Холлидей проявил себя практически во всех музыкальных жанрах и покорил сердца четырех поколений французов.


Джонни умер, народ в печали. Вместе с ним ушла и часть французской истории. Певец и шоумен поддерживал в каждом поклоннике иллюзию того, что в нем живет несокрушимый дух молодости, который не поддается годам, финансовым проблемам, болезням и разводам. Символ стремившейся к независимости молодежи 1960-х годов, который регулярно становился целью насмешек поборников хорошего вкуса и с не меньшей стабильностью набиравший популярность среди интеллигенции, Джонни Холлидей стал в конечном итоге национальным достоянием.


Джонни Холлидей любил поесть. Стейки, квашеная капуста, телячье рагу… В любое время дня и ночи, когда ему того хотелось. Не прочь он был и выпить. При этом он был завсегдатаем спортзалов, проявляя небывалое упорство. Он прекрасно боксировал и без конца стремился нащупать цель существования. Он постоянно раздвигал границы собственной личности, нес иллюзии величия и потерянного рая народной Франции, которая переняла у него своеобразную философию «наперекор всему».


Его полюбила молодежь 1960-х годов, а затем их родители, которые смирились с буйством йе-йе. Затем к ним подключились напевающие «Marie» дети и, наконец, внуки, которым нравилось горланить «La musique que j'aime» (Музыка, которая мне нравится). На концертах четыре поколения французов пели с ним «Gabrielle», скрестив над головой руки. Его врагом номер один была скука, которая могла лишить Джонни желания жить, когда он не был на сцене.


«Главный» на сцене


Музыканты, техники, менеджеры, продюсеры и артисты — все они в один голос твердили, что Джонни мог выглядеть как зомби за кулисами, но сразу же становился «главным» на сцене. Он мог спать два часа, находиться в состоянии физического и морального истощения, однако полностью преображался, попадая в свет софитов.


Джонни Холлидей ушел из жизни в ночь с 5 на 6 декабря в возрасте 74 лет. Он воплощал собой Францию, которая была увлечена Америкой ковбоев, рок-н-ролла, кадиллаков и мотоциклов. В чистейшей традиции мюзик-холлов Холлидей старательно обставлял свой выход. Он молча смотрел на толпу, расставив ноги и с микрофоном в руке, а затем рвал в клочья тишину выкриком «Что с моей физиономией?», вызывая тем самым волну эмпатии. Кроме того, его появление на сцене нередко украшалось произведениями французских классиков вроде Эдит Пиаф и Жюльбера Беко. Певец, чьи голос и музыка зародились в рок-н-ролле, оставил после себя образ завоевателя, который приобрел человечность благодаря романтике и провозглашению любви, а также страданиям и унижению.


Жан-Филипп Смет (Jean-Philippe Smet) родился 15 июня 1943 года, но не «на улице», как утверждается в одной из песен написанных его другом Кристианом Блондье (отец Аделин, жены Холлидея с 1990 по 1994 год) по прозвищу Long Chris, а в больнице Марии-Луизы в 9-м округе Парижа. Его мать Югетт Клерк (1920-2007) работала продавщицей в молочной магазине на улице Лепик, а позже стала моделью у Lanvin и Jacques Fath. Так она познакомилась с Леоном Сметом (1906-1989), известным бельгийским актером, артистом кабаре, донжуаном, непоседой и путешественником. Отношения не задались. Отец то появлялся в семье, то вновь пропадал, а, по легенде, даже как-то продал молоко, пеленки и кроватку сына ради бутылки.


Пока они еще окончательно не разошлись, Югетт Клерк заставила Леона Смета жениться на ней. 7 сентября 1944 года Жан-Филипп Клерк стал Жаном-Филиппом Сметом. Оставшись одна с сыном, Югетт Клерк поселилась у сестры Леона Элен Мар. Эта бывшая артистка и певица вышла замуж за брюссельского чиновника Якоба Адола Мара, сына немецкого протестантского миссионера и эфиопской принцессы. В оккупированной Франции он работал на немецком пропагандистском радио Radio Paris. После освобождения его арестовали и приговорили к пяти годам тюрьмы за коллаборационизм.


Первые выступления


Элен Мар переехала в Лондон, где ей удалось устроить в балетную труппу двух своих дочерей Десту и Менан. Отправился вместе с ней и горячо любимый племянник Жан-Филипп. Югетт осталась: ей было поручено следить за квартирой и сидящим за решеткой дядей. В конце 1946 года трехлетний Джонни сделал первые шаги как артист в кругу женщин и в среде нарушенных семейных ориентиров: ему до конца своих дней не давала покоя образ отца, его падение, его отсутствие.


Замену ему он нашел в лице американца Ли Лемуана Кетчама, артиста, певца и музыканта, который выступал под псевдонимом «Холлидей». Ли женился на Десте и создал с ней и Менан трио The Hallyday's. Труппа исполняла песни и танцевальные номера по всей Европе, а Элен и Жан-Филипп следовали за ней. Мальчик привык быть за кулисами, начал участвовать в небольших номерах и с подачи тети получил артистическое образование: танец, театр, классическая гитара. Ли рассказывал ему об Америке и необходимых для выступления навыках. Он был его художественным директором до середины 1970-х годов.


В 1957 году Жан-Филипп вернулся в Париж. Он мало говорил и не умел красиво жонглировать словами. Как бы то ни было, недостаток книжных знаний он компенсировал талантом наблюдателя и инстинктивным видением жизни, что стало одним из главных козырей в его карьере. Он обосновался в 9-м округе и завел друзей, в числе которых оказались Long Chris, Клод Муан и Жак Дютронк. Они гуляли, говорили о рок-н-ролле, кино, Америке: Элвисе Пресли с его первыми фильмами, Чаке Берри, Джерри Ли Льюисе, Литле Ричарде и Джине Винсенте.


Сертификат рокера


Для родителей рок-н-ролл означал черную куртку, хулиганское поведение и дикую музыку. Для молодежи он ассоциировался со свободой. Его главным (и единственным) центром стал Golf-Drouot на углу улицы Друо и бульвара Монмартр. Хозяином заведения был Анри Лепру. Там стоял музыкальный автомат с пластинками американских звезд и продавалась Coca-Cola. Там изображали Джеймса Дина, который погиб в своем Porsche в 1955 году, обсуждали просмотренного десять раз подряд «Дикаря» с Марлоном Брандо. Проводились там и конкурсы оркестров, которые, наверное, в конечном итоге создали условия для настоящего концерта.


Именно там, в Golf-Drouot, 15 июня 1959 года новоиспеченный Джонни Холлидей получил официальный «сертификат рокера» с пометкой «великолепно». Начинал он с неуверенного исполнения американского рока на английском и французском. У него была небольшая аудитория, и время от времени ему удавалось провести концерт. 30 декабря 1959 года он принял участие в первой для себя радиопередаче в Marcadet Palace. Среди аудитории оказались композиторы и авторы песен Жильбер Гене и Роже-Жан Сетти. Они увидели в парнишке потенциал, веру в себя и энергию. Красивый парень с приятный улыбкой: внушающий доверие рокер.

Французский рок-певец Джонни Холлидей

Они представили Джонни Жаку Волфсону, художественному директору Vogue. В тот момент Джонни был еще несовершеннолетним, и договор за него подписала Элен после консультаций с Ли и Дестой. 12 февраля 1960 года он провел первую сессию звукозаписи, а 14 марта вышла его первая пластинка. На обложке красуется Холлидей с гитарой в руках и самоуверенной улыбкой на губах. В альбом вошли четыре песни, в том числе "T'aimer follement" (адаптация Makin' Love) и "Laisse les filles", музыку к которой написал сам Холлидей (хотя по большей части он исполнял произведения разных авторов и композиторов, он все же сам написал музыку более чем ста композиций).

Первые концерты


На обороте альбома виднеется следующая надпись: «Американец французской культуры, он поет на английском так же хорошо, как на французском». 18 апреля 1960 года ставшая его «крестной матерью» Лин Рено встретила его на передаче «Школа звезд», которую вела с Эме Мортимер. «Папа — американец, мама — француженка». Джонни не стал ее поправлять. К середине 1961 года Холлидей записал для Vogue порядка четырех десятков песен: по большей части это были тексты Гене и Сетти, а также французские адаптации хитов американского рока. Жорж Леру стал, как тогда говорили, его импресарио. Первые концерты проходили в маленьких залах.


Выход пластинки «Souvenirs, souvenirs» в июне 1960 года изменил ситуацию. Альбом прекрасно продавался, и в Vogue захотели продлить контракт еще на пять лет. Холлидей объездил все концертные залы Лазурного берега. В сентябре в Париже он попал на афиши Alhambra (преддверие престижной Olympia), очутившись рядом с Раймоном Девосом. Пресса смеялась над ним, руководство Alhambra не знало, что ему делать, но Девос решил его поддержать. Он выступал там три недели.


Во время первого Международного фестиваля рок-н-ролла, который прошел в Парижском Дворце спорта 24 февраля 1961 года, ему рукоплескали 5 000 зрителей. Холлидей не должен был продержаться больше сезона, однако стал превращаться в настоящую звезду. Студия Barclay и французское представительство голландской Philips стали приглядываться к нему. В итоге договоренность была достигнута с Philips, а новым импресарио до 1966 года стал Джонни Старк. Началась «Джоннимания». Певец был на афишах Olympia с 20 сентября по 9 октября, а Philips выпустила на рынок две пластинки, одну с «Douce violence», а вторую — с «Viens danser le twist».


Золотой век


Следующие 15 лет можно назвать золотым веком. В этот период он стал мастером всех музыкальных стилей, какие опробовал. Он прекрасно чувствовал музыкальную моду США и Англии и зачастую становился ее глашатаем во Франции. В плане вокала он перешел на вибрато с тенденцией к усилению в наиболее энергичных песнях. Это стало его брендом, в некоторых случаях даже с определенным перегибом, как в «Ma gueule» или «Allumer le feu».


После начала сотрудничества с Philips Джонни с головой погрузился в новую американскую манию, твист: это направление казалось куда более приемлемым родителям, которые давали подросткам деньги на пластинки. Он стал старшим братом, кузеном, приятелем, что символизирует вышедший 1 декабря 1961 года мини-альбом «Salut les copains». Ритм твиста, легкая критика родителей, которые не дают Джонни увидеться с их дочерью в «Si tu me téléphones», эстрадный романс «Retiens la nuit», написанный Шарлем Азнавуром и Жоржем Гаварантцем «Douce violence».


В феврале 1962 года Холлидей осуществил свою американскую мечту, отправившись в Bradley Studios в Нашвилле (Теннесси). Его музыкальная компания предоставила ему лучших студийных музыкантов (в том числе из хора Пресли) для альбома «Sings America's Rockin'Hits» (апрель 1962 года), в котором он исполнил на английском хиты американского рока. Публика же хотела, чтобы он пел по-французски. Он был кумиром молодежи, о чем свидетельствовало название альбома «L'Idole des jeunes» (октябрь 1962 года), ставшего адаптацией успешного «Teenage Idol» Рикки Нельсона. Точно так же называлась и медаль, которую вручил ему журнал Salut les copains, чей первый номер вышел в июне 1962 года.


Его выступления сопровождались воплями девушек, тогда как парни копировали жесты певца. Он давал один концерт за другим без перерыва на отдых. 22 июня 1963 года в парижском Дворце нации ему рукоплескали 150 000 поклонников, в том числе Сильви Вартан, Ричард Энтони и Les Chats sauvages. Все мечтали работать на человека, который стал социальным феноменом, лидером поколения йе-йе (этим понятием мы обязаны социологу и политологу Эдгару Морену, который описал его в статьях в газете Le Monde 6 и 8 июля, тогда как лицом его женского течения стала Сильви Вартан). Так, Жорж Абер и Ральф Берне, эксперты по адаптации широкого американского и английского репертуара, привели Холлидея в англосаксонский поп, соул и кантри. 


Кино


В октябре 1963 года исполнилась его мечта попасть в кино: «Откуда ты, Джонни?» Ноэля Говарда представляет собой кинопредлог для песен. Его персонаж Джонни Ривьер играет в пинбол, носит клетчатую фланелевую рубашку и джинсы. Они поют вместе с друзьями, как и Сильви Вартан, которая исполняет роль Жижи. Парочка обменивалась влюбленными взглядами.


В мае 1964 года Джонни призвали на службу в 43-й бронетанковый полк морской пехоты, который размещался в немецком Оффенбурге. Он был примерным солдатом, как в свое время и Пресли, чьи тяготы и тренировки фотографировала пресса. На увольнительных же его ждала идиллия с Сильви Вартан. Во время одной из них он записал «Le Pénitencier», адаптацию блюза The House of the Rising Sun, которому британская группа The Animals придала второе дыхание с помощью электрогитары и блюза. Оригинал рассказывает историю юной проститутки в борделе Нового Орлеана. Холлидей же говорит об оказавшемся за решеткой малолетнем преступнике. Такая мрачная тематика резко контрастирует с первыми годами певца.


Написал ее Юг Офрэ совместно с Влин Багги. «Мне хотелось дать ему возможность влиться в нового персонажа, — рассказывает он. — В мальчишку-бунтаря, напоминающего Джеймса Дина и Марлона Брандо. Джонни начал с рок-н-ролла, опробовал себя в твисте и йе-йе. Я же видел в нем драматического, сложного, отвергнутого обществом персонажа. Как-то ночью мне пришла в голову идея придумать оказавшегося за решеткой подростка-преступника». Как бы то ни было, на обложке вышедшего в октябре 1964 года альбома Холлидей предстал в военной форме.

 
Жизнь набирает обороты


Стилистическое разнообразие было закреплено пластинкой «Hallelujah» (июль 1965 года). По возвращении из армии 18 августа 1965 года жизнь вновь набрала обороты. На него стали работать Жиль Тибо и старший брат Сильви Эдди Вартан, а также британский гитарист Мик Джонси барабанщик Томми Браун, которые руководили до начала 1970-х годов одним из лучших оркестров Холлидея.


Джонни Холлидей и Сильви Вартан поженились в апреле 1965 года (развод был оформлен в 1980 году). Джонни и Сильви. Все выглядело просто идеально. Их имена рифмовались. Красавица Сильви обуздала бунтаря Джонни. Вся Франция умилялась, глядя на них. Особенно после рождения сына Давида в августе 1966 года. Но у Джонни была другая семья: его друзья и публика. Жены, подруги и дети отходили на второй план.


До середины 1970-х годов музыкальный стиль его альбомов отличался разнообразием. «Johnny chante Hallyday» (ноябрь 1965 года), к которому он сам писал музыку, близок к английскому попу. То же самое относится и к «La Génération perdue» (октябрь 1966 года), где все же просматриваются нотки соула. Этот стиль уже в полной мере проявил себя в «Johnny 67 (июль 1967 года). Затем он ударился в психоделизм и более ярко выраженный рок на рубеже 1960-х и 1970-х годов. Весной 1967 года в Olympia он еще выступал в духе соула, тогда как в ноябре того же года в Дворце спорта выступление было пронизано культурой хиппи. Сцена была засыпана тысячами лепестков роз, на шее у Холлидея висело ожерелье, и он добавил в репертуар соула «San Francisco», «Fleurs d'amour et d'amitié», «Psychedelic». В воздухе витал пахучий дым, а позади сцены стояла целая стена из фар. На смену представлению из мюзик-холла пришло «шоу». Сегодня подобное едва ли могло бы на кого-то произвести впечатление, но тогда это было чем-то совершенно невиданным.


Деньги


Символ подросткового бунта остался в стороне от событий мая 1968 года. Джонни Холлидей, его приятели, окружение и весь шоу-бизнес тех времен придерживались, скорее, правых взглядов. Не из-за каких-то убеждений, а потому что на фоне успеха и денег модернистское предложение делиться всем вызывало у них отторжение. Как бы то ни было, Холлидей не чах над своим «златом». Он раздавал деньги друзьям, покупал машины, дома, все, что ему взбредет в голову в тот или иной момент. Но когда нужно было заполнять налоговые декларации и расплачиваться по счетам, возникали проблемы. Ему пришлось потратить немало времени, чтобы навести порядок в бумагах и заткнуть дыры, которые возникли из-за отсутствия регулярной отчетности.


Значит, Джонни за правых? Он поддержал Валери Жискар д'Эстена во время президентской кампании в 1974 году, пел на митинге Жака Ширака в 1988 году, а в 2007 году выступил за Николя Саркози, который, кстати, в бытность мэром Нейи-сюр-Сен поженил в 1996 году Джонни Холлидея с 21-летней моделью Летицией Буду. В 2014 году он заявил, что был разочарован Саркози. В то же время он поддержал рабочих сталелитейных заводов Longwy в 1979 году, пел на Празднике L'Humanité в 1966, 1985 и 1991 годах, участвовал в 1985 году в акции «Певцы без границ», чтобы собрать деньги на борьбу с голодом в Эфиопии.

© AP Photo, Francois Mori
Французский рок-певец Джонни Холлидей с женой Летицией. 17 мая 2009

1969 год ознаменовал собой огромный успех «Que je t'aime» Жиля Тибо и Жана Ренара. Он вновь появился в кино, став ковбоем-мстителем в итальянском вестерне «Специалист» (1969) Серджо Корбуччи и немым бандитом в «Точке падения» (1970) Робера Оссейна. Журналист Филипп Лабро, писатель, режиссер и глава радио RTL (рабочая лошадка успеха Джонни), написал песни для альбома «Vie» (ноябрь 1970 года), в котором также участвовал Жак Ланзманн. В следующем альбоме «Flagrant délit» Лабро выступил автором всех песен и адаптаций американских произведений.


Летом 1972 года, после невероятно успешных концертов во Дворце спорта в 1971 году с Мишелем Польнареффом за фортепиано, Холлидей решил устроить Johnny Circus, турне под куполом шапито с танцорами и цирковыми номерами. Только вот оно оказалось финансовой ямой. В тот момент началось его сотрудничество с автором песен Мишелем Маллори. Результатом их трудов стали альбомы «Country, folk, rock» (июнь 1972 года), «Insolitudes» (апрель 1973 года). В 1976 году вышел альбом «Derrière l'amour» с песней «Gabrielle», которая стала одним из его главных хитов. Впоследствии без ее исполнения не обходился практически ни один концерт певца. В ноябре 1976 года увидел свет другой безумный проект, двойной альбом «Hamlet», «рок-опера» по мотивам произведения Шекспира. Холлидея ждал провал. Публика не проявила особого интереса ни к словам Жилля Тибо, ни к музыке Пьера Гросколя, который заигрывал с прогрессивным роком.


Туманный период


Дальше идет туманный период. Публика осталась верной ему, покупала его альбомы, ходила на концерты. С 18 октября по 25 ноября 1979 года он выступал каждый вечер, отмечая тем самым двадцатилетие своей карьеры. Он провел два месяца во Дворце спорта в 1982 году и три в Zénith с конца 1984 по начало 1985 года. Только вот ему не хватало огня. Нельзя сказать, что он сбился с пути, однако он словно сам поставил себя на паузу, хотя ему и удалось записать на свой счет несколько хитов.


Жан-Клод Камю, который ставил выступления Холлидея с 1976 года, который стал его продюсером лишь с 1984 года, признает, что его новые альбомы и концерты лишь через десять лет вновь стали заслуживающими внимания событиями.


Своим возрождением он обязан Алену Леви, главе французского представительства музыкального гиганта PolyGram, которому принадлежали многие студии, в том числе Philips. Он представил ему Мишеля Берже, который полностью написал альбом «Rock'n'Roll Attitude» (июнь 1985 года. С тех пор сотрудничество с Холлидеем стало чуть ли не обязательным делом для всех известных авторов-исполнителей: Патрик Брюэль, Стефан Эйше, Зази, Жеральд де Пальма, Рафаэль, Франсис Кабрель… На смену Берже пришел Жан-Жак Гольдман.


Выход «Rock'n'Roll Attitude» последовал за съемками «Детектива» Жана-Люка Годара. В тот момент Джонни жил с актрисой Натали Бай, которая в 1983 году родила ему дочь Лору. Он был представителем «народной» Франции, и сотрудничество с Мишелем Берже и Жаном-Жаком Гольдманом, музыкантами и авторами множества хитов, позволило ему вернуться на первый план.


Череда успехов


Из Дворца спорта он в 1987 году перебрался в спортивный комплекс Берси, а затем на стадионы с пиротехникой и громким звуком. С 18 по 20 июня 1993 года он отмечал пятидесятилетие в Парк де Пренс. Ежегодный выход альбомов остался в прошлом. На сцене его ждала сравнимая с золотым веком 1960-х годов череда успехов.


В 1997 году возглавивший PolyGram (в скором времени была поглощена Universal Music Group) Паскаль Нэгр позвонил Паскалю Обиспо, которого окрылил успех песни «Tombé pour elle» (конец 1994 года). Тот написал музыку к альбому «Ce que je sais» в сотрудничестве с Пьером Жаконелли. В то же время, раз статус национальной иконы подразумевает признание политическими кругами и интеллигенцией, писатель Даниэль Рондо представил в Le Monde 7 января 1998 года и в отдельной биографии потрет, который отражал его собственное видение певца: сопротивление, стойкость, умение выживать…


«Ce que je sais» ознаменовал собой образ Холлидея на ближайшие годы и основу новой медиа-стратегии: небольшая бородка, футболка, татуировки. Предложенные прессе фото были теми же, что на обложке диска. В том же стиле выдержан и 42-й альбом Джонни «Sang pour sang» (1999 год), который написал его сын Давид: плащ на стыке стилей Джеймса Дина и «Матрицы», темные очки.


Довершить дело нужно было эффектно. На Стад-де-Франс в сентябре 1998 года. Продюсер Жан-Клод Камю и директор Universal Music Паскаль Нэгр хотели, чтобы все было с размахом. Франция победила на Чемпионате мира по футболу, все были счастливы. Тем не менее 4 сентября, в день первого из трех намеченных концертов, полил дождь, электропроводку затопило. Предназначавшаяся для мото-шоу площадка стала напоминать каток. Кроме того, на пиротехнике и вертолетах тоже можно было поставить крест. Концерт отменили и перенесли на 11 сентября. Дальнейшие выступления стали настоящим триумфом. Толпа пела вместе с Джонни, который словно возродился из пепла.


Переезд в Гштад


10 июня 2000 года он отметил пятидесятилетие концертом у подножия Эйфелевой башни (500 000 зрителей), который транслировался в прямом эфире TF1. Довелось ему и вновь выйти на сцену зала Olympia. В 2004 году по совету тестя Андре Буду, владельца клубов в Майями и на юге Франции (вместе с ним он приобрел парижский ночной клуб Amnesia) Джонни Холлидей подал в суд на Universal Music, компанию, с которой работал с 1961 года. Он обвинил ее в превышении полномочий и потребовал передать ему мастер-копии записей. Процесс он проиграл. После более 40 лет сотрудничества с Philips и Mercury Холлидей подписал в 2006 году контракт с их конкурентами из Warner Music.


Незадолго до ухода из Universal Music Холлидей подал заявку на получение бельгийского гражданства (его отец Леон Смет был бельгийцем). После длительной процедуры он все же отказался от этих планов в октябре 2007 года. Поговаривали, что причиной тому были налоги, что он хотел стать гражданином Монако, как его сын Давид. Холлидей же отвечал, что стремится вернуться к корням. В декабре 2006 года он обосновался в швейцарском Гштаде, где состоятельным иностранцам предлагаются налоговые послабления, если они не ведут коммерческую деятельность в стране. У певца с семьей также имелись большие владения на острове Сен-Бертелеми. Джонни продал виллу в мексиканском стиле площадью в 5 000 м2 около Сен-Тропе. Семья по большей части жила в квартире в Лос-Анджелесе или доме в Марн-ла-Кокетт (департамент О-де-Сен).


В 2009 году Tour 66 было заявлен «последним турне». И действительно чуть не стало таковым. Оно началось 8 мая и было прервано в декабре: Холлидея госпитализировали после падения. В сентябре на Международном кинофестивале в Торонто он признал, что у него нашли рак. Тем не менее ему удалось излечиться. 26 ноября у него вырезали спинномозговую грыжу через день после концерта в Орлеане. Он отправился отдыхать в Лос-Анджелес, где его в экстренном порядке госпитализировали 7 декабря в связи послеоперационной инфекцией. Говорили, что он не выкарабкается. Но ему удалось.


Холлидей стремился оставить все это позади. Он сменил окружение, продюсера, ушел от наставника Жана-Клода Камю к Жильберу Кулье. Все еще не расплатившийся с долгами певец подписал контракт с авансом в 12 миллионов евро в перспективе нового турне, которое началось в мае 2012 года и завершилось в декабре с новыми тревожными сигналами о здоровье звезды. В тот момент его менеджером стал пришедший из хип-хопа Себастьен Фарран. Холлидей также успел опробовать себя в театре, в «Рае на Земле» Теннесси Уильямса, который шел с 6 сентября по 19 ноября 2011 года в парижском Театре Эдуарда VII.


Признаком неослабевающей популярности Холлидея стал тот факт, что во время непродолжительного летнего турне в 2013 году прямую трансляцию его концерта в честь семидесятилетия в спортивном комплексе Берси посмотрели почти 6 миллионов телезрителей. На этом он мог бы остановиться. Но нет. С 5 по 10 ноября 2014 года они друзьями Эдди Митчеллом и Жаком Дютронком проводили во все том же Берси концерты под названием «Старые канальи». В то же время вышел и его новый альбом Rester vivant.

Французский рок-певец Джонни Холлидей выступает в Государственном Кремлевском дворце в Москве

«De l'amour», его 50-й студийный альбом был записан в Лос-Анджелесе (он жил там с 2013 года) и выпущен 13 ноября 2015 года. В день терактов у Стад-де-Франс и в 10 и 11 округах Парижа. Среди песен альбома, в которых упоминаются мигранты и застреленный полицейским в Фергюсоне (Миссури) юный Майкл Браун, «Un dimanche de janvier» возвращается к январским терактам в Charlie Hebdo и Hyper Cacher.


Но мог ли он перестать петь? Спокойно жить с женой Летицией и двумя приемными дочерями Джейд и Джой? Довольствоваться карьерой в кино, желание заняться которым неоднократно высказывал? Фильм «Месть» Джонни То позволил ему вернуться на ступеньки Дворца фестивалей в Канны в мае 2009 года. Затем он снимался с Клодом Лелушем в 2014 году и в «Вечно молодом» (2017) Гийома Кане. Однако поклонники не верили, что ему этого достаточно. Когда жизнь давит со всех сторон, музыка становится чудесным избавлением. Поэтому Джонни вернулся.


8 марта 2017 года, когда на июнь и июль уже было намечено турне «Старых каналий» с Митчеллом и Дютронком, Джонни Холлидей заявил, что уже несколько месяцев проходит курс лечения от рака легких. Как бы то ни было, по его словам, серьезной опасности не было. Поклонники встревожились. И вновь ухватились за его образ человека, который способен вынести все. А тот был вынужден держаться за маску игрока, который любит шик, выпивку и быструю езду. Турне «Старых каналий» началось в Лилле 10 июня. Только на этот раз орел Холлидей отправился в свой последний полет.