Териберка – Жители Териберки подумали, что им повезло, когда «Газпром» объявил эту арктическую российскую деревню первым береговым транзитным пунктом для газа, который должен будет пойти с его гигантского Штокмановского месторождения.

Население деревни, разделившей после распада Советского Союза судьбу многих арктических поселений, уменьшилось в пять раз с момента развала процветающей рыбной промышленности.

Теперь же ее надежды подвергаются опасности из-за падения мирового спроса на газ и конкуренции со стороны других источников. В прошлом году Соединенные Штаты опередили Россию и стали крупнейшим мировым производителем газа впервые с 2001 года.

«Я больше не верю в Штокман. Я слышал, как о нем говорили в 1980-х. Ничего не произошло тогда, а теперь это еще менее вероятно, - заявил агентству Reuters мэр-коммунист Валерий Яранцев. – Можно вбухать в это дело миллиарды, но работать оно не будет».

Штокманское месторождение, открытое в 1988 году, является одним из крупнейших нетронутых газовых месторождений в мире. Его доказанные запасы составляют 3,8 триллиона кубометров природного газа. Месторождение расположено в Баренцевом море, примерно в 550 километрах от Териберки.

Деревня также была выбрана для строительства завода по сжижению газа, который позволит превращать топливо со Штокмана в жидкость и отправлять его танкерами на американский рынок. В годы бума, предшествовавшие глобальному экономическому кризису, отвечая на растущий спрос на газ, «Газпром» пригласил французскую компанию Total и норвежскую фирму Statoil в консорциум, предполагавший инвестиции в 15 миллиардов долларов, с тем, чтобы начать добычу первого газа к 2013 году.

Но в марте «Газпром» заявил, что партнеры откладывают начало проекта на три года. Производство газопроводного газа начнется в 2016, а не в 2013 году. Производство сжиженного газа (СПГ) начнется в 2017, а не в 2014 году.

С тех пор, как был сформирован консорциум, европейский спрос на газ резко упал, а бум в производстве североамериканского сланцевого газа поставил под сомнение спрос на продукцию Штокмана и финансовую целесообразность этого технологически сложного проекта.

Неподходящий для жизни


Не считая небольшого представительства консорциума, в Териберке, расположенной на берегу живописного залива, где в свое время находился шумный порт и рыбозавод, не найти доказательств этих амбициозных планов.

На грунтовых улицах стоят пустые здания с заколоченными окнами. Десятки неиспользуемых рыболовецких суден ржавеют на берегу.

Яранцев говорит, что из 52 зданий деревни, в которых по-прежнему живут люди, 39 были официально объявлены неподходящими для жизни.

Бывший капитан рыболовецкого судна, он стал местным героем, когда в 2004 году ушел от норвежской береговой охраны, поймавшей его за ловлей рыбы в оспариваемых водах с помощью неположенного оборудования. В прошлом году, при поддержке КПРФ он был выбран мэром деревни.

Большинство жителей Териберка, численность которых составляет около 1500 человек, поддерживают своего мэра, официально объявившего в прошлом году чрезвычайное положение. Только у 300 жителей деревни есть работа, и в поселении нет горячей воды с середины 1990-х.

«Газ может и потечет, но нам от этого ничего хорошего не будет. Наша деревня медленно умрет, как она уже делает несколько лет, - говорит бывший рыбак, 59-летний Алексей, отказавшийся назвать свою фамилию. – Они просто хотят прикончить нас, чтобы мы не мешали их проектам».

Деревня находится примерно в 120 километрах к востоку от областной столицы, Мурманска. Последние 40 километров дороги до деревни – это изрытая ямами колея.

«Они обещали нам золотые горы, но я больше не верю в это», - говорит Людмила, продавщица небольшого продуктового магазина, в то время как четверо покупателей сидят поблизости, потягивая пиво и болтая. Она говорит, что работа достанется приезжим, а не жителям деревни.

Вражеский порт

Яранцев говорит, что деревне было бы лучше, если бы она продолжала заниматься рыболовством, как делала все 500 лет своего существования, но жалуется, что чрезмерное регулирование и коррупция делают рыболовецкую профессию неприбыльной для мелких рыбаков. Проблемы рыболовной промышленности, одной из самых криминализированных в российской экономике, ударили по маленьким прибрежным деревням, вроде Териберки, где люди не могут позволить себе купить квоты на рыбу или дать взятку чиновникам.

Рыбаки из Териберки должны вести свой улов в Мурманск и преодолевать там отнимающие время бюрократические препятствия прежде, чем они могут увезти рыбу домой. Иногда рыба гниет прежде, чем ее можно продать.

«В наши дни плывешь в Мурманск, как во вражеский порт», - говорит Яранцев. Премьер-министр Владимир Путин побывал в Мурманске 17 апреля, чтобы провести совещание по рыбной промышленности – в рамках серии отраслевых совещаний, проводимых им по всей стране. Он также пообещал, что работа над Штокманским месторождением начнется в следующем году.

«Лучше бы он сюда приехал. Я бы показал ему, что он сделал с этой страной, - говорит Яранцев. – Мы хотим, чтобы он посещал места, подобные этому, а не те потемкинские деревни, где он разрезает ленточки».

Запрещенные в России организации